загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Нами правит чудо

Александр Проханов

О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва. Наш гость сегодня – Александр Проханов. Здравствуйте, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Здравствуйте. Хочу поздравить всех с Новым годом, и моих сторонников, и моих супостатов, противников.

О.ЖУРАВЛЁВА: Супостаты и противники вас тоже поздравляют с Новым годом.

А.ПРОХАНОВ: Ну, я надеюсь, что в этом году, все-таки, они услышат глас, раздающийся с небес, который восклицает «Покайтесь, ехидны!» и они все покаются.

О.ЖУРАВЛЁВА: Один из ваших поклонников, я полагаю, интересуется вот чем. Дмитрий пишет: «Объясните, что же происходит с нашими моряками в Сенегале? Может, туда отправить эскадру и вызволить наших?»

А.ПРОХАНОВ: Вот это правильное предложение. Я думаю, что если бы наша пятая эскадра ходила бы в Средиземное море, а в Атлантике появлялись бы время от времени отряды наших кораблей, этого инцидента бы не произошло. По крайней мере, сейчас выручать наших моряков надо было послать не самолетным рейсом, а на крейсере «Адмирал Кузнецов». Он подъехал бы спокойно, тихим ходом, узлов так 30, подошел бы к этому причалу, встал бы...

О.ЖУРАВЛЁВА: Почистил орудия.

А.ПРОХАНОВ: Ну, даже... Навел бы просто орудия, навел бы орудия и моряки были бы освобождены мгновенно. Даже отступные бы дали, чтобы тот скорее удалился бы.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы – сторонник силовых методов, я так понимаю.

А.ПРОХАНОВ: Нет, я – сторонник мягкой силы.

О.ЖУРАВЛЁВА: А.

А.ПРОХАНОВ: Я предпочитаю насилию очаровывать. Очаровывать, околдовывать.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот, Таня считает, что система сходит с ума: «Если система иногда сходит с ума, почему ее маниакально воспроизводят?» Скажите, пожалуйста, где сейчас находится в этой нашей существующей российской системе, которая, как вы хотите, чтобы всех очаровывала, где сейчас находится полюс силы? Кто правит-то? Главный кто? Или какая группировка?

А.ПРОХАНОВ: Фатум или чудо. Русской историей сегодня правит чудо. Все мнимые силовые, мнимые административные институты в это время бездействуют. Это очень хорошо проявилось в первую неделю Нового года, когда дымились еще теракты в Волгограде, когда всё стенало, когда публика во всей России была растеряна, угнетена, система бездействовала. Молчало телевидение, потому что телевидение – это же четвертая власть. Она молчала. По всем программам шел мерзкий спам, по всем программам пела и танцевала <…>. Это было чудовищное неумение, такая вот профанация силы, профанация власти.

Сегодня в России всеми событиями правит чудо. И упование только на него.

О.ЖУРАВЛЁВА: Получается, что самым разумным, что было сделано после терактов в Волгограде, было обнесение Волгограда иконой, да?

А.ПРОХАНОВ: Обнесение Волгограда иконой и привоз в Москву вот этих даров волхвов. Это самое сильное.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть это единственные разумные поступки на общем фоне, вы считаете?

А.ПРОХАНОВ: Они были даже не разумные, они внеразумные. Это единственно правильно внеразумные поступки. Потому что когда хаос достигает таких степеней, таких объемов, разумное, рациональное воздействие на хаос приводит лишь к усилению его. На хаос нужно воздействовать именно, вот, внеразумно, через, как я говорю, очаровывание, заговаривание, упование, молитвенное, бережное к нему отношение. Тогда каким-то странным образом хаос усмиряется.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, вы чувствуете, что кто-то пытается этот хаос усмирять? Что есть силы, которые занимаются усмирением хаоса? Потому что я смотрю на, как бы, официальные какие-то выступления, там не знаю, кадры в информационных выпусках, и я не могу понять: эти люди тоже в растерянности или у них какая-то более сложная задача?

А.ПРОХАНОВ: В обществе нет интеграла, к сожалению, общество разынтегрировано. В обществе существует масса, огромное количество фрагментов. Все эти фрагменты (каждый из них) чувствуют свою самодостаточность. И каждый из этих фрагментов хочет усмирить хаос. Но как можно усмирить хаос, царящий в организме, через воздействие на этот организм малого фрагмента? Поэтому всё, что исходит из фрагментов этого расколотого, диссоциированного общества, увеличивает хаос.

Обществу сейчас бы замолчать, заморозить бы его, остановиться.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну так оно и замолчало, в общем-то. Вот, почти 10 дней тишины, никаких событий.

А.ПРОХАНОВ: Нет, это было громогласное молчание. Это было громогласное молчание. Оно было чудовищнее, чем если бы все депутаты съехались в этот момент и орали все, поносили, там не знаю, Америку, исламский мир, Путина или меня с вами. Вот это молчание и замена этого молчания этой чудовищной пляской, этой бутафорией, этой слизью, это было какое-то насилие над здравым смыслом, над реальностью.

Я когда смотрел это всё, я был дома, я не уезжал ни в какие поездки, я смотрел и понял, что я живу в какой-то иррациональной действительности, в иррациональном мире. И этот иррациональный мир – он, как бы, запущен, его запустили. Он является продуктом действия какой-то чудовищной, мерзкой машины, которая пропускает сквозь себя все ценности, все человеческие переживания, все ощущения добра, все законы здравого и даже не здравого смысла. Это трагическое... Вот, 2 недели трагические.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы для себя определили, кому могут быть выгодны теракты в Волгограде?

А.ПРОХАНОВ: Это не определишь. Ну, есть банальные объяснения. Я готов даже к ним прибегнуть. Эти теракты осуществлены для того, чтобы поссорить православных и мусульман России, и похоже, что это возможно, это удается. Их отношения находятся, в общем, в таком, взвешенном состоянии, ими можно манипулировать, их можно поссорить. Кстати, в Волгограде могли начаться и погромы антимусульманские, если бы ФСБ не вбросило эти изумительные активки, связанные с тем, что, якобы, эти взрывы устроили славяне. Это каким-то образом обескуражило националистов Волгограда. А там сильная националистическая община в Волгограде, очень сильная.

Потом, конечно, эти взрывы могут быть использованы для того, чтобы развернуть Россию и русское руководство, российское общественное мнение в пользу Израиля и Америки, которые сражаются с исламским миром.

О.ЖУРАВЛЁВА: Это интересная мысль. Давайте мы ее продолжим, какова вот эта вот попытка разворота, если она вообще возможна. Это особое мнение Александра Проханова. Никуда не уходите – мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», это особое мнение высказывает Александр Проханов, журналист, главный редактор газеты «Завтра». Меня зовут Ольга Журавлёва, мы продолжаем.

Александр Андреевич, вот эта вот идея насчет того, что кому-то выгодно развернуть Россию в сторону Америки...

А.ПРОХАНОВ: Но что вас удивляет? Что в этом удивляет?

О.ЖУРАВЛЁВА: Под эту мысль можно тогда подверстать какие-то и другие события помимо терактов.

А.ПРОХАНОВ: Ну, такие события совершаются. Правда, совершаются события обратного толка. Но в данном случае...

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот, в том-то и дело. Каких событий больше и кто побеждает?

А.ПРОХАНОВ: Но в данном случае эти события, связанные с терактами, они очевидно воздействуют на общественное сознание России. Не секрет, что общественное сознание России – оно наполнено антиамериканизмом.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, его и наполняют антиамериканизмом довольно успешно.

А.ПРОХАНОВ: Да. Оно наполнено антиамериканизмом. Не секрет, что общественное мнение России полно антисемитских настроений. В России очень силен антисемитизм. И очевидно, что исламский ренессанс, исламская революция, которая надвигается и на Израиль, и на Америку, это главные ее враги. Она (эта исламская революция) встречает со стороны русских достаточно большие симпатии. Так вот показать, что исламская революция – это зло, это беда, это кошмар, это русская кровь, и таким образом отторгнуть общественное сознание, а вместе с общественным сознанием и институты государственные от поддержки исламского мира, этой исламской волны и соединить в общий комплот и в общий союз эти 3 страны, подвергающиеся атакам исламского мира, - Штаты, Израиль и Россию – это задача очевидная.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но мне казалось, что и до последних терактов достаточно живы были антиисламские настроения, скажем так, на низовом уровне.

А.ПРОХАНОВ: Они усиливаются с каждым терактом, и с экспонированием этих терактов они усиливаются. Но я просто перечисляю возможные варианты. Это второй из вариантов, это второе направление, по которому эта взрывная волна прокатилась.

Третье направление, конечно, оно связано с такой вот, национальной метафизикой. Сталинград – это такая столица русских побед. И Хрущев, отняв у Сталинграда его имя и назвав его вот этим вот фригидным Волгоградом, он сделал очень многое для того, чтобы закупорить этот колодец, откуда бьет эта огненная плазма русских побед. И удар вот в этот колодец, удар в этот центр – он, конечно, носит такой, метафизический смысл, сакральный. И я понимаю тех людей, которые... Если это исламисты, например, это же всё мистики, это всё люди, понимающие мир не только как двухмерное бытие, а мир как целую симфонию явлений в нескольких иерархиях, в нескольких этажах этого мироздания. Это очень мощный удар вот в эти русские центры, подавление общественного сознания России, которое и так подавлено, которое и так деморализовано, но наблюдаются в последнее время симптомы его возрождения.

О.ЖУРАВЛЁВА: В чем вы их видите?

А.ПРОХАНОВ: Ну вот я на «Эхо Москвы», например.

О.ЖУРАВЛЁВА: Не первый год.

А.ПРОХАНОВ: Не первый год. Вот это симптом того, что всё, идет крещендо.

О.ЖУРАВЛЁВА: Жизнь налаживается.

А.ПРОХАНОВ: Идет крещендо. И четвертое, мне кажется, самое интересное и важное, это непосредственно удар против Путина. Это удар, ориентированный против президента.

Этот удар тоже многоаспектный. Во-первых, конечно, это удар психологический – он должен сломать его волю, травмировать психику, обескуражить его, ввергнуть его в состояние ступора, апатии, показать ему и ближайшему окружению и миру, и России, что он бессилен что-либо сделать. Этот удар, который направлен на паралич, на парализацию президента, а вместе с тем на паралич всей российской власти. И это тоже, повторяю, очень серьезный аспект, который достигается этими взрывами.

О.ЖУРАВЛЁВА: Кто может быть заинтересован в том, чтобы демонстрировать слабость Путина? Какая сила? Как вы ее себе представляете?

А.ПРОХАНОВ: Ну, во-первых, самое примитивное, что приходит на ум, стоит развернуть западные газеты и мы увидим в каждом номере французских, английских, американских, испанских газет диффамационные материалы против Путина. То есть западный либеральный мир, которому совсем недавно Путин бросил такой, страшный вызов, обвинив его в содомизме, обвинив его в том, что Запад – это Содом, западный мир ненавидит его. И готов ему мстить, и готов его поражать, и готов его сражать. Это самый такой, примитивный, лежащий на поверхности аспект.

Но я думаю, что внутри сегодняшней российской элиты идет очень мощная невидимая миру такая война.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы говорите, что может быть некая сила внутри России, которая борется за власть таким образом?

А.ПРОХАНОВ: Я как конспиролог говорю это. Это силы, которые хотят ослабить Путина, ослабить его волю, ослабить его самодостаточность. А это значит, получить возможность воздействовать на него, двигать его волю в нужном направлении.

Ну, в частности, например, составлен и опубликован шорт-список его преемников. Там Медведев, там Матвиенко, там представители крупных монополий. Но там нет многих других, которые хотели бы занять это место в шорт-списке и не в конце его.

Поэтому, вот, всё это вместе взятое говорит, что эти теракты были разновекторны, разнонаправленны. Как, впрочем, и любые теракты. Любой теракт такого масштаба – он предполагает сразу несколько векторов, по которым распространяется взрывная волна. Во всяком случае, она достигла меня – видите, меня трясет до сих пор.

О.ЖУРАВЛЁВА: Скажите, пожалуйста. Вот, интересуется наш слушатель: «То, что происходит с президентом, это и есть обещанный нам Путин 2.0?» Вы-то видите какие-то изменения? Вот, вы говорите о том, что хотят его враги, условно говоря, да? Показать, что он ослаб и так далее, ввести его в какое-то состояние. А в каком он состоянии, по-вашему, находится?

А.ПРОХАНОВ: Я не могу вам сказать, в каком он состоянии. Я только знаю одно – что Путин является замковым камнем государства российского.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ой, об этом наши слушатели вспомнили, да, что он является вот этим самым камнем.

А.ПРОХАНОВ: Он является замковым камнем государства российского. Если вдруг этот камень сейчас вываливается, например, вот, сейчас моментально, свод рушится. Здесь начинается бойня от Тихого океана до Балтики, до Черного моря. Потому что я вам сказал, что общество диссоциировано. В нем огромное количество кланов, больших и малых.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но, ведь, он может разрушиться сам по себе, вот, как вы говорите, да? Потерять интерес к этому всему.

А.ПРОХАНОВ: Он может разрушиться сам по себе. Поэтому, повторяю, как бы, скажем, ни относиться к Путину, у него есть лютые враги, у него есть обожатели, у него есть люди...

О.ЖУРАВЛЁВА: А вы лютый враг или обожатель?

А.ПРОХАНОВ: Я – человек, который не желает, чтобы этот замковый камень выпал. Я – человек, который между путинизмом и гайдаризмом, например, конечно, выбираю путинизм. Я – человек, который между скверным, дурным, неэффективным государством и страшным кровавым хаосом, я выбираю государство, потому что я знаю, что такое уничтожение государства. Я знаю, уничтожение государства в 1991 году стоило нам катастрофы, которая нас погубила – мы от нее не вылечились. И катастрофа февраля 1917 года, когда рухнуло государство, благодаря Шульгиным и Гучковым, эта катастрофа была чудовищной, она стоила миллионов жизней стране.

Поэтому я сейчас по-прежнему являюсь этатистом, являюсь государственным, я буду поддерживать вот это государство конкретное, связанное с Путиным государство, предпочитая его любым формам вот этой вот тотальной оппозиции. А оппозиция...

О.ЖУРАВЛЁВА: Что-то слабо вы верите в чудо.

А.ПРОХАНОВ: А в чудо верю. Потому что, повторяю, я делаю это, исходя из только моих представлений о религиозных смыслах, которыми живет Россия.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы наделяете фигуру Путина религиозными мистическими какими-то смыслами?

А.ПРОХАНОВ: Я наделяю историю России трансцендентно-религиозной составляющей. Я говорю, что история России – это череда взлетов и самых страшных черных падений. Что из этих черных падений Россия каждый раз, благодаря чуду, она выходит, и русская цивилизация сберегается, сохраняется. И вот этот творящий государство дух, творящий государство вот этот вот пасхальный дух, он, выходя из черной дыры, ищет силы, ищет людей, группы или лидера, в которые он вселяется и заставляет действовать этот дух, благодаря чуду.

Поэтому если говорить пафосно, не Путин является чудом. Он является функцией чуда. Его деяния, связанные с сохранением, сбережением и усилением государства, в той степени, в какой это ему удалось, являются результатом вот этого творящего духа, который вырвался из черной дыры 90-х годов и ворвался в русское время.

О.ЖУРАВЛЁВА: Сложно, но об этом надо подумать. Александр Андреевич, скажите, пожалуйста, вот эти вот предновогодние амнистии, ну, выход Ходорковского само собой, они, не знаю, символ слабости, символ силы, символ чего? Для вас это что-то означает, вот, какая-то серия вот этих вот событий?

А.ПРОХАНОВ: Это означает исчерпанность этого явления просто.

О.ЖУРАВЛЁВА: А, просто уже надоело их держать в тюрьме всех?

А.ПРОХАНОВ: Вот, явление – оно начинается, оно достигает пика своего, потом оно исчерпывается. И оно имеет какое-то завершение. И эти люди, пропущенные через зоны, через тюрьму, они исчерпали весь свой смысл. И выйдя на свободу, ну, они меня мало чем трогают.

О.ЖУРАВЛЁВА: Почему же? Вы как-то мне тут пели и рассказывали о том, что за что бы ни сидел человек, ему нужно сочувствовать, он – жертва, он несчастен.

А.ПРОХАНОВ: Это мало меня трогает, но, конечно, не настолько, чтобы желать им зла. Потому что если рассматривать эти явления как явления политической жизни, мне наплевать на них. Я занимаюсь терактами и оборонным сознанием. Но когда меня спрашивали о Ходорковском, я всегда отвечал и продолжаю говорить, что Ходорковский – это часть русского политического будущего. Он уходил в тюрьму как политик, за политические деяния, как политическая персона, он сидел там как политическая персона (его же называли узником совести и политическим заключенным). Он вышел оттуда как политическая фигура. И выйдя из нее, он, конечно, станет политической фигурой, даже если бы он этому сопротивлялся. А он не будет этому сопротивляться.

О.ЖУРАВЛЁВА: А вы с ним, кстати, не планировали поговорить, записать интервью?

А.ПРОХАНОВ: С Ходорковским?

О.ЖУРАВЛЁВА: Да? У вас есть какие-то вопросы, которые никто не задал, которые бы вас интересовали?

А.ПРОХАНОВ: Нет, нет, нет-нет. Я как-то даже сторонюсь от этого. Потому что он сенсационен...

О.ЖУРАВЛЁВА: А что? Здорово было бы в газете «Завтра» передовицу сделать.

А.ПРОХАНОВ: А чего хорошего? Это погоня за сенсациями – пусть этим Альбац занимается. Нет, я же поехал к Березовскому в момент, когда он был изгоем, когда он был пропащим человеком. И более того, когда он был пропащим человеком, он был свободен от множества обязательств. И у него был развязан язык, и мне было интересно с ним говорить тогда, когда он был не в фаворе, а он был наполнен негодованием, ненавистью. Он был свободен от своего лукавства.

Я с ним встречался один раз до его изгнания, я видел его. Он был закрыт, он был высокомерен, он нес всякую олигархическую дурь, он был исполнен такого вот самомнения, амбиций. А там у себя в Лондоне он был несчастным, он был человеком, который раскрылся и мне было интересно.

А что я сейчас поеду к Ходорковскому, когда он весь облизан? Он обложен 25-тью кольцами этой славы.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть он слишком благополучен сейчас для того, чтобы с ним говорить.

А.ПРОХАНОВ: Он не интересен сейчас, да. Вот, если бы в тюрьме... И, кстати, когда же он сел в тюрьму, газета «Завтра» дала беседу с ним из тюрьмы о левом повороте. Как только он сел, в первый год тюрьмы мы дали, ну, через адвокатов. Так что...

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть сейчас вы потеряли интерес чисто по-журналистски?

А.ПРОХАНОВ: Не то что... У меня сейчас другие просто интересы. Я просто говорю, что Ходорковский не списанный для политики человек, наоборот, им будут пользоваться.

О.ЖУРАВЛЁВА: Им будут пользоваться? Или он сам будет активно участвовать? Как вам кажется?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что вначале им будут пользоваться. А потом он втянется в это. Есть инструмент такой вот, есть...

О.ЖУРАВЛЁВА: А вы знаете, вы жестоко ошиблись в своих предсказаниях, когда мне вот в этой студии говорили, что в октябре он будет в Москве. И не в октябре, и не в Москве. В Москву-то он так и не попал. Может быть, еще какие-то неожиданности произошли?

А.ПРОХАНОВ: А когда он вышел из тюрьмы-то? В декабре?

О.ЖУРАВЛЁВА: Да.

А.ПРОХАНОВ: В декабре. Мне свойственно...

О.ЖУРАВЛЁВА: Во-первых, в декабре. А во-вторых, вот, как будто нарочно, послушав ваши слова, его специально вывезли так, чтобы он даже нога не ступила.

А.ПРОХАНОВ: Мне свойственно ошибаться на 2-3 месяца. Но это допустимые прогнозы.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, и на 2-3 градуса широты?

А.ПРОХАНОВ: Даже наши климатологи ошибаются на 2-3 месяца в предсказаниях погоды.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну ладно, хорошо. Выкрутились как обычно.

А.ПРОХАНОВ: Как обычно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Интересуется наш слушатель, что происходит с РПЦ? То Кураева уволят, то Патриарх плохой и скажет о креативном классе. Волнуется народ. А вы еще сказали про другие события, которые связаны с духовной жизнью, скажем так, и с политикой вокруг духовной жизни. Но мы об этом давайте с вами в следующей части поговорим.

А.ПРОХАНОВ: Давайте.

О.ЖУРАВЛЁВА: Я уверена, что у вас уже накипело и наболело. Александр Проханов, журналист, главный редактор газеты «Завтра». Номер для сообщений +7 985 970-45-45. Меня зовут Ольга Журавлёва. Никуда не уходите – мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях Александр Проханов. Александр Андреевич, по поводу того, что происходит с РПЦ, есть у вас какое-то уже устоявшееся ощущение?

А.ПРОХАНОВ: Два слова по Сталинграду. Вот, эти теракты показали, что наше общественное мнение абсолютно демобилизовано. Идет война, она нарастает, но мы демобилизованы. Да и телевидение, и общественное мнение таково.

О.ЖУРАВЛЁВА: А в чем это?.. Что значит «демобилизованное телевидение»?

А.ПРОХАНОВ: Ну, идет война, а мы хохочем, например. Идет война, мы воруем. Идет война, а мы занимаемся подрывом государства. Идет война, а общество всё более и более дробится. Мы демобилизованы.

Задача – мобилизовать общество.

О.ЖУРАВЛЁВА: Может, это гражданская война?

А.ПРОХАНОВ: М?

О.ЖУРАВЛЁВА: Может, это гражданская война?

А.ПРОХАНОВ: Нет, это война террористическая. И задача – мобилизовать общество. После Беслана Путин сказал, что нам нужна мобилизация. С тех пор он не повторял больше эти слова никогда.

Вот сейчас нужна мобилизация. Была бы нужна. Я как раз думал, что как бы можно было мобилизовать общество? Можно было бы в эти дни, страшные для Волгограда, переименовать его опять в Сталинград. Сталинград – это мобилизующее слово.

О.ЖУРАВЛЁВА: Александр Андреевич, вы в это верите?

А.ПРОХАНОВ: Я верю, что и ты в это поверишь, когда это произойдет. Сталинград – это огненное, мобилизующее слово.

О.ЖУРАВЛЁВА: Которое расколет общество еще хуже.

А.ПРОХАНОВ: Общество не расколет.

О.ЖУРАВЛЁВА: Как календарь с товарищем Сталиным.

А.ПРОХАНОВ: Общество не расколет. Общество наше... Вот, если говорить о либералах, то их горстка. Вся остальная часть страны – она готова к мобилизации, она ждет этого сильного хода.

О.ЖУРАВЛЁВА: Что же она не мобилизуется против вот этих вызовов, против врагов, которые для всех общие?

А.ПРОХАНОВ: Вот это и ошибка. Я повторяю, переименование в Сталинград было бы мощнейшим мобилизационным стимулом, для города по крайней мере.

О.ЖУРАВЛЁВА: Уже фильм большой сняли с этим названием.

А.ПРОХАНОВ: Прекрасно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Никакой мобилизации не произошло.

А.ПРОХАНОВ: Это вот так кажется.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. РПЦ, типография, во всяком случае, выпустила календарь со Сталиным на 2014-й год.

А.ПРОХАНОВ: Ну а что? Что? Не с Гитлером же.

О.ЖУРАВЛЁВА: Мобилизует кого-то это?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что это говорит только о том, что, во-первых, Сталин перестал быть для РПЦ чудовищем.

О.ЖУРАВЛЁВА: А когда-то он был чудовищем?

А.ПРОХАНОВ: Конечно. Он был чудовищем.

О.ЖУРАВЛЁВА: Уже иконы с ним были, уже не один год.

А.ПРОХАНОВ: Ну, это не РПЦ, это были курьезы и РПЦ осудила Евстафия, батюшку, который это делал, и даже сослала его куда-то в другой собор. Сталин для многих таких иерархов является фигурой резко негативной, антисоветской, но усиливается присутствие в церкви целого направления «православные сталинисты». Они есть. Есть монахи, есть...

О.ЖУРАВЛЁВА: И они сейчас начинают доминировать, по-вашему?

А.ПРОХАНОВ: Они не доминируют, но они есть. Они сильны, они учитываются. И антисоветизм церкви уменьшается просто на глазах. Он уменьшается.

О.ЖУРАВЛЁВА: И это хорошо, по-вашему?

А.ПРОХАНОВ: Я считаю, что это замечательно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Для кого? Для общества, для церкви, для власти? Для кого?

А.ПРОХАНОВ: Это хорошо для родины. Нельзя делить всё время на людей просоветских и антисоветских. Это изумительная тенденция и я ее приветствую.

Поэтому выход этого календаря – это курьез, конечно, но это говорит о том, что Сталин для типографии, по крайней мере, это не является жупелом врага.

Вот, если б вышел календарь с Гайдаром там, например, или с Чубайсом, это был бы курьез.

О.ЖУРАВЛЁВА: А если бы с голыми девушками?

А.ПРОХАНОВ: М?

О.ЖУРАВЛЁВА: А если б с голыми девушками? Традиционный вполне календарь.

А.ПРОХАНОВ: Или с голыми девушками, или с педофилами бы, например, это был бы курьез.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть для вас это явления одного порядка? Хорошо, спасибо. Я запишу.

А.ПРОХАНОВ: Теперь что касается о церкви. Действительно, высказывания Патриарха недавние мне кажутся очень важными и даже сенсационными. Патриарх вслед за многими патриотическими мыслителями, политиками и такими вот общественными деятелями сказал, наконец, что наша элита чудовищна. Что в России чудовищная, кошмарная, антипатриотическая элита, которая нас губит. Нас срамит, губит и повергает нас...

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы как это поняли? В чей огород был камень?

А.ПРОХАНОВ: Совсем недавно Патриарх сказал, что ужасное социальное неравенство, царящее в России, это порождает катастрофу. Он говорит о том, что Россия не может существовать при предательской элите, что эту элиту надо менять. Это призыв...

О.ЖУРАВЛЁВА: Хотите сказать, что Патриарх раньше об этом не думал или не мог говорить?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что да. Что Патриарх – это политик. Патриарх – это не просто духовное лицо, это политик, это крупнейший политик.

О.ЖУРАВЛЁВА: А, кстати, какая группа сильнее политически? Светская власть или духовная? Кто сейчас, по-вашему, мощнее выступает, скажем так? На кого больше опираются?

А.ПРОХАНОВ: Совсем недавно было время, когда духовная власть у нас здесь была мощнее. Так что, вот, было время, когда самым таким, пользующимся доверием максимальным институтом была церковь как институт. Сейчас это, благодаря, может, усилиям либералов, а, может, самих...

О.ЖУРАВЛЁВА: Да каких либералов? Там...

А.ПРОХАНОВ: Как «каких»?

О.ЖУРАВЛЁВА: Там многие и с той стороны помогли.

А.ПРОХАНОВ: Вы знаете, тысячи вот этих источников как в России, так и за рубежом костят православную церковь, как будто главный ее враг. Православная церковь состоит из людей, многие из которых несовершенны, иногда увечны, иногда уродливы. Но сама церковь, ее институт – какая страшная травля идет и продолжается православной церкви как здесь, так и там! Поэтому церковь находится под мощнейшим воздействием, под мощнейшим негативным воздействием. Она его выдерживает, слава богу.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть гонения на церковь идут сейчас?

А.ПРОХАНОВ: Я допускаю. Если бы, допустим, к власти пришли сейчас либералы, то церковь пережила бы новый этап гонений с закрытиями храмов, с диффамацией, с высылкой. И в церкви это понимают, это чувствуют.

Но здесь интересно другое – появление в Москве этих даров. И я сейчас ехал в редакцию (я на Фрунзенской работаю, у меня там редакция), и, конечно, эти длинные очереди, длинные вереницы людей, стоящие в этом сыром воздухе, стоят. Причем, стоят не убогие, это не нищие на паперти. Это стоят интеллигентные люди, это стоят достойные, молодые люди, с детьми матери.

Это говорит о том, что в русском человеке, в русском сознании, несмотря на весь тот кошмар, который сейчас творится, на тьму, на озверение, на осквернение, в русском человеке по-прежнему живет наивная, духовная вера в чудесное, вера в волшебное.

О.ЖУРАВЛЁВА: Я вас сейчас разочарую, но в большом количестве русских людей, которые ходят поклоняться святыням, отсутствует надежда на официальную медицину, на справедливость социальную и на власть.

А.ПРОХАНОВ: Не надо меня разочаровывать – я очарован раз и навсегда православной идеей Христовой. Ничего не удастся вам. Просто я говорю, что в русском сознании живет это молитвенное упование на чудесное. И люди, которые стоят в очередях, - это не люди в обносках, это люди прекрасно упакованные.

Это просто говорит о том, что по-прежнему вот эти смыслы райские, которые когда-то были достоянием Святой Руси, они никуда не исчезли, они есть в народе. И я смотрю на них, и, действительно, они смотрят по сторонам, не идет ли здесь по Тверской рядом с ними Каспар в своем колпаке, усыпанном звездами, или Мельхиор в своем тюрбане лиловом, или Валтасар в каких-нибудь одеяниях. Но они ждут этих волхвов, они ждут этих даров. Они просто, может быть, некоторые не знают, что эти волхвы явились к нам в другом обличии – не в обличии восточных мудрецов, а с какого-нибудь поезда, пришедшего с Курского вокзала, тихонечко из вагона сошли 3 человечка с крестьянскими лицами, крестьян воронежских со всякими котомками и они пошли потихонечку по перрону. А над ними вот в этом туманном дымном московском небе серебряная вифлеемская звездочка сверкает.

О.ЖУРАВЛЁВА: Чудесные вы рассказываете истории. Действительно, это выглядит всё совершенно как-то приятно и симпатично.

Возвращаясь на нашу грешную землю, вопрос из Рыбинска: «Как вы относитесь к тому, что ваш любимец Ласточкин арестован за вымогательство?» Знаете ли вы, что там произошло?

А.ПРОХАНОВ: Ласточкин не любимец мой, нет.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да ладно? Наши слушатели слышали ваши славословия и восторги. Вы, действительно, очень им были очарованы.

А.ПРОХАНОВ: Ласточкин не любимец мой, Ласточкин – мой друг. Ласточкин – мой друг. И эту дружбу не разорвут ни узы, ни осквернения, ни диффамация. Я по-прежнему считаю себя другом этого замечательного человека, уникального для сегодняшней России, исполненного силы, ума.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, как друг вы ему можете чем-то помочь?

А.ПРОХАНОВ: Я написал статью в газете «Завтра» в поддержку. Я еще хочу. Я здесь на «Эхо Москвы» говорю, что я всю свою репутацию отдаю Ласточкину.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы не верите в эти обвинения?

А.ПРОХАНОВ: Я даже не желаю думать об этом. Зачем ему, состоявшемуся человеку, человеку, который построил гигантский, блестящий завод? Этот человек может спокойно умереть. Он создал суперзавод среди этой разгромленной и уничтоженной России. Он сделал дело, на которое практически никто не способен из даже властных руководителей. Зачем ему какие-то взятки брать? Это чушь, это дерьмо! Он – состоятельный человек.

О.ЖУРАВЛЁВА: Сколько состоятельных людей у нас сейчас обвиняется в разных...

А.ПРОХАНОВ: Есть очень много заказных процессов, вы это знаете. Я не верю никаким этим наветам. Ласточкин сидит уже 2 месяца, никаких следственных мероприятий не производится, его там томят, хотят, чтобы он сломался.

О.ЖУРАВЛЁВА: Так это ваша любимая власть всё делает, на которую вы так надеетесь.

А.ПРОХАНОВ: Это ваша ненавистная вами власть. Вы так ее ненавидите, Оль. Когда вы говорите...

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет, я против Ласточкина ничего не имею. Если его несправедливо обвиняют, я абсолютно на его стороне, никаких сомнений нет.

А.ПРОХАНОВ: Значит, и ваша власть тоже любима, вы тоже ее любите как я.

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет.

А.ПРОХАНОВ: У нас же с вами общие вкусы. Мы с вами любим шампанское хорошего качества, любим власть.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да?

А.ПРОХАНОВ: Да. Любим Италию.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну хорошо, тогда скажите: если вы, действительно, по-настоящему любите власть, вы поедете на Олимпиаду? «На какой трибуне вас можно будет увидеть?» - интересуется наш слушатель. В каком секторе?

А.ПРОХАНОВ: Я буду играть за команду наших хоккеистов в хоккей на снегу, потому что снега не будет. Хоккей на траве, хоккей на траве.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, не самая лучшая шутка, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: А что делать? Это единственная игра, в которую можно будет играть. Снега-то не будет.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы так уверены?

А.ПРОХАНОВ: Конечно.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы не верите в эту скрепу, в эту нашу цель и в нашу мобилизацию?

А.ПРОХАНОВ: Я просто знаю, что поле для игры в хоккей с шайбой – оно сейчас засеивается травой, оно покроется фиалками, весенними цветами и мы будем играть клюшками в хоккей в мяч на траве.

О.ЖУРАВЛЁВА: Какая реклама у вас будет на форме, хотелось бы знать? Кого вы лично будете рекламировать как хоккеист?

А.ПРОХАНОВ: Рекламировать во время игры?

О.ЖУРАВЛЁВА: Да?

А.ПРОХАНОВ: Ласточкина.

О.ЖУРАВЛЁВА: Прелестно. Александр Проханов со своим особым мнением, меня зовут Ольга Журавлёва. Всем спасибо, всего доброго.

Эхо Москвы 08.01. 2014


Количество показов: 1323
Рейтинг:  3.1
(Голосов: 2, Рейтинг: 3)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх