загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



США – циничное сучье государство

Александр Проханов

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Здравствуйте, это программа "Особое мнение", меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Я приветствую в этой студии журналиста Александра Проханова, здравствуйте, Александр Андреевич!

А.ПРОХАНОВ – Добрый вечер!

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – У нас сегодня все темы перекликаются с тем, что мы обсуждали неделю назад. Все развивается, можем понять, несколько мы были правы или нет. Если помните, неделю назад как раз комментировали заявление Сергея Собянина о том, что он просит помочь своим конкурентам пройти муниципальный фильтр. Вот, сегодня, буквально час назад шесть кандидатов на пост мэра Москвы подали документы на регистрацию в Мосгорисбирком. Среди них есть Алексей Навальный, которого уже успели задержать, отпустить, извиниться. И вот, он сейчас ходит, агитирует. Но там правда тоже его сторонников задерживают, но, так или иначе, муниципальные кандидаты прислушались к Сергею Собянину. Насколько это кому на руку в первую очередь играет? Кому идет в плюсик?

А.ПРОХАНОВ – Это такая трудная ситуация. Я просто ломаю себе голову, не знаю, зачем это все здесь сделано. Я только вижу в этом… Ясно, конечно, Собянин – конкурент, которого не переиграть никому. Он победитель, заранее победитель. На него будут работать и репутация хозяйственника; и прежние лужковские связи, которые он не порвал, и весь аппарат "Единой России", к которой он принадлежит, в общем-то. Ему хотелось бы, чтобы он победил не в борьбе с пустотой, а с какими-то известными видными политиками, чтобы это была победа достойная и аппетитная. Меня здесь удивляет вот, что. Вы знаете, что я не поклонник Навального, более, чем не поклонник.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, я успела заметить за годы нашего общения.

А.ПРОХАНОВ – Да, я этого не скрывал, и даже перед вами не скрывал. Мне кажется, что в том, что с ним происходит, есть какой-то государственный садизм. С одной стороны, его уже подвели, по-моему, под статью и вот-вот его арестуют. Над ним сгустились тучи, и его возьмут под конвой и отправят в какую-нибудь колонию. А с другой стороны, власть милостиво позволяет ему участвовать в выборах, дарит ему голоса, хлопочет о его благоденствии выборном. Что это такое – я не понимаю? Что, сейчас он пройдет выборы, проиграет и потом, как проигравший сядет в тюрьму после этого процесса? В этом мне видится какая-то неблаговидность. У меня к этому отторжение. Хотя, я повторяю, для меня фигура Навального абсолютно несимпатична. Но, то, как с ним обходится власть - в данном случае я вижу какую-то садистскую наклонность кошки, которая играет с мышью, которую она поймала: то отпускает, то опять ловит и мучает ее.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, так может, у нас есть просто разная власть? Есть власть – условно – Следственного комитета, а есть власть в Москве, которая живет по своим каким-то внутренним порядкам.

А.ПРОХАНОВ – Ну, да – есть власть тьмы, есть светлый луч в темном царстве…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Есть Владимир Путин.

А.ПРОХАНОВ – Да, есть Владимир Путин. Есть католический папа в Риме. Власть она всегда является властью, которая нерасчленима сама в себе самой. И, конечно, Навальный враг не Собянина, и не Путина, и не "Единой России" – он враг власти как таковой. Он восстал против этой власти, он бросил ей перчатку. За ним стоят группировки. Конечно, в том числе, и группировки, связанные с нынешней этой властью. А по существу, и Навальный, и вся «Болотная площадь», разогнанная и побелевшая – она хотела срезать власть как таковую. Не поменять одного на другого. Она боролась с самой феноменологией российской власти. Эта власть ей непонятна, неприятна и отвратительна. И ее хотели срезать - как уже дважды - тотальным образом. Вот почему мне неприятен Навальный. И вот, почему он мне в этой ситуации симпатичен – потому что он жертва. Он уже обреченная жертва. И в борьбе кошки с мышкой – хотя, может быть, кошка твоя, домашняя – испытываешь жалость и симпатию к мыши. Хочется ее вырвать у кота и куда-нибудь кинуть в траву.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, так у вас целое СМИ в руках. Может быть, вы что-нибудь напишете – колонка редактора – что-нибудь в защиту Алексея Навального.

А.ПРОХАНОВ – Ну, вот я сейчас это и сделал. Это я сейчас сделал в этом эфире.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А как вы считаете, 18-го числа, когда будет приговор по делу «Кировлеса», он будет обвинительный? Посадят?

А.ПРОХАНОВ – Я думаю, что его не наградят Букеровской премией – точно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, Букера дают за другие вещи.

А.ПРОХАНОВ – Я все время думаю о выборах. Я бы не стал голосовать за Собянина. Я, вообще, не хожу на выборы, не голосую ни за кого, но я бы не стал голосовать за Собянина. И, знаете, почему? Потому что он ни слова не сказал о главной драме Москвы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А, какая драма?

А.ПРОХАНОВ – Он не объяснил, почему увеличивают вдвое почти за счет калужских территорий или московских территорий, приближая ее к Калуге. Он не объяснил для чего обезлюдевшей России, обезлюдевшему Дальнему Востоку, Сибири надо сгребать остатки населения и помещать их туда, в Москву? Зачем раздувать этот мегаполис до величины 100 миллионов жителей? Кого она обслуживает? В сегодняшней Москве не создаются великие открытия, не создаются великие учения, здесь нет великих религиозных деятелей, богословов. Это огромный город-паразит – он обслуживает сам себя. Он ест, чмокает, открывает рестораны, занимается распутством. Занимается коррупцией. Зачем все это увеличивать и мультиплицировать - я не понимаю? Собянин об этом не говорит, поэтому я его не буду поддерживать на выборах.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А Навального?

А.ПРОХАНОВ – А Навальный – подавно. Вот, вы мне говорите… - вообще, будущее Навального с его Болотной площадью – поддерживать на выборах. Я бы отпустил его как мышь, израненную когтями кота.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Но не голосовать за него.

А.ПРОХАНОВ – Ну, что ж я – разве я похож на голосовальщика, что ли?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Голосовать не будете? Нет, на голосовальщика вы совсем не похожи. Мы сейчас сделаем перерыв буквально на одну минуту, затем поговорим о ситуации в городе Пугачев.

РЕКЛАМА.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР –Продолжается программа "Особое мнение", в которой сегодня выступает Александр Проханов. Давайте поговорим про город Пугачев. Жители подготовили письменное обращение к губернатору. Они требуют принять меры для того, чтобы урегулировать эту конфликтную ситуацию, связанную с убийством десантника. Но, я думаю, вы следите за тем, что там происходит? Почему там так развиваются события, и, главное – в сторону межнационального конфликта?

А.ПРОХАНОВ – Вот, если на карте России поместить маленький индикатор, мигающие лампочки, которые бы отмечали места такого рода конфликтов, то практически вся территория засверкала бы этими жуткими огоньками, потому что эти национальные конфликты множатся, она расползаются по России, и это является данностью. Не только конфликты между русскими и кавказцами – это конфликты между русскими и китайцами, это конфликты внутри дагестанского общества, это конфликты между ингушами и осетинами, ингушами и чеченцами – все начинает мерцать этой зловещей электросваркой. То есть, это данность. Когда говорят: «О! – вина власти!», «О! – власть потворствует чеченцам!», или: «О! – власть бездействует!» - это так, но решение этих проблем не лежит в административной плоскости, и власть ничего не сможет сделать. Ну, пусть половина населения пойдет в ОМОН, то все равно в другой половине будут продолжаться и нарастать эти конфликты.

Я думаю, что эти конфликты, наверное, решаемы, но они решаемы системно, многоаспектно. Ну, например, конечно, власть.Конечно, честность и последовательность власти, силовой власти, сильной власти, очень жесткой власти, которая отстаивает закон как таковой. С другой стороны, конечно же, - терапия, терапевтический подход к этому; разговор о межнациональной этой вражде; понимание ее истоков и природы.

Например, ко мне позвонил сегодня один мой чеченский друг, замечательный писатель, чеченец, и он сказал, что сейчас Чечне проводятся «толстовские чтения», куда приглашаются русские писатели, чтобы они проводили уроки в чеченских школах – это очень важно. Вот я, например, в чеченской школе мог рассказать о «Хаджи-Мурате», как я понимаю этот великий роман толстовский. Может быть, я бы почитал им главы из моего романа «Идущие в ночи» о второй Чеченской войне, где русский писатель, находясь во главе, по существу, экспедиционного карательного корпуса… – чего стоит рассказ «Рубка леса» Толстого, - где он, будучи офицером российской армии, может быть, оккупационной армии, симпатизирует своим врагам. Он симпатизирует своим противникам. Он стреляет в него, но он симпатизирует, как это делал Лермонтов, например. Потрясающее его описание, эта поэма «Валери́к»: резня, как они стояли по колено в воде и резались с чеченцами, и река пылала кровью алой. И ни одного оскорбления в адрес этого врага не было, а внутреннее напряжение и восторг! Это терапия нужна. Конечно, мне кажется, важна философия современного российского государства. По-прежнему не сказали, какое это государство. До сих пор бытует мнение, что у нас национальное государство…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Почему? У нас в Конституции даже написано, что мы многонациональный народ России.

А.ПРОХАНОВ – Нет. Я говорю о политологическом представлении о стране. Мы разрушали «красную империю» для того, чтобы у нас была доминанта русского населения – так мне объясняли демократы и либералы. Империя была разрушена, потому что там двигались орды с востока: узбеки – я не знаю, - киргизы… Империя была разрушена, и было создано национальное ельцинское государство. Так вот, эта идея национального государства провалилась. Путин в своих предвыборных статьях сказал, что национальное государство в России не состоялось. Если это не национальное государство, то это империя. По-прежнему Россия – империя. Оскопленная, обрезанная, изуродованная, поддавленная – но это империя, в которой живут народы, связанные имперским синтезом. Об этом надо говорить. Есть имперская политика, есть имперская интеграция, есть сложнейшие имперские технологии, которыми владела царская и советская власть. Они должны быть запущены. Должны быть сказаны представления о новой империи, о сегодняшнем российском государстве, где каждый народ является имперскообразующим. Не только русский народ, но и любой самый малый народ является имперскообразующим народом. Это одна концепция.

Ну, и конечно, - я уже много об этом говорил – драма сегодняшней России в отсутствии развития. Мы не запустили развитие. Только развитие соединит всех в единую артель. Развитие сделает наши народы одним большим народом развития. То есть, революция развития должна произойти. И, наверное, кроме этого еще множество других факторов. Если ничего этого нет, то это драма будет разрастаться.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Вы говорите о терапии, что должно делать государство, к чему должно стремиться общество, но параллельно мы видим новости, например, из верховного суда, где он подтверждает запрет на ношение хиджабов в школах Ставропольского края. С другой стороны, принимается закон о защите чувств верующих – и эти вещи взаимоисключающие, и уж точно – конфликтообразующие.

А.ПРОХАНОВ – Возможно, я согласен с вами. Но это тоже от безвыходности. Это что значит? Защита чувств верующих. Это глумление над символами веры. Допустим, кто-нибудь из ставропольских казаков взял бы эти хиджабы, содрав их с этих барышень, с девушек, топтал, осквернял, не дай бог, мочился бы на них – это было бы кощунство. Потому что это, действительно, эта атрибутика, связанная с Кораном, с шариатскими представлениями. Слава богу, этого не происходит. Но, осквернение крестов, надругание над кладбищами, над священными могилами – это, конечно оскорбление чувств верующих. Правильно ли поступил суд Верховый? Мне кажется, что правильно, я не могу судить. Там ведь, взвешивалось все. Посмотрите, ставропольская земля – это место острейших столкновений коренных русских и тех, кто приходит из соседних республик – из Дагестана, из Чечни, с гор. Эти конфликты нарастают.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Это же тоже граждане Российской Федерации.

А.ПРОХАНОВ – Я понимаю, но это конфликт. Они граждане Российской Федерации – ради бога! Только они не должны резать, отрывать головы – все прощается… Граждане Российской Федерации – это не алиби, это не пропуск во все зоны. Все империи существовали в условиях жесткого регулирования, жесточайшего регулирования – и советская и царская. Была черта оседлости – когда ее сломали, получился взрыв. Там были сложнейшие имперские технологии. Да, я гражданин России, поэтому я должен, действительно, заселить все дома в центре. Я богатый человек и получаю транши… Я живу в Дагестане, я ворую транши у Федерального правительства, я богатый человек, или торгую на рынках московских и скупаю центр весь.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, я не думаю, что в Ставропольском крае живут люди прямо очень-очень богатые. Тем более, возвращаясь все же к Конституции…

А.ПРОХАНОВ – Это в Ставрополье. Вы говорите, что они тоже граждане России.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – У нас равные права у всех, в том числе, и на передвижение.

А.ПРОХАНОВ – Гражданин России – это не пропускной билет в ад. И то, что сделал Лужков – создал в Москве эту чудовищную диаспору. Причем, одним ударом. Ее вчера не было – и вдруг она возникла! Вся Москва она грохочет восточной музыкой и дымится шашлыками – это, конечно же, шок для коренных москвичей. Хотя это право на переселение, право на натурализацию. Повторяю, этот дикий рынок, который провозгласил в свое время Гайдар, который должен был все «устаканить» и все гармонизировать. Вышла чудовищная несправедливость, расслоение, и вся мерзость, связанная с ранним капитализмом. Поэтому правильно ли эти хиджабы запретили или нет – мне трудно сказать, но я думаю, что это было сделано на фоне нарастающих конфликтов в Ставропольском крае.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А, вообще, таких конфликтов по стране будет больше и больше?

А.ПРОХАНОВ – Больше и больше, если не будут предприняты – повторяю – те системные меры… Я не специалист по межнациональной политике – такие специалисты существуют. Нужна терапия… Чечня. Ведь, прошли на наших глазах две чеченские войны, страшные, чудовищные, когда с одной стороны, выдавливали – перед началом войны – русских из Чечни, когда об этом Путин сказал, что чуть ли не каждая женщина русская от 18 до 30 лет была изнасилована. И русские бежали из Чечни, а потом произошли две войны, когда установки залпового огня - «ураганы» и «грады» лупили по кишлакам и деревням, по площадям, выжигая это все. Это чудовищная травма! Какое количество убитых, какое количество памяти среди русских, среди чеченцев. Это же травма, которая передается из поколения в поколение. Ее не излечишь примитивной пропагандой. Как к ней подойти, через что, через какие формы? Это очень сложный вопрос.

С одной стороны, чеченцы проиграли в двух чеченских войнах. Причем, под жесточайшими ударами российской военной машины. Но, после этого поражения чеченский народ сегодня переживает пассионарный взрыв. Это не народ-деградант, который пережил танковое подавление - это народ, который увеличивает свое население, это цветущая молодежь… Кадыровская политика делает чеченцев все более активными, пассионарными, умными, образованными. Поэтому на фоне этой чеченской пассионарности такое русское духовное пассионарное отступление – это тоже огромная трагедия. Как поднять в русских пассионарный дух? Не для того, чтобы они в этих поножовщинах побеждали чеченцев, а для того, чтобы от русского человека веяло умом, силой, благородством, смелостью, отвагой. Чтобы эти качества вызывали в другом человеке, или в другом гражданине России, другой национальности уважение, почтение, любовь и симпатию. Это все мучительно. Власть сама по себе здесь ничего не сделает.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Александр Проханов в программе "Особое мнение". Давайте, наверное, про другие страны поговорим. Опять же, продолжим наш разговор в прошлой программе. Ситуация в Египте развивается. Прокуратору Египта выдала ордер на арест десяти руководителей «Братьев мусульман». Тем временем новый глава правительства начал формировать кабинет министров. «Братья мусульмане» входить в него отказались. Как раз прошлый раз мы с вами говорили, что и как себя вести «Братьям мусульманам. Вот, ситуация на данный момент такова.

А.ПРОХАНОВ – Не знаю. Я уже не помню, что я прошлый раз говорил. Я сейчас, чем больше смотрю, тем большим состраданием и болью наполняется мое далеко не сентиментальное сердце. Мне страшно жалко египетский народ, который, казалось бы, сбросил с себя иго Мубарака и перед ним открылся абсолютно новый вариант исторического поведения. И мои знакомые даже из числа «Братьев мусульман» говорили, что Египет переживает исламский ренессанс, что возникает новая фаза ислама, которая переведет египетский народ в новую цивилизацию, где будет сильна духовная, религиозная компонента, но при этом будет обеспечено развитие социальной сферы, развитие демократии, развитие технологии, развитие науки. То есть, выстраивается общество, в котором среди, абсолютно, авангардных направлений, связанных с современным развитием, присутствует лазурь небесная…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Давайте мы сейчас прервемся на «небесной лазури» буквально на три минуты, потом продолжим программу "Особое мнение", и я надеюсь, что Александр Проханов расскажет, что в итоге получилось с этой лазурью в Египте. Оставайтесь с нами.

НОВОСТИ.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Продолжается программа "Особое мнение", Александр Проханов сегодня главный герой этой программы. Вы говорили о том, что у Египта был уникальный шанс. Что с этим шансом стало, и как это может обернуться, чем?

А.ПРОХАНОВ – Это превратилось в свару, в бойню, в хаос, которому тянуться и тянуться. Этот кризис неразрешим, потому что Мурси избрало большинство, его избрали мусульмане и сочувствующие им. И им проиграло меньшинство. Это меньшинство добилось сейчас власти с помощью военных, с помощью переворота. Перевороты военные должны подкрепляться массовым насилием. Если этого массового насилия не будет, власть падет. Должны пройти аресты, казни, резня должна повториться. В Египте этих «Братьев мусульман» резали жесточайшим образом при всех президентах.

Я боюсь, что опять это новое поколение «Братьев мусульман… - их же интерпретируют, как чудовищных неандертальцев, людей неолита в грязных рубищах - это интеллектуалы, это блестящие люди. Это юристы, экономисты, художники, это философы, это политологи. Это новая волна египетской интеллигенции, которая выстрадала свое право на такое новое мышление, религиозно-социальное мышление. Все это пойдет под нож. И, мне кажется, что гражданская война здесь неизбежна, и рукоплескать этому будет только Запад, только американцы.Потому что этой самой гражданской войной, которая будет идти долго и с большим количеством крови, будет гаситься этот взрыв исламский, исламский импульс, исламская революция, которая как весна должна была прокатиться по миру и обновить чахлые, дохлые либеральные мировые структуры. Этого не произойдет. И опять люди в НАТО будут потирать свои руки, как они потирали во время бомбардировок Багдада, во время бомбардировок Триполи, бомбежек в районе Дамаска, а теперь и Каир.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Как вы считаете, правильно ли поступают «Братья мусульмане», отказываясь от участи в новом правительстве?

А.ПРОХАНОВ – У них не может быть другого подхода. Их президента, их кумира арестовали и совершили государственный переворот. Они не могут иначе себя вести. Они будут себя вести по-другому. В провинциях есть очень авторитетный лидеры «братьев». У них есть оружие, у них отряды есть. Начнется повстанческая война. Миром здесь не пахнет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, они же не смогли удержать свою власть. Люди же были недовольны ими…

А.ПРОХАНОВ – Танки - это такая штука, которая выкатывает у Дома Советов и бьет прямой наводкой по Хасбулатову, Руцкому и Макашову и после этого…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Вы так говорите, как будто бы просто из ничего вдруг военные египетские сказали: «А не прокатиться ли нам на танке?» Военные же далеко не сразу вмешались в ситуацию.

А.ПРОХАНОВ – Они не сумели удержать власть именно потому, что на них наехала военщина. Вы правы, что это неопытная, молодая политическая сила. Мурси компромиссный человек – они долго колебались, кого поставить во главе страны: либо сильного, мощного радикального «брата», либо человека, который бы мог договариваться с американцами, с другими слоями общества. Он был слаб, он был неопытен. Кризис, рухнул египетский рынок, «сдох» туризм, хлеба нет, поэтому ситуация безвыходная. Американцы, конечно, подбросили там муки – я это знаю, но это не решит всех проблем. Проблема вышла за пределы хлебных прилавков. Это религиозно-метафизическая проблема. Она будет решаться только через кровь.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Давайте поговорим про дело Магнитского – тут новостей много приходит. Во-первых, завтра, 11 июля будет оглашен заочный приговор Уильяму Браудеру и Сергею Магнитскому, который скончался, тем не менее, суд продолжается – будет завтра приговор. На фоне всего этого дела приходит разъяснение от британских властей по поводу, так называемого «списка Магнитского». Если вы слышали, говорили, 60 человек у британцев есть список – «невъездных». Британия пояснила, что это не единый список, а в индивидуальном порядке – так скажем. Но смысл от этого сильно не меняется. Какие у вас впечатления от этого дела, которое продолжается, несмотря на то, что Сергея Магнитского уже нет в живых?

А.ПРОХАНОВ – Это дело зачахло, потому что «список Магнитского», который сложился в американском Сенате, в американском Конгрессе, а потом, по существу, был утвержден Госдепом – этот список является тем, что зовется организационным оружием. Список является мощнейшим воздействием на российский истеблишмент, на российскую власть, на Российское государство, показывающий всему миру, что Россия по-прежнему есть исчадие ада. Здесь нет прав человека, здесь убивают святых людей, что вокруг этого убийства группируется вся элита юридическая, правоохранительная. Это был удар в самую сердцевину российской власти, это был блестящий удар. И ответом на этот удар послужил достаточно бездарный, беспомощный «закон Димы Яковлева», который, как бы, отнимал у американцев право усыновлять наших детей, наших сирот. Но, по существу этот закон не явился контроружием, он не явился ответным организационным ударом, он только усилил воздействие американского организационного оружия, потому что это вызывало огромное возмущение в российском обществе, это спровоцировало дополнительное негодование по поводу российской власти, ее жестокости и беспощадности. И, по существу, вместо того, чтобы выдернуть из себя этот дротик, который вонзился в загривок русский, мы сами еще глубже его продвинули к нашей печени.

Но, настоящим контрударом явился Сноуден, который – не знаю, кто он? Агент китайской разведки или тайный агент ФСБ, или розовый мечтатель, утопист, что маловероятно – он показал всему миру, что права человека, которых не в России по утверждению автора «списка Магнитского», эти права не соблюдаются в Америке. Америка – это циничное сучье государство, которое под правами человека мыслит бомбардировочные удары, а само ведет слежку за личной жизнью, нарушает эти права. Самое циничное и неправовое государство в мире – и Сноуден это показал. Я просто жалею, что наша власть не до конца использовала это оружие. Вот, я бы приватизировал Сноудена. Я бы раскручивал эту тему до предела. Тем не менее, что у нас есть "RussiaToday" – блестящая радиостанция, которую слушает вся Америка…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Телевидение…

А.ПРОХАНОВ – Телевидение, которое слушает вся Америка. Это телевидение популярнее, чем CNN американское.Вот, это тему крутить и крутить, раскалывать это общество, раскалывать этот циничный лживый истеблишмент американский. Вот, что я думаю по поводу «списка Магнитского». А сам по себе этот удар – он остыл уже, он не эффективен. Он был очень эффективен тогда, когда он был произведен. Сейчас же, повторяю, после Сноудена – это антидот. Мир нашел антидот, и американцы сейчас захлебываются в собственной неполноценности.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А, что касается суда, который продолжается в Москве - суда над человеком, которого нет в живых?

А.ПРОХАНОВ – Я думаю, что… Трудно сказать… Судят же там, большевиков, судят фашизм, судят Гитлера…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Каких большевиков сейчас судят?

А.ПРОХАНОВ – Ну, каких – «Мемориал» постоянно судит большевиков…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Нет, подождите! Я говорю вам про суд настоящий, где судья «именем Российской Федерации…»

А.ПРОХАНОВ – Неизвестно, какой суд является настоящим – там, где сидят в дурацких колпаках и мантиях судьи или тот, длящийся десятилетиями суд, поношение, диффамация лидеров государства, лидеров нации… Может быть, второй суд является гораздо более болезненным и, может быть, справедливым, чем это буффонический суд с колпаками…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А в России буффонический суд, как вы считаете?

А.ПРОХАНОВ – Вообще, все суды, кроме божьего – буффонические, поверьте мне.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да? Даже международный по правам человека? «Зуб даете» - вижу! Хорошо.

Следите ли вы за «Болотным делом», скажите или нет?

А.ПРОХАНОВ – За «Болотным делом» я слежу.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Сегодня Илью Пономарева один из свидетелей обвинил, практически, в том, что он причастен к организации беспорядков.

А.ПРОХАНОВ – Видите ли, пусть покажет, что нет. Или пусть суд, который будет его судить в дальнейшем…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Буффонический…

А.ПРОХАНОВ – Буффонический суд докажет, что он, действительно, причастен к беспорядкам, что те безумные деньги, которые он получал, сотрудничая со «Сколково», пошли на разработку научных методик, а не были направлены на спонсирование оппозиции.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А, что касается тех 12-ти человек, которых нам каждый раз показывают в этом стеклянном кубе, и которым все продлевают и продлевают аресты?

А.ПРОХАНОВ – Не знаю. Я думаю, что власть защищает себя, как может, всеми имеющимися средствами, потому что во время «болотных выступлений» власть качалась, власть была очень напугана. События на Каменном мосту – они, конечно, напоминали типичный для «оранжевой революции» сегмент этой революции с насилием, с пролитием крови. Слава богу, что никто там не умер – ни полицейские, ни демонстранты. Власть защищает себя, а власть всегда защищает себя грубо – и административно, и агитационно. Что касается этого стеклянного куба – ну, есть же… – иногда смотришь на прозрачную смолу канифоли или янтарь, и внутри там много-много застывших мушек - вот это мне напоминает кусок янтаря с застывшими мушками.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, только там живые люди внутри находятся с семьями с судьбами, лишенные свободы.

А.ПРОХАНОВ – Этот янтарь увековечил этих мушек, их бы никто бы больше никогда не увидел.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, вы думаете, что человек готов ради увековечения оказаться в стеклянном кубе в Мосгорсуде?

А.ПРОХАНОВ – Я думаю, что настоящий – готов, а ненастоящий будет цепляться за эту поганую жизнь.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Это был Александр Проханов в программе "Особое мнение".

А.ПРОХАНОВ – Уж извините…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Уж извините, да! Эфир для вас вела Татьяна Фельгенгауэр. Всем счастливо!

Эхо Москвы 10.07.2013


Количество показов: 2110
Рейтинг:  3.7
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.67)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх