загрузка

Новая версия сайта Изборского клуба
 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



БИТКОИН: ИТОГИ ЦИКЛА

Елена Ларина, Владимир Овчинский

ГЛОБАЛЬНЫЕ ЭЛИТЫ И БИТКОИН

В качестве введения в тему как нельзя лучше подходит цитата из книги Джулиана Ассанжа «Шифропанки: Свобода и Будущее интернета»: «Финансовые вопросы — самые опасные… Распределённая валютная система, не требующая центрального сервера, который был бы привлекательной целью для принудительного контроля – это то, что действительно ново в Биткоине. В системе действуют алгоритмы, обеспечивающие распределенное доверие. В сети Биткоин принуждение к отказу от мошенничества достигается не с помощью закона, регулирования или аудита, а за счёт вычислительной сложности, которую каждая часть сети должна преодолеть, чтобы доказать, что делает именно то, о чём заявляет. Таким образом, принуждение к честному Биткоиновому «банкирству» встроено в архитектуру системы… Думаю, что игра, которую нужно провести с Биткоином, состоит в том, чтобы добиться его принятия интернет-провайдерами и крупнейшими интернет-сервисами, интернет-магазинами и т.п. А когда система криптовалюты будет хорошо принята основными игроками интернет-индустрии, они сами наймут лобби, или другими способами решат необходимые вопросы с государством и международными регуляторами».

Попытка типологии мировых элит

В нашем сложном, противоречивом мире роль элит в силу многих факторов заметно возрастает. В подавляющем большинстве стран мира представительная демократия становится во все возрастающей степени формальным институтом, оказывающим все меньшее влияние на ход процессов. Поэтому отношение элит к Биткоину в значительной степени предопределит не только его судьбу, но и конкретные события и процессы, которые будут происходить в ближайшее время.

Нельзя не отметить, что несмотря, а возможно и из-за возрастающей роли элит, анализ господствующих групп в обществе становится все более мифологизированным. Поразительно, но факт, что наиболее, если так можно выразиться, «новые» научные, а не пропагандистские, документированные работы по американской экономической элите вышли аж в 70-е годы прошлого века. В качестве примера можно привести книги Ф.Ландберга " Богачи и сверхбогачи. О подлинных правителях Соединенных Штатов Америки" и Б.Селигмена "Сильные мира сего". Не поверив данному обстоятельству, авторы статьи специально обратились с ведущему американскому элитологу, автору бестселлера «Who Rules America? The Triumph of the Corporate Rich» Г.В.Домхофу с вопросом – были ли опубликованы в последние 15-20 лет книги, подобные классической работе Ф.Ландберга по структуре американских элитных групп. Уважаемый профессор ответил, что таких работ в открытой печати опубликовано не было, несмотря на то, что в настоящее время в распоряжении исследователей находится эмпирического материала и данных неизмеримо больше, чем в прошлом веке.

В этой связи понятен интерес к исследованию С. Витали, Дж.Гладфелдера и С.Биттистона «The network of global corporate control». Краткая выжимка из этой работы под названием «147 корпораций, которые контролируют мир» была перепечатана всеми ведущими научными и популярными электронными и бумажными изданиями во всех странах мира.

Между тем, несмотря на всю сенсационность исследования, оно отражает лишь часть картины. Более того, в определенной степени его результаты показывают весьма искаженную картину. Дело в том, что, как эмпирически показал Э. Маршалл из Института Хэмптона, и неопровержимо математически доказал российский математик В.Подиновский, элиты, даже в условиях существования сети перекрестного владения акциями не представляют собой однородной системы.

Для выделения крупных структурных блоков в сложной системе мировых элит лучше всего подходит, по нашему мнению, критерий деятельности элитных групп. Именно деятельность определяет, какие технологии и ресурсы используются, какова структура активов и пассивов элит, в чем особенности их взаимосвязи с другими элитными группами и слоями общества и т.п.

В современном глобальном мире потребительского финансизма по критерию деятельности четко выделяются три элитных группы. Естественно, что такое выделение не абсолютно, группы переплетаются между собой, имеют зачастую общих представителей в структурах политической власти и т.п. Однако, при этом, способ их существования, экономические интересы, механизмы политического доминирования и т.п. существенно различаются.

Первая группа – это, несомненно, хозяева сегодняшнего мира, финансисты, или, как их недружелюбно называют в СМИ – банкстеры. Они являются не только в значительной мере хозяевами эмиссионных центров, но и получают и контролируют львиную долю доходов глобальной экономики. Например, в Соединенных Штатах доля прибыли финансового сектора в общем объеме выросла с 10% до Второй мировой войны до более чем 50% в настоящее время. Полное господство финансистов окончательно установилось с перестройкой в Советском Союзе, и многократно упрочилось после его распада.

Вторая группа – это транснациональные компании традиционных отраслей экономики, порожденные второй производственной революцией, а также международные торговые компании. Эту группу еще часто называют корпоратократией. В последние 15-20 лет она перестала выступать конкурентом финансистов в борьбе элит и превратилась в, по сути, подчиненную им группу. Это, в частности, наглядно продемонстрировало упомянутое выше исследование «The network of global corporate control». В условиях перманентного снижения темпов экономического роста на протяжении последних десятилетий, падения нормы прибыли и действия мощных механизмов перераспределения прибылей, доходов и инвестиций из реального сектора в финансовую систему, у этого сектора фактически оказались исчерпаны внутренние драйверы и ресурсы развития. Его существование оказалось подчинено и с точки зрения формирования инвестиций, и с позиций владения капиталом, и по критерию обеспечения спроса на продукцию, финансовой элите глобального мира.

В последние 40 лет происходило постепенное формирование третьей группы мировой элиты, связанной с высокими технологиями, а в будущем, с разворачивающейся третей производственной революцией. Фактором формирования третьей группы элиты стала холодная война между СССР и США, когда государства стали вкладывать огромные ресурсы в научные исследования и новые производственные технологии, которые могли использоваться как в военном, так и в гражданском секторах экономики. Например, в США, Европе и Японии именно государства сформировали высокотехнологичные сегменты, создали механизмы их финансирования, а также обеспечили трансферт технологии из государственного сектора в частный для их коммерциализации и использования для производства товаров и услуг в секторе конечного потребления домохозяйствами.

Об этом убедительно свидетельствуют написанные на основе обобщения огромных массивов достоверных эмпирических данных книги M.Mаззукато «The Entrepreneurial State: Debunking Public vs. Private Sector Myths (Anthem Other Canon Economics)» и Ф.Блок, M.Kеллер «State of Innovation: The U.S. Government's Role in Technology Development». Именно государство создало, по сути, Силиконовую долину, обеспечило стартовый капитал венчурных фондов, дало заказы университетам, сформировало устойчивые производственные программы гигантам американской высокотехнологичной индустрии. Американские высокотехнологичные компании в сфере информационных технологий, робототехники, биотехнологий и т.п. являются исходно в значительной мере порождением военно-разведывательного комплекса. В этом смысле третью группу элит можно назвать «силовиками», памятуя о знаменитом выражении Френсиса Бэкона «Знание – сила». Другое название для этой группы предложил известный криптограф, один из руководителей компании Apple, бывший сотрудник АНБ Д.Райс в своей книге «Geekonomics». Он предложил называть эту третью группу «гикономиксами».

Три фактора развития мировых элит

Однако, для того, чтобы вникнуть в ситуацию с сегодняшними элитами, недостаточно просто классифицировать их по принципу деятельности. Существует еще как минимум три тонких момента, без рассмотрения которых невозможно сколько-нибудь адекватно понять внутриэлитные процессы и соответственно отношения элит к систему криптовалют.

Прежде всего, нельзя не отметить происходящую в значительной части мира трансформацию государства, как важнейшего института человеческого общества. Среди самых разнообразных процессов в этой сфере типологически можно выделить три. Во-первых, все шире происходит передача государственных функций на аутсорсинг частным компаниям. Например, число частных подрядчиков американского разведывательного сообщества перевалило за тысячу компаний. Во-вторых, все шире происходит своеобразная приватизация государства и отдельных его институтов, используемых как активы частными группами и группами давления. Одним из примеров такой приватизации является деятельность ФРС, которая по законодательству выполняет функции государственного агентства Соединенных Штатов. Хорошо известно, как в разгар кризиса частным банкам было передано на длительный сроки беспроцентно кредитов на более чем 3 трлн. долларов. Наконец, в-третьих, все шире происходит передача функций от государства, где ключевую роль играет пусть декларируемая, но все-таки по факту представительная власть, к различного рода надгосударственным, никем, по сути, не контролируемым структурам, где все решают неподотчетные чиновники. Такие претензии предъявляются к формируемым в настоящее время Трансатлантическому инвестиционному и торговому партнерству и Транстихоокеанскому торговому партнерству. При ослаблении по факту роли представительного государства, увеличивается господство крупнейших компаний, корпораций, банков, а также неформальных групп и других образований самой разнообразной конфигурации.

Вторым аспектом, который нельзя не принимать во внимание, является все большее расхождение интересов различного рода институтов и организаций с одной стороны и действующих внутри них групп – с другой. В 80-х годах прошлого века А.Лазарчук и П.Лелик опубликовали эссе «Голем хочет жить». В нем они впервые показали, что крупные организации типа министерств, разведывательных агентств, транснациональных корпораций и т.п. демонстрируют квазиразумное поведение. Развивая идеи Р.Акоффа, они показали, что такие организации имеют собственные цели, которые могут не полностью совпадать с законодательными или другим образом нормативно установленными функциями. Причем, это целенаправленное поведение осуществляется в каком-то смысле независимо от конкретных лиц, возглавляющих указанные организации, и в большей мере определяется сложившимися внутренними процедурами и технологиями, а также различного рода неформальными правилам и ценностями, присущими конкретной организации или институту. В последующем, эта гипотеза получила многочисленные эмпирические подтверждения на материалах самых различных стран мира. Такой подход хорошо объясняет известные всем факты, когда вновь назначенные руководители организации не могут изменить характер ее деятельности. Уже в этом веке на Западе Дж.Ходжсон и Т.Кнудсен, а в России М.Мусин установили, что в крупных организациях с неизбежностью появляются группы с собственными интересами. При этом, чем больше организация, и чем строже в ней соблюдается внутренний режим секретности, тем с большей вероятностью эти группы могут конкурировать между собой, даже не зная о существовании друг друга. Каждая из указанных групп старается использовать квазиразумное поведение организации в собственных интересах.

Наконец, третий аспект связан с необходимостью демифологизации элитного анализа. Длительное время господствовало понимание элит как жестких иерархий, в которых несколько групп ведут непримиримую борьбу между собой. Причем, как правило, эти иерархии относятся к числу жестких структур и существуют в неизменности длительное время, превышающее жизненные циклы нескольких поколений. Именно на данной посылке долгие годы было построено большинство работ по анализу элит. Она же продолжает быть весьма популярной в Рунете, где, несмотря на отсутствие каких-либо фактических подтверждений, по-прежнему муссируется тема борьбы Ротшильдов против Рокфеллеров, и наоборот.

Поскольку в условиях перехода после завершения Холодной войны мировой системы в высокодинамичную, турбулентную фазу своего существования перестали обнаруживаться данные, подтверждающие наличие жестких иерархий, как основного принципа организации элит, то на их место пришла так называемая сетевая модель. Отношения внутри элит стали трактоваться как сети со всеми вытекающими из этого последствиями. С развитием интернета такая модель стала абсолютно господствующей. Из нее исходит подавляющее большинство современных исследований элит.

Комбинация указанных выше трех обстоятельств привела к появлению принципиально нового подхода. Суть его - в констатации необратимого упадка элит всех типов, и перехода власти к децентрализованным малоконтролируемым сетям, типа Аль-Каиды или группы активистов Ассанжа. Наиболее ярко этот подход выражен в международном политическом бестселлере 2013 года, книге М.Наима « End of Power». Ее главный тезис состоит в том, что власть теперь легко «взять», но она оказывается бессильной. Реальное господство перестало быть сосредоточено в руках элит, а оказалось как бы распределенным, «размазанным» по множеству слабосильных, и эффективных лишь на короткое время сетевых структур.

Гетерархия как универсальный элитный принцип существования

Между тем, и в случае элит действует универсальный принцип: в реальности все происходит не так, как кажется на первый взгляд. Еще в 30-40 годы прошлого века российско-германский биолог Н.Тимофеев-Ресовский установил, что наиболее успешно адаптируются к быстроизменяющейся ситуации те живые организмы, в которых наиболее четко проявляется блочный принцип организации. Если переводить это на привычный нам язык, то речь идет о иерархо-сетевых структурах. В 1945 году американский математик и биофизик У.Маккалок разработал знаменитые нейронные сети, которые сегодня лежат в основе интеллектуального анализа Больших Данных. Занимаясь вопросами нейронных сетей, он вывел принцип организации живых организмов, который получил название гетерархии. В 2009 году профессор Корнуэльского университета Д.Старк выпустил книгу «Смысл диссонанса: оценки ценности в хозяйственной жизни». Он обнаружил, что гетерархия является организующим принципом не только для живых организмов, но и в хозяйственной деятельности.

Мы полагаем, что этот же принцип лежит в основе формирования и функционирования современных элит. Гетерархия – это сложная адаптивная система, включающая сильные устойчивые сетевые (горизонтальные) связи и пластичные, динамичные организующие иерархии (вертикальные связи), чей конкретный состав зависит от внутренних факторов и изменений внешней среды. Т.е. в основе любой элиты лежат сетевые взаимодействия, обусловленные общим характером деятельности. Но в рамках этих сетевых связей образуются различные обособленные группы. Эти группы в зависимости от ситуации выстраиваются в иерархии, т.е. отношения господства-подчинения, которые и организуют эти самые гетерархии, обеспечивают их существование в мире. В качестве метафоры гетерархии можно предложить группу велогонщиков, которая уходит в отрыв от основного пелетона. По сути, все участники группы равны, но в зависимости от тактики всей группы, наличии сил у каждого из ее участников и других факторов, тот или иной участник группы отрыва берет на себя функцию лидера и старается, чтобы отрыв группы от пелетона не сокращался, а возрастал.

Современные элиты организованы по принципу гетерархии. Есть гетерархии финансистов, корпоратократов, силовиков или гикономиксов, в которых внутреннее сотрудничество сопровождается постоянной конкуренцией и переменчивым балансом сил внутри гетерархии в зависимости от изменения внешней среды и внутренних обстоятельств.

Гетерархии и цифровые валюты

Теперь, наконец, настал момент, когда мы можем со спокойной душой перейти к Биткоинам. Анализ, проведенный в предыдущих статьях цикла, показывает, что среди финансистов сегодня нет полного единодушия. Если ФРС, банк Англии, Центральный банк Японии и Министерство финансов Германии отнеслись к системе Биткоин достаточно терпимо, то этого не скажешь о ЕЦБ, Министерстве финансов Франции, Народном банке Китая, Центральном банке Индии и т.п. В чем же причина? Выскажем свою гипотезу.

Некоторые горячие головы спешат видеть в Биткоине угрозу доллару. На уровне идеи это – предмет для обсуждения, но банкиры – люди прагматичные. Они исходят из цифр, а не эфемерных идей. С этой позиции цифровые валюты, по крайней мере, в близком будущем вряд ли станут конкурентом доллара, либо любой другой валюты мощного государства.

Однако наличие цифрой валюты важно для соотношения сил гетерархии финансистов. За последние 15-20 лет там сформировалась мощная группа, которую писатели и журналисты назвали «Квантами». Это инвестиционные и хедж-фонды в основном США, Великобритании, Германии и Сингапура, возглавляемые математиками и программистами, которые делают деньги не на эмиссии, не на кредитовании, а на финансовых спекуляциях и биржевой игре на высоковолатильных и других финансовых рынках. Их успех в решающей степени зависит от вычислительных мощностей и качества математических алгоритмов. Этой мощной группе посвящены книги С.Паттерсона «Кванты. Как волшебники от математики заработали миллиарды и чуть не обрушили фондовый рынок» и Д.Уэзеролла «Физика фондового рынка. Краткая история предсказаний непредсказуемого». Некоторые из таких структур рождением обязаны людям из власти, а также из военно-разведывательного сообщества. Ярким примером такого рода структур является знаменитый Blackstone, о котором книга Д.Морриса, Д. Кэри «Король капитала. История невероятного взлета, падения и возрождения Стива Шварцмана и Blackstone». «Кванты», которые заинтересованы в появлении все новых классов финансовых активов являются тактическими союзниками тех, кто старается дать жизнь различного рода криптовалютам. Цифровые валюты дают им как новый инструмент для спекуляций, так и позволяют усилить их позиции в отношении традиционных банкиров, которые не понимают и не знают специфики высоких информационных технологий и сложных систем криптографии.

Однозначно против новых цифровых валют настроена гетерархия корпоратократов, в которой взаимодействуют и борются между собой транснациональные производственные и торговые компании, принадлежащие традиционной экономике, сложившиеся в рамках второй производственной революции. Такая позиция связана не с какими-либо идеологическими предубеждениями, а с чисто прагматическим подходом, что называется «это просто бизнес, ничего личного».

Транснациональные корпорации в конечном счете реализуют эффект масштаба, который позволяет достигать тотального превосходства над остальными компаниями за счет низких издержек, сложной логистики и возможности диверсифицировать риски за счет множества производимых и торгуемых товаров и услуг. В своей совокупности это, грубо говоря, компании конвейера и сетевых торговых центров. Их благоденствие в условиях низких темпов экономического роста, свойственных уже долгие годы мировой экономике, возможно только при тотальном и все увеличивающемся подавлении среднего и малого бизнеса. Для них, чем выше уровень централизации, тем лучше.

Строго говоря, им крайне невыгодно любое снижение издержек, связанных с производством и обращением, которое доступно не только для уже существующих гигантских корпораций. Один раз эти компании уже обожглись, проспав интернет-революцию и допустив появления новых торговых гигантов типа Amazone, eBay и т.п. Теперь они ни в коем случае не хотят допустить даже намека на создание платежных систем с нулевыми, либо близкими к нулевым платежными издержками. В этом смысле главными лоббистами мер на правительственном уровне против цифровых валют выступают даже не столько центральные банки, которые пока угрозы в этих валютах не видят, сколько корпоратократическая гетерархия.

Правда имеется возможность одного достаточно любопытного исключения из описанного выше правила. Речь идет о государственных компаниях традиционного сектора. В строгом смысле этого слова, государственная компания в своей деятельности может не руководствоваться критерием максимизации своей собственной прибыли, а решать иные необходимые политическому руководству задачи. Поэтому в чисто гипотетическом плане можно представить себе ситуацию, когда в силу тех или иных причин торговые или производственные государственные компании могут поддерживать те или иные цифровые валюты.

У этой же возможности есть и оборотная сторона. Цифровые валюты тесно связаны с информационными технологиями и в целом с технологическим пакетом третьей производственной революции. Этот пакет базируется на мини предприятиях, способных удовлетворить персонифицированный, а не массовый спрос. Весьма вероятно, что в недалеком будущем менеджмент государственных компаний в различных странах мира может постараться использовать ресурсы своих компаний для вложений в такого рода предприятия, принадлежащие уже не государству, а им самим. Кстати, в Китае, согласно ряду появившихся в последнее время публикаций такую возможность рассматривают как весьма вероятную. Более того, есть все основания полагать, что решение Народного банка Китая по отношению к Биткоину связано не столько с надуманной угрозой Биткоина могучему юаню, сколько с реальностью использования системы Биткоин для массированного вывода средств из государственного сектора китайской экономики, а также отмывания коррупционных и других, нажитых преступным путем, денег.

Очевидные сторонники системы цифровых валют это - гетерархия силовиков или гикономиксов. Хотя гиганты информационных технологий, которые являются сегодня несущей конструкцией новой производственной экономики, стараются пока не высказываться на тему цифровых валют, некоторые выводы сделать, тем не менее, можно. Прежде всего, бросается в глаза количество бывших топ-менеджеров, разработчиков, ключевых программистов из интернет-гигантов, включая Google, Facebook, Amazon и т.п., которые либо вкладывают собственные средства, либо непосредственно участвуют в компаниях, связанных с цифровыми валютами вообще и с системой Биткоин в частности. Ряд компаний, например, PayPal, которые казалось бы, должны выступать конкурентами цифровых валют, в лице своего генерального директора Д.Маркуса, приветствуют их появление. Крупнейшая мировая торговая площадка eBay сообщила, что по мере того, как Биткоин утратит сверхвысокую волатильность, в компании готовы рассмотреть возможность использовать ее в качестве платежного средства.

Когда мы говорим о бывших работниках Google, Facebook и т.п., то здесь, как в известной шутке о спецслужбах, можно сказать, что «бывших работников не бывает». В мире информационных технологий, особенно в Соединенных Штатах, разработчики, ключевые программисты, инвесторы связаны теснейшими личными отношениями, и стараются на протяжении карьеры наращивать свой социальный капитал или систему связей и доверительных отношений между собой. Поэтому, прежде чем участвовать в каком-либо деле, сколько-нибудь известные люди из мира информационных технологий, как правило, обсуждают эти вопросы с коллегами, друзьями, советуются с людьми, с которыми поддерживают доверительные деловые отношения.

Что же выигрывает силовая гетерархия от массового использования цифровых валют:

- во-первых, они получают собственную, понятную и адекватную для себя систему платежей, валютных единиц и способов их обработки. Надо понимать, что современные информационные технологии базируются, прежде всего, на Больших Данных и когнитивных вычислениях. Системы типа Биткоин с их свойством хранить все произведенные транзакции, позволяют в режиме реального времени работать с Большими Данными, осуществлять когнитивные вычисления и на этой основе реализовывать более гибкие, а потому эффективные, алгоритмы эмиссии и регулирования, чем в нынешней системе Биткоин. Вычислительный способ регулирования эмиссии отсекает от нее финансовую и корпоратократическую гетерархии, и позволяет использовать криптовалюты в качестве собственной внутренней платежной системы новой экономики. Кроме того, алгоритмический характер эмиссии устраняет потенциальные конфликты внутри гетерархии гикономиксов относительно доступа к печатному станку.

- во-вторых, наличие мощных и развитых систем цифровых валют различных типов дает в руки силовиков действенный инструмент для переговоров с другими элитными группами и правительствами, а также надгосударственными структурами. Предметом переговоров в этом случае будет являться режим сосуществования электронных валют с действующими, традиционными денежными системами, а также законодательные нормы регулирования цифровых валют и платежных систем и способы их налогообложения. Само по себе наличие такого инструмента является несомненным ресурсом в межэлитной борьбе.

- в-третьих, хотя сами по себе цифровые валюты, как правило, связываются с либертарианским движением, на практике они позволяют осуществлять гораздо более жесткий контроль за денежными потоками, а главное их использованием, чем нынешняя денежная система. Для того чтобы такой контроль стал реальностью необходимо отказаться в цифровых деньгах от анонимности электронного кошелька. Судя по тому, что представители фонда Биткоин постоянно контактируют с государственными органами различных стран по этому поводу, а один из ведущих разработчиков платформы Биткоин – Д.Гарзик прямо сообщил, что поддерживает отношения с государственными структурами США, можно предположить, что ради легитимизации и широкого распространения цифровой валюты, ее инициаторы могут пойти на отказ от анонимности платежного кошелька.

Таким образом, система Биткоин, другие цифровые валюты, а также последующее поколение цифровых платежных систем и виртуальных валют обостряют противоречия между гетерархиями мировых элит. Исход этой борьбы в значительной степени зависит от общей ситуации в мировой экономике и финансах, а также темпов разворачивания третьей производственной революции. Соответственно в краткосрочном плане возможны любые повороты ситуации с системой Биткоин. Однако в долгосрочной перспективе цифровые криптовалюты с высокой степенью вероятности постепенно будут занимать все более заметное положение в мировой финансовой системе.

КОНСПИРОЛОГИЯ БИТКОИНА

Часто конспирологию связывают с параноидальными фантазиями, изложенными в форме псевдоисторических сочинений, или с порождением поверхностного тенденциозного знания, рассчитанного на невежественных потребителей. Между тем, интеллектуальная конспирология – это тщательное исследование скрытой или скрываемой подлинной канвы событий на основе опирающихся на перекрестно подтвержденные источники фактов. Вот интеллектуальной конспирологией сети Биткоин мы и займемся. Изучив фактографию и хронологию сети Биткоин, и исходя из понимания гетерархии элит, можно выдвинуть гипотезу относительно инициаторов инновации «сети Биткоин» и системы криптовалют в целом.

Ключевым для конспирологического понимания динамики криптовалют является термин «инновация». Он противоположен используемому в нашем Отечестве к месту и не к месту термину «проект». Проект во всех случаях предполагает ясно очерченную цель, заранее установленный путь ее достижения, четко прописанные сроки, наличие плана, увязанного по ресурсам, исполнителям, времени и т.п. Между тем, инновация представляет собой совершенно иной вид предпринимательской деятельности. Процитируем уже упомянутого выше Д.Старка. «По-настоящему фундаментальные предпринимательские решения или инновации рождаются таким типом поиска, в процессе которого мы даже не знаем, что конкретно ищем. Однако сразу распознаем искомое, как только его обнаружим… Мы чувствуем, что существует принципиальное различие между теми случаями, когда мы ищем решение в рамках установленного набора параметров, т.е. реализуем проекты и другими случаями, полными неопределенности и одновременно, благодаря этой неопределенности, полными новых возможностей, к которым относятся инновации». Создание системы криптовалют это - несомненно, инновация.

Чтобы реализовать крупномасштабные инновации, а главное, иметь способность долгое время управлять этим процессом, нужно совершенно уникальное сочетание качеств команды, разрабатывавшей тот или иной продукт. В нашем случае – системы Биткоин. Есть основания полагать, что систему Биткоин исходно создала сплоченная группа, обладающая зашкаливающим уровнем предпринимательской наглости, здоровым деловым цинизмом, богатым инвестиционным опытом, большими деньгами, широкими связями в самых различных кругах и, наконец, мощной силовой поддержкой. Кроме того, группа должна являть пример внутренней сплоченности, самодисциплины, умения быстро и успешно переходить от одной деловой роли к другой. Вполне возможно, что, по крайней мере, некоторые из членов инициативной группы хорошо известны СМИ и общественности в других своих публичных ипостасях.

По своей ментальности, типу организационного взаимодействия, характеру связей и т.п. такая группа достаточно близка к знаковой для Америки мафии PayPal, в которую входят основатели таких знаменитых компаний, как PayPal, Facebook, LinkedIn, знаменитого шпионского Palantir и т.п. Очевидно, что в состав группы в личном качестве, скорее всего, входят и сотрудники разведывательных структур, связанные, прежде всего, с криптографией и программированием (не будем показывать на них пальцем).

Кстати, один из самых ярких членов мафии PayPal, Питер Тиль, мульти-миллиардер и знаменитый инвестор Силиконовой Долины, хозяин любимой программы АНБ Palantir заявил, что он верит «в потенциал Биткоина вывести из равновесия и навсегда изменить мир финансов». Выступая на саммите Thiel Foundation для молодых предпринимателей, Тиль сказал: «Еще в 1999 году я предсказал конец госмонополии на деньги и появление криптовалюты, которая «изменит мир». По его мнению, «Биткоин является первой, но не последней цифровой валютой, которая имеет такой потенциал».

Инициативная группа, типологически похожая на мафию PayPal, вероятно взяла на себя разработку отправной идеи, составление технического задания, написание базовых алгоритмов и подбор первой команды программистов, члены которой в настоящее время составляют в значительной мере Bitcoin Foundation. Затем инновация была пущена в свободное плавание, используя лавинный принцип Linux или Open source. При этом за собой инициативная группа оставила корректирующее или импульсное управление динамикой инновации, предусматривающее целенаправленное воздействие на переход системы Биткоин из одной в другую стадию своего развития.

Практический запуск сети Биткоин был точно приурочен к той фазе всемирного финансово-экономического кризиса, когда в мире господствовали апокалиптические настроения относительно будущего доллара и других резервных валют. Первыми адептами и одновременно пропагандистами Биткоина выступили шифропанки и хакеры, сторонники нового криптомира от Джулиана Ассанжа. Именно они составили ядро первых пользователей системы и соответственно майнеров.

Когда система Биткоин пустила прочные корни в подполье кибермира, настал этап вывода ее в более широкие массы. Произошло это в 2011 году, когда на волне Арабской весны средства массовой информации во всем мире устроили бесплатную, беспрецедентную PR кампанию сети Tor, созданной в свое время военно-морской разведкой США. Побочным результатом этой кампании стал расцвет незаконного бизнеса в сети Tor и прежде всего знаменитого SilkRoad, который осаждали гики, либертарианцы-программисты и другие любители чего-нибудь покурить. Инициативная группа со свойственным ей деловым цинизмом исходно сознательно проектировала систему Биткоин, как анонимную систему. Дело в том, что только такой подход мог на первом этапе создать необходимую критическую массу пользователей и соответственно устойчивый прирост денежного оборота.

К 2013 году было завершено создание, в том числе, с привлечением средств крупных инвесторов и опосредованно интернет-гигантов, полноценной инфраструктуры сети Биткоин, облегчающей доступ к ней неискушенных в компьютерных премудростях рядовых пользователей и инвесторов. Наступила пора нового этапа развития системы. Переходу на этот этап способствовали несколько на первый взгляд независимых друг от друга обстоятельств. Во-первых, в результате массированной эмиссии традиционных денег на счетах не только крупных, но и мелких инвесторов оказались значительные суммы свободных средств. А когда средств много, то возрастает склонность к рисковым вложениям в высоковолатильные активы. Во-вторых, был нанесен мощный удар по нелегальной платежной системе Биткоин в сети Tor. ФБР арестовало Ужасного пирата Рождерса, владельца SilkRoad, и в результате стало обладателем второго по величине кошелька Биткоин. Удар был нанесен удивительно своевременно, поскольку в глазах инвесторов достаточно четко дистанцировал систему Биткоин от ее применения в сети Tor для нелегальной и противозаконной торговли. Наряду с прочими эффектами, акция ФБР может рассматриваться как классическая операция по ребрендингу Биткоина и отбеливанию его репутации. В-третьих, сразу же после падения курса Биткоина весной этого года начал свою причудливую миссию Эдвард Сноуден. Помимо прочего, разоблачения Сноудена привели к скачкообразному и распространяющемуся подобно эпидемии спросу на средства борьбы с Большим Братом, и обеспечению минимальной приватности денежных переводов, которые также контролировало АНБ. Данное обстоятельство стало просто подарком для системы Биткоин, поскольку обеспечило ей невиданную PR и GR кампанию. На волне этой кампании курс Биткоина стремительно пошел вверх. В сеть Биткоин устремились свободные, ликвидные средства из Китая, США и в меньшей степени Европы. Свою лепту внесло и знаменитое заседание Комитета по безопасности Сената США, на которому присутствовал только один сенатор – глава Комитате, но зато благожелательно высказались все основные правоохранительные агентства США, а Бен Бернанке даже написал сочувственное письмо от имени ФРС. Сам по себе экспоненциальный рост курса превращался в новость номер один для всех финансовых порталов мира. Они 24 часа в сутки сообщали об этом и привлекали все новых спекулятивных инвесторов. Формировался типичный пузырь, который мог неконтролируемо лопнуть.

В этих условиях главной задачей для инициативной группы Биткоин стало обеспечение контролируемого сдувания пузыря и переход в несколько менее волатильный и предсказуемый режим динамики системы Биткоин. Возникла задача, как решить эту проблему. Выскажем гипотезу, что путь ее решения был найден чисто вычислительным путем.

С учетом распределения средств, вложенных в Биткоины в региональном разрезе, стало понятным, что необходимо каким-либо образом воздействовать на Национальный банк Китая с тем, чтобы обеспечить отток китайских вкладчиков из системы Биткоин, как максимум, и/или не допустить притока новых, как минимум. Т.е. по сути, встала задача осуществить рефлексивное управление, спровоцировав китайцев на принятие репрессивных мер в отношении Биткоина. В начале декабря 2013 года такие меры действительно были объявлены. Курс Биткоина рухнул практически в два раза. А затем приобрел гораздо более сглаженную и менее волатильную чем раньше динамику курса, что и требовалось гипотетической инициативной группе.

Может возникнуть вопрос, а есть ли хоть одно доказательство, что решение Народного банка Китая не было обусловлено чисто внутренними обстоятельствами и не являлось заранее предусмотренным плановым мероприятием. Такие доказательства есть. Любой квалифицированный китаист отметит, что в Китае в отличие от многих других стран, правая рука в системе управления всегда знает, что делает левая. А решения на самых различных уровнях принимаются согласованно в рамках единой политики. Между тем, в конце лета крупнейший поисковик Китая Baidu разрешил платежи за свои сервисы в Биткоинах. Более того, буквально за несколько дней до решения Народного банка Китая крупнейший государственный интернет-провайдер China Telecom объявил о том, что начинает принимать платежи в Биткоинах и работать с ними. В Китае такого просто не бывает, за исключением случаев, когда в дело вмешиваются чрезвычайные обстоятельства.

Можно высказать версию, что китайцы смогли (им сильно помогли) получить информацию, что через систему Биткоин отмываются деньги людей из центральной, либо региональных китайских элит. Руководство Китая чрезвычайно ревностно относится к подобным вопросам, поскольку старается не допустить возможности шантажа иностранными государствами, либо негосударственными структурами ответственных китайских работников. В случае если такой факт действительно имел место, то мы наблюдаем типично китайскую, мгновенную и предельно жесткую реакцию.

Таким образом, инициаторы проекта Биткоин справились с еще одной сложной задачей и, осуществив накануне рождественских праздников мощную коррекцию курса Биткоина и параметров его динамики, предоставили необходимое время на осмысливание процесса всем участникам системы Биткоин, подготавливая новый этап в развитии системы.

Подытоживая, можно сказать, что в каком-то смысле феномен Ассанжа, миссия Сноудена и явление криптовалют, включая систему Биткоин, являются знаками новой реальности и коренятся в неких глубинных процессах развития технологий, элитных структур, политики и экономики в целом.

А что до ближайшего будущего криптовалют, то об этом – в завершающей статье цикла.

БИТКОИН

и другие криптовалюты: итоги

Несмотря на пятилетнее существование Биткоина, до сих пор нет ясности, чем она является. На собственном сайте Биткоин характеризуются как «цифровая валюта». В официальных отчётах Всемирного банка, ЕЦБ и ФБР – «виртуальная валюта». По классификации комиссии по финансовым преступлениям (FinCEN) при Министерстве финансов США Биткоин относят к «децентрализованным виртуальным валютам». Часто Биткоин называют «криптовалютой». Министерство финансов ФРГ считает Биткоин вариантом частных денег, которые могут быть использованы для «многосторонних клиринговых операций». Чтобы впредь не путаться в терминологии, предлагаем использовать достаточно нейтральное, но полностью соответствующее сути дела название «дикойн» (digital coin или «цифровая монета»).

С высокой степенью вероятности можно предполагать, что цифровые валюты или дикойны пришли в мировую хозяйственную систему надолго. Подобно джину из известной арабской сказки, будучи однажды выпущенными на волю, их очень трудно уничтожить, и сделать вид, что дикойнов никогда не было. Безусловно, в будущем будут меняться конкретные виды цифровых денег, их функционал, сферы, юридический режим использования и т.п. Но феномен дикойнов будет по всей видимости существовать.

Краткосрочные перспективы цифровых валют и, прежде всего, системы Биткоин зависят от позиции основных акторов экономической жизни. Начнем с государственных институтов. Есть все основания полагать, что все государственные регуляторы, включая тех, кто благожелательно, либо нейтрально настроены к Биткоинам, либо другим криптовалютам в текущем году главное внимание уделят решению анонимности электронных кошельков Биткоинов и других цифровых валют.

Это связано, по меньшей мере, с тремя обстоятельствами.

Во-первых, по данным Global Financial Integrity, ежегодно в течение последних 15 лет растут масштабы незаконных и преступных денежных потоков в мировой финансовой системе. Понятно, что эти потоки осуществляются в традиционных валютах. Тем не менее, по мнению и данной организации, и подавляющего числа других регуляторов, Биткоин при сохранении анонимности электронных кошельков создает новые риски для незаконных финансовых трансфертов и сужает возможности правоохранительных органов для борьбы с ними.

Во-вторых, наличие анонимных кошельков и соответственно неконтролируемых финансовых транзакций при достаточно широком распространении анонимных дикойнов, негативно скажется на собираемости налогов. Практически во всех странах, где складывается Биткоин-экономика, регуляторы в настоящее время активно обсуждают вопросы налогообложения доходов от продажи товаров и услуг за Биткоины, либо доходов от спекуляции Биткоинами, как активами.

В-третьих, сохранение анонимных кошельков Биткоинов при широком распространении этой платежной системы, как показывают расчеты российской компании Infowatch, может в ближайшем будущем вызвать лавину кибервымогательств, связанных с блокированием компьютеров. Масштабы кибервымогательств прямо связаны с вероятностью обнаружения преступников. Чаще всего это происходит при выплате выкупа. Анонимизация получателя средств делает фактически невозможным его обнаружение, а соответственно в разы повышает привлекательность кибервымогательства, как криминального бизнеса.

В этой связи регуляторы и правоохранительные ведомства тех стран, где достаточно благожелательно на сегодняшний день относятся к Биткоинам, включая США, Великобританию, Германию, Японию и т.д. будут без сомнения усиливать нажим для обеспечения в конечном счете деанонимизации электронных кошельков Биткоинов.

Этот нажим с чрезвычайно высокой степенью правдоподобия приведет к расколу в движении биткоинеров. Одну часть составят те, кто готов искать точки соприкосновения с государственными органами и соответственно вырабатывать решения, обеспечивающие существования Биткоинов и других дикойнов в правовом поле. Другая, вероятно меньшая часть образуется из биткоинеров-экстремалов, принципиально настроенных против любых контактов с государственными органами и более того, считающих эти контакты предательством Биткоин-движения. Такой раскол уже произошел. Начиная с декабря прошлого – начала нынешнего года его уже можно наблюдать на всех основных форумах биткоинеров, и в их группах в социальных сетях.

Поскольку система Биткоин все больше превращается в большой, охватывающий сотни тысяч, а скоро и миллионы людей бизнес, то есть основания полагать, что основные участники Биткоин-движения будут тесно взаимодействовать с государственными и международными регуляторами и общественными организациями. Например, на днях, глава фонда Биткоин Гевин Андерссен будет проводить специальное совещание с одной из самых авторитетных англо-американских организаций - Советом по международным отношениям.

Представляется, что, так или иначе, либо биткоинеры откажутся от анонимности платежных кошельков в тех же пределах, в которых происходит отказ от анонимности в отношении счетов в традиционных валютах, либо Биткоин будет вытеснена на обочину и его место займет другой дикойн. Поскольку же в инфраструктуру Биткоина уже вложены большие деньги, гораздо более вероятен первый вариант событий. В программно-вычислительном аспекте уже имеются решения, которые с одной стороны обеспечивают предусмотренные в различных странах конституционные, гарантии приватности, а с другой стороны, делают Биткоин приемлемым для правоохранительных и налоговых органов тех стран, которые заинтересованы в развитии электронных валют.

Без сомнения подавляющая часть криптоанархистов, шифропанков, воинствующих программистов-либертарианцев, и просто романтиков Биткоина откажется идти на компромиссы с государствами в любых формах, принимать во внимание интересы инвесторов в инфраструктуру цифровых валют, крупных торговых и инвестиционных компаний и выберут путь сохранения и даже усиления полной анонимности и непроницаемости.

Прямым подтверждением этому стало заявление разработчика Zerocoin Мэтью Грина. Первоначально Зерокойн планировался как расширение Биткоина, способствующее повышению конфиденциальности транзакций внутри платежной сети Биткоин. Уже в этом году Мэтью Грин объявил о том, что Зерокойн будет являться альтернативной криптовалютой, независимой от Биткоина. На своей пресс-конференции он особо подчеркнул, что это будут первые, по-настоящему полностью анонимные цифровые монеты и абсолютно закрытая, никак недоступная государствам, платежная система.

Можно предположить, что именно Зерокойн, а не Биткоин превратится в настоящий кошмар для регуляторов и именно в эту платежную систему уйдет подавляющее большинство теневых транзакций. Именно эта платежная система будет обслуживать подавляющую часть и преступности, и спецслужб, которые как показывает сеть Tor, в одних случаях борются, а в других – переплетаются друг с другом. Впрочем, это происходит и в оффлайне.

Ключевой для перспектив системы Биткоин и других дикойнов представляется позиция крупных западных интернет-продавцов. В прошлом – ни один из них не тестировал применение Биткоинов в своих торговых системах. В этом году ситуация изменилась. С начала года Биткоины принимают в качестве оплаты гигант социальных игр, компания Zynga. Еще более значимым стало решение с начала 2014 года принимать Биткоины в качестве платежного средства одним из крупнейших американских розничных интернет-магазинов Overstock. Имеется целый ряд заявлений и других компаний из различных сфер торговли. Понятно, что в настоящее время решение об использовании Биткоина в качестве платежного средства имеет в значительной степени рекламный характер, а кроме того является элементом продуманной, исподволь проводимой кампании поддержки разнообразных цифровых валют. Что же касается широкого использования Биткоинов, либо других цифровых валют в розничной онлайн-торговле, то для этогонеобходимо дальнейшее снижение их волатильности. Впрочем главное, что процесс пошел.

Крайне любопытные процессы в отношении дикойнов происходят в недрах главных интернет-гигантов мира. В недавнем прошлом ряд из них собирался создать тот или иной вид виртуальных денег. Некоторые даже от слов перешли к делу. Однако в прошлом году они были вынуждены решать более реалистичные рыночные задачи и даже сворачивать хождение своих виртуальных валют. Наглядный пример — Facebook Credits, от которых компания Марка Цукерберга отказалась через полтора года после запуска. Еще один пример — валюта Microsoft Points, которая не вызывает симпатии у пользователей из-за сложной системы конвертации в доллары.

В этой связи особое значение имеет сделанное в самом конце 2013 года заявление компании eBay о подаче патентной заявки 20130339188. Мало того, что компания подала патентную заявку, она позаботилась, чтобы сообщение об этом было вынесено на первые полосы ключевых мировых СМИ.

Любопытно, что и в заявке, и в пояснениях патентуемая платформа называется одновременно и подарочной системой, и системой маркеров, и платежным инструментом. Из чтения заявки становится понятным, что речь идет о своего рода полноценных электронных корпоративных деньгах, т.е. еще одном виде дикойна.

Для того, чтобы пользоваться проектируемой eBay системой, в ней не нужно открывать специальный счет, как этого требуют все нынешние системы. Более того, сам получатель подарка, маркера, либо платежного инструмента, что одно и то же, может оставаться анонимным. Жестко определяется лишь отправитель, который обязательно должен иметь регистрацию в системе eBay. Патентуемая заявка, в отличие, например, от системы Биткоин, предполагает возможность программного встраивания самых различных фильтров, ограничителей для получателя маркера или платежного средства. В частности, в заявке записано, что: "Маркер может быть ограничен для использования только в конкретном магазине, определенной группе магазинов, или указанной сети магазинов. Маркер может быть ограничен покупкой только определенного вида товара или услуги. Маркер может быть ограничен в использовании географически - определенным городом, штатом, государством, регионом и т.п. Наконец, маркер может быть ограничен определенным временем своего использования. Например, только будними днями, выходными днями, с 11:00 до 1:00 вечера в будние дни, и / или в любое другое время ".

Нетрудно понять, что платежное средство, как его ни называй – маркером, либо подарком, за спиной которого стоят гигантские международные торговая компания eBay и платежная система PayPal, обладающее невиданной гибкостью, избирательностью, сочетающее жесткий контроль с определенной приватностью, имеет просто фантастические перспективы для своей экспансии в мире платежных средств.

С конца прошлого года Биткоин, Лайткойн и другие дикойны начали активное проникновение в альтернативные экономические уклады. Вопреки сложившемуся мнению, денежная экономика не является единственным мировым хозяйственным укладом. Так, по данным крупнейшей международной бартерной ассоциации International Reciprocal Trade Association только в число ее членов входит почти 500 тыс. предприятий с годовым оборотом более 12 млрд.долларов.

Во многих слаборазвитых странах, где финансовые системы находятся в удручающем состоянии, последние три-четыре года все активнее происходят эксперименты с бартерными соседскими сетями, локальными союзами взаимопомощи и т.п. При всем их разнообразии в целом их можно описать как различные виды коммунитарной экономики, базирующиеся на общине, на обмене результатами деятельности и отказе от ростовщичества.

Одним из самых известных в мире в этой сфере стал эксперимент с локальной валютой эко-песо на севере Кении. Его организовал в 2010 году специалист в области физики высоких энергий из США Уилл Раддик. Менее чем за год доходы в общине выросли на 30%, закипела хозяйственная жизнь. Причем, контраст между общиной, использующей локальные деньги с демереджем и остальной Кенией был столь велик, что кенийские власти заключили американца в тюрьму. Лишь после вмешательства ООН и фонда Рокфеллера, который взял эксперимент под свой патронаж, американец был вызволен из тюрьмы, а эксперимент распространен более чем на 50 общин страны.

В этом году объявлено, что впредь в качестве эко-песо будет использоваться специально разработанный для развивающихся стран вариант Лайткойна, приспособленный для использования и хранения на простых дешевых мобильных телефонах. Были сделаны специальные обучающие видеоролики. Одновременно предусматривается использовать эту платежную систему и для международных переводов средств многочисленных кенийских рабочих, занятых в богатых аравийских странах. Сегодня за перевод они платят 8%, а система будет брать комиссионные менее 1,5%. Уже в этом году объявлено, что подобную систему возьмут на вооружение более 50 общин в другой части мира – в Бразилии, расположенных вокруг города Форталеза. В случае успеха бразильский вариант дикойна будет использоваться в сельских общинах 16 штатов Бразилии.

Кстати, интересно, что в настоящее время в мире идут большие дискуссии относительно эффективности применения так называемых свободных денег С.Гезелля. Про свои деньги он писал: «Только деньги, которые устаревают, подобно газетам, гниют, как картофель, ржавеют, как железо, и улетучиваются, как эфир, способны стать достойным инструментом для обмена картофеля, газет, железа и эфира. Поскольку только такие деньги покупатели и продавцы не станут предпочитать самому товару. И тогда мы станем расставаться с товарами ради денег лишь потому, что деньги нам нужны в качестве средства обмена, а не потому, что мы ожидаем преимуществ от обладания самими деньгами». Смысл этих денег состоит в том, что их ценность уменьшается год от года. А это стимулирует не накопление, а расходование денег. Соответственно, активизирует спрос и дает шансы для предложения. В конце прошлого года программисты и разработчики создали на основе платежной системы Биткоин альтернативную валюту Freicoin, которая полностью реализует принципы свободных денег С.Гезелля. Можно ожидать, что в странах, где законодательство позволяет использовать частные деньги, например, в Швейцарии, в Германии Freicoin уже в этом году может получить распространение на уровне общин.

В условиях ширящихся контактов Биткоин-сообщества с государственными регуляторами, увеличением числа компаний и финансовых институтов, готовых работать с криптовалютами, расширением круга регионов и имущественных групп, охваченных электронными деньгами, ростом разнообразия цифровых криптовалют и дикойнов всех видов инвесторы все более активно вкладывают средства в инфраструктуру дикойнов. Наряду с созданием ширящегося числа бирж и торговых площадок, включая социальные сети – торговые площадки, обменники появляется все больше специализированных организаций по предоставлению конкретных услуг. В первую очередь они связаны с решениями в сфере безопасности пользования и хранения криптовалют. Не так давно одна из подобных организаций смогла заполучить в партнеры всемирно известную страховую компанию Ллойд. По оценке инвестиционных аналитиков на ближайшие годы бизнес, связанный с созданием инфраструктуры обслуживания цифровых платежных систем станет одним из самых выгодных сегментов высокотехнологичного бизнеса.

В наступившем году просматривается и еще один совершенно неожиданный оборот в теме цифровых валют. Известно, что цифровые валюты порождены программистским сообществом. А, как известно, мировая столица информационных технологий это – Силиконовая долина. В конце прошлого года один из самых преуспевающих и богатых людей Силиконовой долины Тим Дрейпер, венчурный предприниматель в третьем поколении собрал предрождественскую конференцию в университете, который он сам же в свое время и учредил. На пресс-конференции он предложил раздробить штат Калифорния на несколько более мелких штатов. При этом было предложено отдельно выделить Силиконовую долину со столицей штата в Сан-Хосе. В качестве аргумента он сказал: «Всякий раз, когда я пытаюсь поговорить с людьми в Сакраменто, я вижу, что они вообще не понимают целей, которые мы преследуем в Кремниевой долине. Скажем, мы работаем над новыми коммуникационными системами, однако эти системы на несколько порядков опережают нашу бюрократию. Поэтому бюрократы постоянно пребывают в роли догоняющих, а мы не понимаем, как они собираются нами управлять». Далее он пояснил на примерах автомобилей-роботов Google, дронов, которые будут доставлять пиццу и прочих новинок, что нынешнее поколение компьютерщиков состарится, пока власти штата узаконят их использование и напишут соответствующие нормативные документы.

Разделить Калифорнию вряд ли конечно удастся. Но в том же декабре The Seasteading Institute объявил о том, что в 2014 году он практически приступает к строительству двух автономных морских поселений, каждое примерно на тысячу человек. Одно из этих поселений будет расположено за пределами зоны юрисдикции США у берегов Калифорнии, как раз напротив Силиконовой долины. А второе – в морском заливе, рядом с Никарагуа и Сальвадором. Второе морское поселение будет заниматься созданием аквакультуры и добычей полезных ископаемых из морской воды. А вот первое как раз будет предназначено для жизни сегодняшних обитателей Силиконовой долины. Имеется в виду, что оба острова не будут подпадать под юрисдикцию Соединенных Штатов. Сейчас практически решается вопрос с юрисдикцией этих островов.

Предусматривается, что денежно-финансовой системой этих островов станет специально созданная криптовалюта, либо одна из модификаций Биткоина. Все это могло бы показаться шуткой, если бы не три обстоятельства. В проект вложены очень серьезные ресурсы. Архитекторами и подрядчиками-исполнителями выступают ведущие компании. Главным инвестором проекта стал чрезвычайно серьезный и известный во всем мире Питер Тиль и его товарищи по «мафии PayPal». Касаясь причин, побудивших его участвовать в этом проекте, Питер Тиль сказал: «Никто не смотрит в будущее, на 15-20 лет вперёд, как наши родители. Планы строят только краткосрочные. Большая часть из того, что сделали наши родители — Манхеттенский проект, сеть федеральных автострад и т.д. , невозможно сделать сейчас… Как бы то ни было, после 40-летних блужданий нелегко найти путь назад в будущее. Если мы хотим, чтобы это будущее всё-таки наступило, очень важно думать о нём гораздо больше, чем все эти годы. Первый и самый важный шаг для этого – увидеть, что мы все сейчас находимся посреди пустыни, а отнюдь не в заколдованном лесу».

Кстати о планах создания подобных островов начиная с этого года, и размещения на них зон сверхновых технологий заявили правительства Японии и Израиля. Они уже подыскивают места дислокации плавучих поселений и определяют тех, кто на них будет вести работы. Кстати, предусматривается, что на этих островах будут созданы специализированные финансово-экономические режимы, возможно, с использованием цифровых валют.

Если же вернуться от островов в океане к российским реалиям, то применительно к цифровым валютам можно солидаризироваться с мнением главы Сбербанка Г.Грефа. Недавно он заявил журналистам, что «В теории возможна эмиссия виртуальной валюты. У нас есть «Яндекс.Деньги», пока это не эмитируемая валюта, но первый шаг в эту сторону. Мы не спешим с этим… Надо посмотреть весь коммерческий смысл и привлекательность для клиентов. Мир уже не остановить, он пошел в этом направлении, и я думаю, что те грандиозные эксперименты, которые проходят с Bitcoin, должны закончиться один-два раза крахом с тем, чтобы было выработано глобальное регулирование".

Вместе с тем, цифровые валюты не всегда требуют сразу же глобального регулирования. Несмотря на то, что мир глобализирован, первоосновой финансовой системы является национальный суверенитет. Соответственно любая цифровая валюта, будет ли она международной, страновой или будет носить корпоративный или локальный характер, должна строго соответствовать законодательству той страны, в киберпространстве которой она используется.

Однако в ключевой позиции Г.Греф прав. Платежные электронные системы и валюты – это несомненная реальность. Более того, с некоторым авансом можно сказать, что они являются своего рода третьей денежной революцией. Первая была связана с появлением золотых и серебряных денег, как универсального платежного средства, имеющего собственную ценность, удобного для расчетов, легкого в хранении и транспортировке. Эти деньги были основаны на взаимодействии людей и их взаимном доверии. Затем произошла революция бумажных денег, где доверие было заменено иерархией силы эмитента, его возможностью принудить к использованию денег. В каком-то смысле электронные валюты с их распределенной сетью доверия являются возвратом к первоначальным деньгам, базирующимся именно на доверии. Но электронные платежные системы с требованием создания мощной инфраструктуры, согласованием платежных режимов, вписыванием в реальные, уже сложившиеся, национальные и мировые финансовые отношения, предполагают, конечно же, наряду с распределенной сетью доверия и наличие иерархии, связанной с фактором национального суверенитета. Дикойны имеют в основе гетерархию горизонтального распределенного доверия и вертикаль государственной власти.

Прав Г.Греф и еще в одном обстоятельстве. Несомненно, нынешние электронные деньги представляют собой первое поколение цифровых монет. В частности, им свойственна статичность. Например, в Биткоине наперед заданы параметры эмиссии, недостаточно проработаны вопросы безопасности платежной системы и простоты ее использования для рядового пользователя, даже обладающего хорошими компьютерными навыками. В этой связи надо отметить, что у российских программистов есть целый ряд наработок, связанных с новым динамичным, или адаптивным поколением криптовалют, где все их параметры могут гибко меняться в зависимости от изменений внешней среды.

P.S. В условиях, когда многие финансовые аналитики прогнозируют продолжение затяжного системного кризиса мировой экономики и финансов, наличие и развитие Биткоина и иных виртуальных криптовалют выгодно целому ряду глобальных и локальных финансово — экономических групп для начала построения новой макроэкономики и новой модели мировой финансовой системы. И игнорировать эту реальность было бы неосмотрительно.

Завтра.ру. 10, 14 и 17.01.2014


Количество показов: 7262
Рейтинг:  3.63
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.25)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
         
^ Наверх