загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Война идей

Александр Проханов

С. КОРОЛЁВ: В студии программы «Без вопросов» Александр Проханов. последние новости касаются итогов встречи в Минске так называемой контактной группы. На самом деле, результатов немного. Мы связывались с Пургиным, и говорили об обмене военнопленными, поднимали какие-то другие вопросы, о которых он не стал распространяться. Какие-то решения не приняты, переговоры шли тяжело, сказал он. И следующая встреча в пятницу. Интересно другое. Ещё до начала этих переговоров, и сейчас премьер-министр ДНР Захарченко говорит: «ДНР и ЛНР не заявляли о согласии остаться в составе Украины». Только началась эта встреча, и появилось сообщение ТАСС, что представители ДНР и ЛНР на встрече в Минске обозначили условия, на которых они готовы проводить переговоры с Киевом. Самопровозглашённые республики согласны остаться в составе Украины, если правительство страны признает их особый статус. Со ссылкой на представителей Донецкой и Луганской народных республик, которые участвуют в этих переговорах, ТАСС передавал эти сообщения. Как вы считаете, насколько случайно, или это вброс, или что это было? То, что раньше говорили о независимости, о признании, а сейчас появился такой сценарий. О чём это свидетельствует?

А. ПРОХАНОВ: Я слышал перечень условий, которые выдвинули представители Новороссии киевской стороны. В этих условиях говорится о том, что если Киев признает право Луганска и Донецка иметь свои вооружённые силы, особый статус военных формирований, свою армию, независимую от Киева, если Киев признает за Луганском и Донецком право заключать экономические и политические договоры, и если Киев позволит Луганску выбирать собственных прокуроров, верховный суд, по существу, собственные органы власти, в этих случаях Луганск и Донецк готовы сохранить общее с Украиной экономическое, культурное и политическое пространство. Это не значит, что они готовы остаться в составе Украины. Потому что Евразийский союз, который мы сейчас заключили, и будем развивать, предполагает общее экономическое, культурное, пока что ещё не политическое, но в дальнейшем, политическое, быть может, пространство. При этом все страны, входящие в Евразийский союз, являются независимыми. Это такая тонкость, её следует всё время акцентировать, не впадать в панику о том, что преданы интересы Новороссии, что она идёт в состав Украины, жертвы напрасны, разрушения напрасны. Нет. Это во-первых. Во-вторых, для того, чтобы эти переговоры начались, заинтересованы все стороны, включая Россию. Потому что у России через Украину проходит газовый транзит. Для того, чтобы они начались, предложения, исходящие от Новороссии, должны быть хоть как-то приемлемы для Киева. Если бы наши новороссийцы сразу сказали: «Мы требуем для себя абсолютной независимости, мы требуем для себя территорию, включая Киев. Мы требуем смену власти в Киеве, мы требуем назначение в Ужгород наших комиссаров». Какие же это переговоры? Это первые, самые робкие эскизы, которые кладутся на стол. Это первая разменная колода. Эту колоду Киев не примет. Вы посмотрите что творится на переговорах Палестины и Израиля, возвращение беженцев, статус Иерусалима как столица Палестины, отмена оккупационных на западном берегу реки Иордан. Это длится десятилетиями. Поэтому здесь не нужно впадать в панику. Это не договоры, это первые, очень робкие, хрупкие обмены представлениями, которые хоть как-то позволят осуществить вторую фазу переговоров.

С. КОРОЛЁВ: Сколько так фаз будет?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, таких фаз будет миллиона 2-3. Может быть, это будет до XXIII века. Я не знаю сколько таких фаз будет. Пока что нет никаких тенденций к сближению. Потому что Киев несамостоятелен. По-видимому, несамостоятельна в какой-то степени и новороссийская сторона, потому что за этой стороной стоит Россия, а за Киевом стоит Америка и Евросоюз. Там огромное количество составляющих в этом уравнении или в этой группе, в этом каскаде уравнений. И всё это решать, создать из этого теорему, это очень долго, очень сложно, а, может быть, невозможно. Я считаю, что здесь очень интересный момент. Во всяком случае, этот момент связан с возможным прекращением огня. Это прекращение огня будет достигаться на фоне стремительного наступления юго-востока, на фоне стремительного наступления ополченцев. И пока эти переговоры будут идти, неизвестно, где проляжет граница юго-востока. Может, она проляжет на северо-западе, я не знаю. У меня такое ощущение. Я глубоко не анализировал. Но мой опыт наблюдения за мировыми переговорами такой степени сложности говорит, что эти переговоры длятся бесконечно долго. Вспомните, сколько времени длились переговоры об объединении Германии. Они длились до той поры, пока не появился предатель Горбачёв и Шеварднадзе. Тогда они завершились. А когда были целостные стороны – Советский Союз, НАТО, Америка, эти переговоры длились бесконечно.

С. КОРОЛЁВ: Последние дни мы слышим об успехах ополченцев, мы слышим как происходит обмен военными, мы слышим со стороны Украины, со стороны украинских силовиков чуть ли порой не слезливые какие-то восклицания, обращения. Сегодняшняя, например, запись в «фейсбуке» Гелетея, где он видит Россию чуть ли не в том, что готовится ядерное оружие. Уже на грани фола играют люди, объявляют ситуацию отечественной войной. О чём это всё свидетельствует?

А. ПРОХАНОВ: Это продолжается информационная война. В эту информационную войну включаются как структуры, так и отдельно взятые люди. Некоторые из них психически неуравновешены, или фантазёры, или просто играют на этих ложных сенсациях.

С. КОРОЛЁВ: Гелетей – это тот, кто подписывал приказ о своём назначении ручкой с колпачком.

А. ПРОХАНОВ: Это очень увлекательная игра вести информационные войны. Особенно, если в информационные войны включаются отдельные граждане.

С. КОРОЛЁВ: Они же видят и говорят: «Да, мы проигрываем сейчас».

А. ПРОХАНОВ: Началось наступление. Об этом наступлении говорили давно. Более того, об этом наступлении говорили тогда, когда Новороссия отступала, когда сжималась, когда ополченцы теряли города, населённые пункты. Об этом наступлении говорили в момент ухода Стрелкова из Славянска. Более того, сам уход Стрелкова из Славянска, уход, который многие осуждали, называли предательством, он послужил поводом для конфликта внутри патриотического сообщества. Люди Новороссии считают, что это был гениальный ход, мощный марш. Было выявлено ложное направление, куда были отвлечены украинские силы. А по оставшемуся узкому коридору войска вышли практически без потерь, вывели всю технику, вывели живую силу, ввели их в Донецк. Это позволило сконцентрировать, спрессовать имеющиеся силы. И тогда уже говорили, что это сделано для того, чтобы нанести сильный контрудар. И прошёл с тех пор почти месяц, этот контрудар был нанесён. Он был нанесён ошеломляющей силы. Такое ощущение, что силы ополченцев удвоились, что силы ополченцев получили новое стратегическое мышление, стратегическое командование, получили мощную технику, обеспечение снарядами. Одним словом, этот порыв развивается. Причины этого наступления называют самые разные. Бытует среди либеральной прессы утверждение о том, что Россия совершила массированное вторжение на Донбасс, что мощные колонны российской техники, десантники, специалисты, гаубицы, они резко усилили ополченцев, и этим самым позволили осуществить мощное, стратегическое наступление. Я бы лично хотел бы, чтобы так было. Я всё это время мечтал, чтобы русские войска не оставались в стороне от этой трагической гибели и смерти этих городов.

С. КОРОЛЁВ: Почему-то даже Госдеп США не подтверждает, что это так.

А. ПРОХАНОВ: Я бы страшно хотел, чтобы это было. И если это так, я просто буду рукоплескать нашему министерству обороны, президенту и себе самому, что мечты сбылись. Но я не посмеюсь свои желания выдавать за факты. Даже если вдруг, допускаю, что у меня возникли предположения, что вторжение состоялось, я прекрасно понимаю, что идёт война, война мощнейшая, пан-европейская война. Эту войну ведёт Россия. Она ведёт её не на линии фронта, она ведёт её в гораздо более обширных пространствах. Пространствах «холодной» войны, экономической, политической, информационной войны. Идёт жесточайшая война. Эту войну в России представляет государство. Эту войну ведёт не комиссия по правам человека, не совет президента, эту войну ведёт государство. И российское государство заинтересовано, чтобы бытовала эта точка зрения – никакого вторжения нет. И я как гражданин своей страны, как государственник, который стоит в этой войне на стороне государства, без всяких сомнений, без оговорок, я принимаю точку зрения моего государства. И я не стану её оспаривать в публичном пространстве. Да, никакого вторжения нет, ополченцы наполнены яростью, энергией. Это был вихрь. Действительно, их моральное состояние – я встречаюсь с полевыми командирами – это бравые, отважные, яростные мужики, очень крепкие, сражающиеся за свою Родину. У них настроение очень боевое, иногда даже игривое настроение. Украинская армия деморализована, она не хочет воевать. И слом психологии. В войне очень важен психологический слом. Было чудовищное отступление советский войск в 1941 году, а потом произошёл слом, остановка немцев и разгром немцев под Москвой. Что-то произошло в психологии советского солдата, в психологии командира. И потом, после этого, конечно, были резервы, вторая мобилизация, вторая армия. Но произошёл слом. Мы стали верить в бриллиантовую звезду победы. Этот самый слом произошёл в украинской армии. Они перестали верить в возможность победы. Они превратились в такую гущу. Они не воюют, у них нет своих командиров. Командиры в апатии. Украинская армия состоит из двух частей: из пассионарного, но не умеющего воевать контингента «Правого сектора», и из военных специалистов, которые абсолютно разложились, и не хотят сражаться. И эта внутренняя деструкция самой украинской армии позволяет слаженно и энергично бить их в этих котах ополченцев.

С. КОРОЛЁВ: За что воюют добровольцы, которые идут туда из России?

А. ПРОХАНОВ: Во-первых, есть контингент вояк. Русские – это вояки. Может быть, русские плохо работают официантами, и у них не совсем получается гостиничный бизнес. Они иногда плохо торгуют в магазинах. Но это вояки. Они всю свою жизнь сражаются, воюют. И в генах русского человека есть энергия воина. Русские – это воины, это солдаты. Поэтому когда появляется возможность воевать, у русских сразу поднимается настроение. Но это не агрессоры. Русским очень тяжело находиться в состоянии апатии, немощи. Мы с 1991 года народ-пораженец. Нас сбили в 1993 году. Мы упали. Мы разбившийся самолёт, мы раненый народ. И сейчас появляется возможность для русского человека сказать нет, мы не разбитый, мы не раненый народ. У русского человека появляется в руках оружие, автомат. Русский человек самоутверждается на этой войне. Конечно, не только, потому, что Новороссия для русского сознания – это попранная и униженная Россия. И люди сознательно или бессознательно идут туда воевать за Родину. И, действительно, на броне, на некоторых броневиках, на некоторых танках Новороссии написано «за Родину, за Сталина, за Донбасс». Поэтому русские идут туда воевать, конечно, за Россию вчерашнюю, сегодняшнюю, завтрашнюю. Сознательно или бессознательно.

С. КОРОЛЁВ: Русские воюют на Донбассе за Россию. Вы согласны с Александром Прохановым – 916-55-81. Нет – 916-55-82. Возвращаются не все, Александр Андреевич.

А. ПРОХАНОВ: «Возвратились мы не все, хорошо бы пробежаться по росе». С войн не все возвращаются. Иногда никто не возвращается. Что поделаешь. Сейчас идёт тема погребений военных, которые якобы возвращаются в Россию в гробах. Эту тему педалирует либеральная пресса. Эту тему не педалируют государственные СМИ, эта тема либеральных изданий. Я только что вернулся из Пскова. Мне хотелось в приватном порядке узнать, что там в Псковской дивизии, погребения или нет. Я не занимался расследованием. Я просто спрашивал об этом крупных должностных лиц. Они сказали, что нет. Я не стал проверять искренность, истинность их ответов, меня они устроили. Но целая кампания в либеральных СМИ направлена на то, чтобы уличить власть в молчании, во лжи, нежелании предъявить обществу убитых военных на Украине. Тем самым власть, как говорят они, бесстыдно повторяет опыт Афганистана, и либералы выступают за правду, за истину, за интересы погибших солдат и их семей. Я в это не верю. Я не верю в искренность их желаний. Потому что за всё это время, что идёт там война, ни одна либеральная газета не всплакнула по поводу убиваемых городов. Все они поддерживали Украину, Киев, войска, оправдывали Порошенко, поддерживали эти гаубицы, которые долбали по Донецку и Луганску, уничтожая эти цветущие города. Это люди, которые всегда симпатизировали врагам Родины. Это в них заложено, это их генезис, это племя шидим, которое появилось, и никуда не уходит в течение столетий в России. Поэтому я не верю в их искренность. Они это делают только для того, чтобы ещё раз ослабить, унизить, уличить моё государство. Это часть информационной войны. Ими движет не любовь, не сострадание к гробам, к могилам, к матерям, ими движет желание ущипнуть, унизить и ударить. На Пскове произошло скверное событие. Там редактор либеральной газеты «Губерния», он же депутат «Яблока», на него было сделано нападение, его жестоко поколотили, избили. И объясняют это тем, что он занимался этим расследованием, в отличие от меня, который не занимался расследованием, он занимался расследованиями, проходил в дивизию, искал. И кто-то ему жестоко наломал рёбра, и даже было сотрясение мозга. Я спрашиваю себя: как мне, Проханову к этому относиться? Я журналист, на меня дважды нападали в ельцинский период. Дважды меня били кастетом в голову у подъезда моего дома. Меня уничтожали. Я был враг режима, я был враг ельцинского государства. Я был враг олигархов. Я знаю за что меня били и хотели сломать мне шейный позвонок. Ничего в этом радостного нет. И радоваться по поводу, что другого, противного, враждебного мне журналиста таким образом избили, я не могу. Я не позволяю себе радоваться и желать этого. В моей душе находится противоречие. Я не могу его тоже до конца для себя решить. Идёт информационная война. Она, может быть, более страшная, чем огненная война. И каждый такой либеральный журналист, который стреляет в мою страну – это огневая точка. А либеральные издания, которые массировано, мощно, квалифицировано участвуют в этой информационной войне на стороне моего противника, моего врага – это целые укрепрайоны, это территории, подконтрольные врагу. Я не могу им сочувствовать. Я желаю их уничтожения. Во мне борются два чувства, потому что война. Я не могу относиться к ним снисходительно. Это война. Я для себя не решил эту проблему. На войне как на войне, с одной стороны враги, надо огневые точки затыкать хоть собственной грудью, как это делал Матросов. Или же, всё-таки, соблюдать журналистскую этику, журналисты вправе делать всё, что они хотят, даже в условиях войны, катастрофы собственной страны.

С. КОРОЛЁВ: Итоги голосования предсказуемы. 99% наших слушателей с вами согласны. Говорят, русские воюют на Донбассе за Россию. 1% наших слушателей сказали, что люди руководствуются другими мотивами. В этом противоречии, которое сейчас обозначил Александр Андреевич, вы что бы посоветовали. Он говорит, что с одной стороны есть журналистская солидарность, а с другой стороны война. 916-55-81 – журналистская солидарность, каких бы взглядов не придерживался. 916-55-82 – мы в состоянии информационной войны. Выигрываем или нет?

А. ПРОХАНОВ: На Западе и в мире – нет, потому что там тотальный контроль, мы не можем туда ворваться. У нас только Russia Today шурует, этого не достаточно. В России, конечно, большинство населения поддерживает действия власти. Хотя, либеральная часть очень интенсивна, оживилась, мобилизована.

С. КОРОЛЁВ: 19% сочувствуют журналистам. 81% сказали, что в состоянии войны никакого сострадания не испытывают. Идут реальные боевые действия. Сейчас ополченцы вырвались вперёд. А что на информационном поле?

А. ПРОХАНОВ: На информационном поле на Западе, в Америке и на Украине доминирует враг, противник, потому что там абсолютно тотальный контроль за прессой. Есть контроль военного времени. Они себя ведут абсолютно грамотно. Там нет таких «Губерний», которые работают открыто в пользу России, ух уничтожают и угоняют. Russia Today отсутствует там тоже. Я не знаю, есть ли там контора Russia Today. Там тоже разгоняют корреспондентов Russia Today, тоже их прессуют. Russia Today в Америке есть. А на Украине все работают очень чётко. Порошенко, Коломойский создали тотальную систему информации. С этим их нужно поздравить. Это война. Это уже 41-й год. Что касается внутреннего информационного пространства, очень интенсивны либералы. Они сложились в целую систему. Это газеты, радиостанции, это и «Дождь» воскрес из мёртвых. Они работают синхронно и очень мощно. Это и провинциальные либеральные издания. У «Эха Москвы» есть множество провинциальных своих секторов, своих филиалов. Поэтому они возбудились, и некоторая их сонливость, умеренность кончилась. Они осмелели, не говоря уже об интернете. Их либеральный интернет во многом перекрывает патриотический государственный интернет.

С. КОРОЛЁВ: Опаснее какая война сейчас?

А. ПРОХАНОВ: Опаснее всего война идей. Опаснее всего метаисторическая, метафизическая война. Нам важно не проиграть в смыслах. Нам важно выстоять в этой схватке высоких идеалов, смыслов. Русская сторона и новороссийская сторона должна победить западную модель, западные представления о государстве, о ценности, о человечности, противопоставив этому другие смыслы и ценности.

С. КОРОЛЁВ: А Украина сейчас насколько олицетворяет этот западный смысл, эти западные идеалы?

А. ПРОХАНОВ: Она олицетворяет в официальной пропаганде на 100%. Более того, в таком яростном, радикальном смысле. Я несколько дней назад в Москве встречался с Павлом Губаревым. Мы с ним говорили об идеалах Новороссии, об её идеологии. Мне пришла такая мысль после встречи с ним. Новороссия формулирует русскую идею так, как она реализуется сейчас в Новороссии среди бомбёжек, жертвоприношений. Это как бы русское государство.

С. КОРОЛЁВ: Он говорит, что формулирует в действии, или уже сформулировано там?

А. ПРОХАНОВ: Она не может быть сформулирована среди пожаров и бомбёжек. Это небольшая группа интеллектуалов, он в том числе, пытается создать идеологемы. Эта новороссийская идеология, она русская идеология. Это русская страна, русское государство. Но это не националистическое русское государство. Я бы сказал, что это русское государство в пушкинском смысле. Это пушкинская идеология. Это Новороссия, это русское государство, которое предлагает миру, утомлённому от бессмысленности либерального проекта, предлагает великий русский проект вселенской справедливости. Это не русская идея, замкнутая только на русский этнос. Это как всегда в имперской России, в пушкинской России – Россия всемирна, вселюдна. И эта победа русского государства в Новороссии, она предложит миру новый вариант поведения человечества. И недаром к новороссийским ополченцам испытывают симпатию весь мир, поддерживает их. Добровольцы идут из стран западной Европы, из Азии, даже из Латинской Америки, из Венесуэлы, из Мексики. И вот это очень интересно. Смыслы Новороссии в том, что это русская страна, реализующая русский проект, как русско-пушкинский проект, проект России, открывающей миру горизонты будущего.

СЛУШАТЕЛЬ: А что делало последние 15 лет правительство РФ, спецслужбы, разведка, посольство? Теперь мы находимся практически на пороге войны с современной фашистской Украиной. Нам не избежать.

А. ПРОХАНОВ: Во многом бездействовала. Это была пора сонливости. Со времён Ельцина мы отдали Украину в руки украинских президентов. Сначала Кравчуку, Кучме, потом Ющенко, потом Януковичу. Полагая, что поддерживая элиты, мы тем самым оставляем Украину своим дружественным соседом. Это была стратегическая ошибка, бездействие. Украина наводнена неправительственными, некоммерческими организациями американскими, живущими на транши. Их там тысячи. В России, по-моему, два или три таких образования. Поэтому, грубо говоря, мы профукали Украину. Теперь приходится пожинать эти горькие плоды.

СЛУШАТЕЛЬ: Сказали, что сейчас будут приватизировать «Роснефть».

А. ПРОХАНОВ: Я не могу объяснить, потому что я не экономист. Не думаю, чтобы её приватизировали на 100%. Может, какое-то количество акций и бросят на рынок, потому что бюджет испытывает затруднения, государству нужны деньги. Может, такая цель. Но чтобы государство утратило контроль над главным стратегическим сырьём – этого не может быть.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы всегда говорили, что Украина целиком – это братский народ. Сейчас такое странное сомнение. Почему сейчас Новороссия считается братом, а вся остальная Украина – это враг?

А. ПРОХАНОВ: Была такая страна, может, вы её помните, она называлась Советский Союз. И все народы, которые жили в Советском Союзе, были братские. И эстонский, и русский народ, и латышский, и киргизский были братскими. А потом Ельцин взял топор и разрубил эту страну на части. И куски отшвырнул. И на протяжении многих лет в этих кусках шла такая пропаганда, что Россия это оккупант, что Россия – это враг, что, слава Богу, что мы освободились. Хотя там никто не освобождался, просто взяли предатели типа Горбачёва и Ельцина, выкинули эти страны. Они сейчас до сих пор не могут сложиться. Они перестали быть братскими. А если в России, не дай Бог, победит либерал и станет президент либерал, то отделит Сибирь, и братская Сибирь превратится во враждебную Сибирь. Так было во времена гражданской войны. Поэтому это всё вопросы обращения с народами, вопросы об элитах. Какие элиты? Элиты в основном мерзкие, между нами говоря.

С. КОРОЛЁВ: Хотел спросить о Путине, о роли Путина, о том, что сейчас вокруг него развивается. Об этой статье, утечке в Spiegel.

А. ПРОХАНОВ: Мы соглашаем, что идёт нарастающей силы «холодная» война. «Холодная» война – это система воздействия на государство с целью его разрушить. Главным объектом удара является национальный лидер, особенно такой страны как Россия. Обама в меньшей степени олицетворяет Америку, чем Путин олицетворяет Россию. Поэтому на Путина направлены сложнейшие воздействия. Одно из воздействий, которое обнаружилось в последнее время, связано по существу с прямыми намёками на возможность заговора, переворота и устранения Путина как президента. Об этом говорят бывшие сотрудники ЦРУ, впрямую говорят, что может так случиться, хорошо, если бы так случилось, если бы Путина вынесли ногами вперёд из Кремля, и если бы самолёт, на котором летает Путин, сбила ракета «земля-воздух». Действительно, была утечка секретного доклада в Spiegel, который говорит, что сложился заговор олигархов против Путина. По существу, элита сложилась в комплот, которая может заняться государственным переворотом.

С. КОРОЛЁВ: Это всё вбросы с Запада?

А. ПРОХАНОВ: Это вбросы оттуда. Но я думаю как к этому относиться. Я думаю, что к этому надо относиться очень серьёзно в любом случае. Прежде всего, это стремление запугать президента. Мне несколько раз присылали угрозы, что я заказан, что в меня могут стрелять, на меня могут быть покушения. Это очень неприятное состояние. Это состояние, парализующее волю, парализующее действия. Меня заставляли пересматривать ряд своих решений, отношений, публикаций. Это очень тяжёлое бремя. Такое бремя налагается на президента с тем, чтобы сломать его волю, может быть, изменить его решение в эти критические моменты. Но нельзя исключать и прямое покушение. Американцы - это люди, которые умеют устранять президентов. И своих, и чужих. Они не остановились перед тем, чтобы не застрелить Кеннеди. Они застрелили Мартина Лютера Кинга. Они умеют стрелять. Они убивают президентов, осуществляют перевороты. Это ковбои, это люди без чести и без совести. Они сразу хватаются за кольт. И мне кажется, что в этих условиях, конечно, мы, которые участвуем в этой «холодной» войне прямо или косвенно, конечно, должны сделать всё, чтобы поставить экран между этими воздействиями и президентом.

С. КОРОЛЁВ: Что это за экран? Что вы имеете в виду?

А. ПРОХАНОВ: Этим экраном является поддержка. Слава Богу, народ России поддерживает Путина. Огромная поддержка. 85% или 89%. Это прекрасный экран. Путин понимает, что народная воля, народная симпатия, народное доверие огромно. Это снимает ядовитые уколы. Конечно, должны быть усилены, они и так достаточно сильны, системы охраны президента, ФСО. Я не знаю какая практика. Сейчас же есть дистанционные способы уничтожения или подавления через всевозможные поля, воздействие на человеческие биоритмы. Но ещё Путин бросил Западу в своей валдайской речи страшное, метафизическое обвинение. Он практически обвинил Запад в том, что Запад является империей зла. Он посягнул на сакральные центры западной цивилизации. Это религиозное, метафизическое обвинение. Поэтому мне кажется, что за Путина должны молиться в наших монастырях, в наших приходах. Слава Богу, действительно, молятся. Все службы, которые сейчас проходят в церквях, в монастырях, так или иначе, они связаны с желанием блага, успеха, защиты от воздействия враждебных президенту России.

С. КОРОЛЁВ: Последняя тема – Изборск, тот холм, состоящий из разных русских земель. Я так понимаю, что вы горсть крымской земли сейчас туда добавили?

А. ПРОХАНОВ: Это такой великолепный холм, русская Голгофа под Изборском. Огромные валуны, эти метеориты, колоссальной величины распятие. Туда мы снесли сначала все земли с псковской святыни, потом со всей России, потом святая земля из Иерусалима. Холм – это реактор, в котором гудят русские пространства, русские земли.

С. КОРОЛЁВ: Где именно он находится?

А. ПРОХАНОВ: Он за Изборском, в придорожье, по дороге, ведущей на Печоры. Все, кто едет в Печорский монастырь, обязательно остановится, помолится, увидит этот восхитительный холм, который там стоит. Наш Изборский клуб недавно ездил в Крым. Посетили крымские святыни. Собрали там земли, сейчас мы привезли их на этот холм, и состоялся обряд землеприношения. Мы как бы венчали крымскую землю с русской землей. Это было красочный обряд. Десантники с псковской дивизии поднимались на вершину этого холма, сбрасывали эти земли. Мы рассказывали о том, откуда эти земли взялись. Там был Изборский клуб, который праздновал своё двухлетие. Мы образовались у этого холма. И что очень важно. Когда мы насыпали этот холм, когда я ездил почти в одиночестве, собирал эти земли, многие смеялись, не понимали что я делаю. А я упорно, сам, может быть, до конца не зная чем я занимаюсь, я свозил эти земли. И когда мы насыпали туда эти земли, когда владыка Евсевий освятил этот холм, когда собрались там тысячи людей, стали происходить чудеса. Первое чудо – в эту толпу из неба слетел аист. Сначала сел на крест, вещая птица, потом посидел там, и слетел в толпу и стал ходить среди людей, как будто это человек, превращённый в птицу. Не боялся, чуть ли не говорил на своём птичьем языке. Вторым чудом я считаю образование Изборского клуба под этим крестом. Потому что невероятно, что русские патриоты, интеллектуалы сложились в единство на фоне этой либеральной магмы. Нам всё это время не удавалось это сделать. Но крест осенил нас, и мы сложились. Ещё одно чудо – гигантскому бомбардировщику, который летает из-под Саратова к Америке, в Атлантику, присвоили имя Изборск, имя Изборского клуба. Когда там служился молебен, над этим крестом этот бомбардировщик пролетел. Командующий дальней авиации так проложил маршрут, что над этой толпой, над песнопениями пророкотала эта гигантская машина, сначала в один конец, потом в другой конец. Это было восхитительное зрелище. Ещё одним чудом было чудо Крыма. Я, между нами говоря, верю, что Крым присоединили не «вежливые» люди, а крест и холм. Он присоединил Крым, поэтому он с таким благоговением принял крымские земли. И, наконец, с нами были представители Донбасса, Новороссии. Два депутата, они же полевые командиры, они в гильзе привезли землю Новороссии из-под Саур-могилы, которую только что освободили. Они всыпали эту землю в холм. И на следующий день началось наступление. Я сейчас думаю, что те части, которые несутся вдоль Азовского моря, окружают Мариуполь, перед ними идёт мой крест, увитый цветами, венчики из роз, и он ведёт наших ополченцев к победе.

С. КОРОЛЁВ: Александр Андреевич вспомнил валдайскую речь Путина о том, что Запад – это империя зла. Значит ли это, что Россия – империя добра?

А. ПРОХАНОВ: Во всяком случае, Россия всё больше и больше обнаруживает в себе то, что я называю святой Русью. Святая Русь никуда не девалась. Новороссия - это святая Русь.

С. КОРОЛЁВ: 916-55-81 – вы с этим согласны. 916-55-82 – нет.

СЛУШАТЕЛЬ: То, что на «Селигере» задали вопрос о северных территориях Казахстана. Вот что страшно. Путин высказался о том, что нужно подумать была ли государственность. А сегодня уже Назарбаев и всё его окружение заявили о том, что они могут выйти из ЕврАзЭс. Это самое страшное для нас, что последние союзники смотрят как на врагов. Как нам извиниться перед нашим братом Казахстаном?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, надо на шею надеть верёвку и ползти из Москвы в Астану. Через 4 года, когда мы приползём туда с разбитыми коленями, нас простят казахи.

СЛУШАТЕЛЬ: Ополченцы ограничатся выдворением украинских националистов с территории Донецка и Луганска, или пойдут дальше, и будут освобождать русскоговорящую территорию от киевской хунты?

А. ПРОХАНОВ: Мне кажется, что события могут развиваться так. Если в этом наступлении, а это наступление стоит ополченцам жертвы, силы, наступление расходует их потенциалы, если они сохранят потенциал, наступательный порыв, то мне кажется, что если в этих городах начнутся внутренние восстания, волнения, например, в Днепропетровске возникнут внутренние восстания, или в Запорожье, то они придут на помощь.

С. КОРОЛЁВ: Финальное голосование практически повторило итоги предыдущего. 97,1% - да, святая Русь и империя зла Запад. Такая картина мира. Спасибо вам.

А. ПРОХАНОВ: Приятно у вас работать.

РСН 1.09.2014


Количество показов: 1634
Рейтинг:  3.44
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх