загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



О КОРРУПЦИИ И БОРЦАХ С НЕЮ

Шамиль Султанов

Лучшими борцами с коррупцией в истории оказывались диктаторы. Муссолини – единственный итальянский лидер, который смог обуздать мафию и максимально снизить общенациональную коррупцию. Никто в истории России за последние пятьсот лет не сравнится со Сталиным по эффективности борьбы с коррупцией. В значительной степени так называемый «сталинский террор» 1937-38 годов был направлен против коррумпированного коммунистического госаппарата.

Нынешняя Россия одна из наиболее коррумпированных стран в мире. Это никакой не секрет. Как считают и пишут некоторые руководящие работники Генпрокуратуры РФ, коррупционный оборот в России ежегодно достигает не менее 300-320 миллиардов долларов в последние пять лет. Кстати, по уровню коррупции Российская Федерация опережает свою соседку Украину.

Однако в России на сегодняшний день не просто коррупция, а сформировалось нечто уже качественно иное – коррупционная система. Потому-то некоторые представители российских спецслужб утверждают, что эта система контролирует почти половину общегосударственного механизма принятия решений.

Масштабная коррупция как социально-экономическое и политическое явление в разных масштабах существует в мире практически повсеместно. В развитых демократических западных странах главная задача властей – всячески сдерживать коррупционный фактор и не допускать его перерастания в прямую угрозу национальной безопасности. С другой стороны, во многих странах Азии, Африки, Латинской Америки формально легитимные государственные власти сами стали или становятся ядром общенациональных коррупционных механизмов.

Формальное, общепринятое определение коррупции в нашем глобальном мире заключается в следующем. Под «коррупцией» подразумевается такое незаконное получение денег, активов или власти, которое остается незаметным для общественности, совершается в ущерб обществу в целом, независимо от того, происходит ли она на высшем или повседневном уровне. В конечном счете, коррупция представляет собой преобразование государственной службы в особый вид бизнес деятельности.

В начале нулевых годов гарантированное место в Госдуме стоило более 2 миллионов долларов. В 1991 году правящая партия Японии имела в своем распоряжении более 900 миллиардов йен, и только 356 миллиардов йен были получены из законных, зарегистрированных источников.

Наиважнейшим фактором воспроизводства повсеместной коррупции является сам нынешний глобальный экономический механизм, исторически выстроенный под интересы западных элит.

Один только пример. Объемы денежных переводов из банков развивающихся стран в западные финансовые институты ежегодно достигают почти 1 триллиона долларов. Невозможность извлечь деньги, добытые нечестным путем, из той или иной развивающейся страны резко сократило бы мотивацию для ведения незаконной деятельности или, по крайней мере, заставило бы ее бенефициаров тем или иным образом легализовать свои фонды. Но это не происходит и не может произойти в нынешнем глобальном экономическом механизме, именно потому, что западная финансовая система сознательно противодействует попыткам таких изменений.

И получается так, что, с одной стороны, Запад лицемерно финансирует самые разные программы, направленные на повышение «прозрачности» глобальных финансовых потоков, и из года в год заклинает о необходимости борьбы с коррупцией. И в то же самое время западные банковские институты выстраивают ультрасовременную инфраструктуру, поощряющую финансовые злоупотребления и отмывание денег через оффшоры.

Этот процесс начали лондонские финансисты еще в 1960-х годах, и вскоре он распространился по всему миру. Только в одном американском штате, Делавэре, долгое время служившим своего рода внутренней оффшорной юрисдикцией, сегодня зарегистрирована половина акционерных компаний открытого типа. Из них более двух третей входят в рейтинг 500 крупнейших мировых компаний. Кстати, более 60% официального ВВП Российской Федерации поступают от предприятий, контролируемых различными оффшорными холдинговыми компаниями.

Коррупцию используют на международной сцене и как важный инструмент для расширения своего политического влияния. США, Британия, Франция, Китай во многих случаях целенаправленно поддерживают коррупцию в развивающихся странах, предлагая местным элитам контракты на покупку оружия или помощь в развитии инфраструктуры.

По материалам портала «Слово без границ»


Количество показов: 1434
Рейтинг:  3.7
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.67)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх