ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков

АНТИКРИЗИСНЫЕ МЕРЫ В ЭНЕРГЕТИКЕ: ВОПРОС НАЦИОНАЛЬНОГО БУДУЩЕГО

Вашему вниманию предлагается подробный отчет о круглом столе «Проблемы и перспективы инноваций в энергетике России», состоявшемся в Институте динамического консерватизма 24 сентября. Отчет подготовлен членом экспертного совета ИДК Максимом Калашниковым.

СЕГОДНЯШНИЙ «РОСАТОМ»: ИННОВАЦИОННОСТЬ ИЛИ НЕКОМПЕТЕТНОСТЬ?

По словам Бориса Алексеевича Виноградова (доктора физико-математических наук, заслуженного деятеля науки, инноватора еще с советским опытом, заместителя министра образования РФ в 1998-2002 гг.), президентская комиссия по модернизации экономики недаром 30 сентября проведет заседание по энергоэффективности и энергосбережению. Независимое экспертное сообщество должно высказать свое мнение по важнейшему вопросу. Тем паче, что здесь собрались и люди науки, и те, кто реально работал в практической энергетике, причем некоторые едины в двух лицах.

Одна из надежд РФ на сегодня – спасение от нехватки природного газа благодаря развитию атомной энергетики. Но все ли здесь ладно? К сожалению, нет.

Первым на семинаре выступил профессор Валентин Иванов, в недавнем прошлом – директор димитровградского НИИ АР (атомных реакторов), первый заместитель министра атомной энергетики РФ, депутат Государственной Думы (член комитета по энергетике).

Он говорил об инновационности и атомной энергетике (АЭ). Существующая АЭ, по словам В.Иванова, не инновационна, а даже тупикова. Водо-водяные реакторы, «работающие на уране-пятом», по сути обречены. Построенные энергоблоки могут работать по 60 лет, так что им остается не так уж много времени. Нужного для них урана становится все меньше и меньше, добывать его все труднее. Да и нужно ли его добывать? Все может быть намного лучше, если грамотно подойти к проблеме инноваций. Будущее – за реакторами на быстрых нейтронах, о которых говорят с 1950-х годов. Они из урана делают путоний-239, причем с коэффициентом воспроизводства больше единицы. Либо производят плутоний из тория-232 и урана-233. Таким образом, они увеличивают ресурсную базу. Если брать нынешнюю мощность ядерной энергетики РФ, БН-реакторы обеспечат ей работу на 3-3,5 тысячи лет только на уже извлеченном природном «восьмом уране», содержащемся в отвалах.

Но для этого нужны реакторы на быстрых нейтронах. В Советском Союзе последовательно осуществлялась программа их развития (реакторы БР-5, БР-10, Бор-60, БН-350, БН-600). На всех этих установках совершенствовались технологии изготовления оборудования и самого реактора с тем, чтобы затем перейти к серийному выпуску «быстронейтронных». Есть полистать «предчернобыльские» ядерные планы СССР, то на рубеже веков в стране должны были работать около двадцати энергоблоков на реакторах БН-600 и БН-800, а на столе уже лежал проект БН-1600. Для этих реакторов мыслился замкнутый топливный цикл. То есть, извлеченное из таких реакторов топливо имеет в себе больше делящихся элементов, чем при загрузке. Получаемый плутоний-239 вводится в топливо, объем радиоактивных отходов уменьшается по объему на два порядка (хотя активность сохраняется). По сути дела, русско-советская ядерная наука создавала практически вечную атомную энергетику, которая попутно нарабатывает и плутоний для ядерного оружия, причем в больших количествах.

В Минсредмаше СССР родилась идея «ядерных островов»: четыре энергоблока и один цех регенерации. Там успели разработать практически все технологии для реакторов с натриевым теплоносителем, в НИИ АР создали пироэлектрохимическую технологию регенерации топлива в расплавленных солях, а также виброуплотненный тепловыделяющий элемент – ТВЭЛ. С 1982 г. НИИ АР делал полностью дистанционным, автоматическим способом уран-плутониевые ТВЭЛы для до сих пор работающего реактора Бор-60. Но Чернобыльская катастрофа 1986 года обрушила планы ядерщиков. Все перешло в «тлеющий режим». В окаянные 90-е спасти разработанные технологии позволило сотрудничество с японцами. Благодаря этому в технологиях замкнутого цикла мы до сих пор опережаем всех на 7-10 лет.

Почему? Как рассказал ученый, французы остановили свой реактор «Феникс», японцы на своем «Монжу» не стали заниматься топливом, ну, а США этим не занимаются принципиально, ибо выступают против распространения ядерных материалов.

Таким образом, определилось первое направление инноваций в ядерной энергетике, о котором и говорил Д.Медведев в своей статье «Россия, вперед!». При разумном вложении средств в стране появится полностью замкнутый ядерно-топливный цикл. В этом случае можно полностью прекратить разработки урана! И незачем будет начинать проект освоения Эльконского ураново-рудного месторождения в Якутии (ценой в 150 млрд. рублей), пытаться разрабатывать уран в Казахстане и Монголии.

Тем не менее, нынешнее руководство «Росатома» делает именно это, невзирая ни на кризис, ни на астрономические затраты. Почему? В.Иванов высказал личное мнение: дело – в недостаточной научно-технической компетенции сегодняшнего руководства «Росатома». И с ним трудно не согласиться: при С.Кириенко бал в высшем руководстве атомной промышленности правят финансисты, «менеджеры общего профиля» и методологи. Причем, как заметил ученый, «не только верхний слой менеджеров, но уже и второй, и третий слои руководства «Росатома» выбрать технологии не могут…»

- Здесь, конечно, есть конкурирующие технологии, поэтому начались некие колебания. Они привели к тому, что практически ничего не делается. Будучи в Думе, нам удалось все-таки протолкнуть строительство БН -800, но, к сожалению, для него (на сегодняшний день) топливный цикл не определен. То есть реактор растет, он, может, будет построен в 2014-м году – с опозданием на 2 года – а к нему планируемого топливного цикла, разработанного еще в СССР, так и не делается, - сообщает Валентин Иванов.

Таким образом, теряется драгоценное время.

К сожалению, заглох и проект безопасного реактора на быстрых нейтронах со свинцовым теплоносителем – БРЕСТ. Использование свинца как теплоносителя предложил в начале 2000-х НИКИЭТ (Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники имени Н. А. Доллежаля).

- Это реакторы естественной безопасности, - рассказывает В.Иванов. - У них нет вообще физических причин для тяжелой аварии, поскольку плотность свинца примерно совпадает с плотностью активной зоны и здесь преимущество заключается в том, что любые аварии приводят к тому, что она сама защищает зону от каких-то там выбросов радиоактивных элементов. Был разработан технический проект реактора БРЕСТ-300, на 300 мегаватт мощности, он был «привязан» к поселку Заречный в Свердловской области. Но эти деньги пока не отпущены…

Что, добавим, вполне понятно. НИКИЭТ – институт, из которого вышел инициатор проекта БРЕСТ, министр Евгений Адамов. Убрали из Минатома Адамова – придушили и перспективный проект…

МНОГОСТРАДАЛЬНЫЕ «АТОМНЫЕ БАТАРЕЙКИ»

Второе направление в возможном инновационном развитии русской ядерной энергетики – станции малой мощности, кои иногда называют «атомными батарейками».

Они представляют из себя интегрально построенные реакторы. У них полностью все внутри (и первый контур и теплообмен, и парогенератор второго контура). То есть, «атомная батарейка» заряжается на заводе и поставляется на место работы, где действует без всякой перезарядки либо около двенадцати лет (нижегородские АБВ), либо 20-25 лет (проект «Унитерм»). Максимальная мощность таких станций не превышает 10-12 мегаватт. Да больше и не нужно: они управляются со стороны потребителя. Увеличение или снижение мощности на потребляющей стороне (за счет свойств теплоносителя) приводит к автоматической регулировке мощности реактора.

На таких мини-АЭС нет эксплуатационного персонала на реакторной части (он работает только на турбинах), нет соприкосновения с окружающей средой. То есть, вообще нет никаких радиоактивных выходов – нет выгрузки топлива, второй контур сильно защищен.

На сегодня имеются концептуальные разработки «атомных батареек». Создать их можно, потратил около 2 миллиардов рублей на пилотный проект и пять-шесть лет времени. Казалось бы, отличное решение для Русского Севера (не нужно завозить топливо в города и поселки), большая экономия природного газа в европейской части, высвобождение его изрядных объемов для экспорта в Европу, преодоление грозящего «газового голода». Бери – и развивай, тем паче, что инвестиции в проект поистине смешны в масштабах страны. Но…

- Все мои попытки «пробить» это дело с помощью олигархов окончились ничем, - горько усмехается ученый. – «Росатом» декларирует вроде бы понимание, даже есть какие-то подписанные соглашения с Якутией. Но на самом деле ничего не делается. Поэтому мы на этом направлении, имея неплохой задел в «оборонке», уже начинаем отставать. Американцы успели разработать «Гиперион» в Лос-Аламосе (компактный 25-мегаваттный реактор подземного размещения). Японская «Тошиба» сделала модель 4С: они ее на Аляске хотят поставить. Даже по самым консервативным маркетинговым оценкам рынок «атомных батареек» оценивается в 400 установок, востребованных по всему миру в в отдаленных районах. Что же касается наших труднодоступных районов (Якутии, Чукотки, Камчатки и даже Центральной Сибири) думаю, что даже в Южной Сибири это было бы очень неплохое энергетическое решение для рудников и промыслов. Словом, везде, где нужна энергия и ее трудно получить извне.

Именно поэтому я вел разговоры с Романом Абрамовичем на эту тему. Но, увы, ничего не получилось. Вот эта часть ядерной энергетики, мне кажется, весьма инновационна и должна развиваться. Однако все обращения «наверх» (включая и президента) не принесли результата. Хотя на словах все «за».

По моему мнению, «Росатом» не будет заниматься мини-АЭС. Слишком много у него дел другого сорта. Вот, его нынешнее руководство наговорило про 26 строящихся энергоблоков в РФ. А тут еще два в Белоруссии соорудить пообещали, два – в Болгарии, 4 – в Турции, Индии и т.д. Да это просто не под силу нынешнему «Росатому»! Он объявляет о планах пуска двух-трех блоков в год, тогда как даже в могучем СССР рекорд составил только 2 блока (на Южноукраинской АЭС)…

Как говорит ученый, «Росатом» будет теперь слишком занят, пытаясь выполнить заведомо невыполнимые планы. У него просто руки до «атомных батареек» не дойдут.

ГАЗООХЛАЖДАЕМЫЕ РЕАКТОРЫ: ОЧЕНЬ ПЕРСПЕКТИВНО, НО…

Третьим инновационным направлением в ядерной отрасли могут стать высокотемпературные газоохлаждаемые реакторы (ВТГР).

- Это очень перспективные реакторы, - рассказывает В.Иванов. – В них выходная температура будет около 1000 градусов, а это – прямое разложение воды и получение водорода. В этом случае водородная энергетика может стать рентабельной, ибо мы сможем получать водород не электролизом со всеми теперешними ухищрениями, а вот таким вот образом. Плюс еще одно применение газоохлаждаемых реакторов: они делают возможным прямое восстановление железа из руды. И в высокотемпературной химии такие реакторы позволят делать многое…

Тут мы достаточно далеко продвинулись в Советском Союзе. У нас в институте была построена специальная газовая «петля» и разработан концептуальный проект ВТГР…

По словам бывшего заместителя главы Минатома, в 90-х годах программу удалось спасти, так как началось сотрудничество наших исследователей с атомщиками США, Японии, Франции и даже Евросоюза как такового. Однако сегодня дело застопорилось. Хотя, например, американцы в своей перспективной программе развития ядерной энергетики Generation IV записали и реакторы на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем, и ВТГРы. Пилотные образцы их в США должны появиться в 2016-2018 гг.

И тут РФ начинает проигрывать гонку. На сегодняшний день, кроме концептуальных решений по насосам, компоновке оборудования, зонам реактора и материалам, мы по ВГТР больше ничего не имеем.

- Проблем очень много. Скажем, гелий как теплоноситель – сложный газ, который требует к себе достаточно большого уважения. Но вот эта часть «лежит», ею бы надо сейчас заниматься. Ведь ВГТР – действительно перспективное направление, лет через 15-20 (при соответствующих инвестициях) они превратятся в серьезный сектор энергетики, - убеждает ученый.

Но будем ли мы участником этой гонки?

ОПЯТЬ – РАСПЫЛЕНИЕ СИЛ?

Сегодня у всех на слуху новая программа – «Ядерные инновационные энергетические технологии». Ее вот-вот грозятся принять. Но обеспечит ли она инновационный прорыв в атомной энергетике?

На сей счет существуют большие сомнения.

- Там примерно 110 млрд. рублей потратить планируется. Там – эклектика. В программу попадают элементы свинцовых и свинцово-висмутовых реакторов с охлаждением, - рассказывает В.Иванов. - Я был в Академии наук экспертом этой программы. Думаю, что ее разрабатывали так, чтобы получить деньги на достаточно широкий поиск. Боюсь, что концентрированных усилий научно-технических за эти деньги невозможно будет создать. Тем более, что в программу вбили и термояд, и ускорители, и еще много чего…

Эксперт считает, что именно обрисованные им инновационные направления (реакторы на быстрых нейтронах, ВТГРы и «атомные батарейки») и есть нужные приоритеты, к тому же – экономически обоснованные и выгодные. Здесь нужно концентрировать деньги. Но…

Основные деньги «Росатома» (460 млрд. рублей) предназначены для строительства 26 новых энергоблоков до 2024 г. – с привлечением почти триллиона рублей корпоративных денег. Еще примерно 120 млрд. – это программа ядерно-радиационная безопасность. Программа правильная, но, как сетует эксперт, она вся направлена на устранение последствий старых аварий и проблем, которые дала «оборонка». То есть это Челябинск, Кольский полуостров с массой старых атомных лодок. Этих денег, конечно, на такое не хватит.

- Хотя руководство Росатома сделало так, что эти деньги пустило на хранилище облученного ядерного топлива (ОЯТ). Но с этим пусть разбирается Счетная палата. Мне-то кажется, что хранилище ОЯТ должно входить в стоимость киловатта и только тогда можно говорить об истинной стоимости атомной энергии, - заключил В.Иванов.

Примечание Максима Калашникова: в сущности, нужен и четвертый приоритет – ториевая энергетика Льва Максимова, которую откровенно «забивают». Здесь также необходимы и НИРы, и НИОКРы.

А ЕСЛИ ПОСМОТРЕТЬ НА АЛЬТЕРНАТИВНУЮ ЭНЕРГЕТИКУ?

Разговор зашел и об альтернативной энергетике – на возобновляемых ресурсах. Тем паче, что В.Иванов возглавляет в Российском союзе промышленников и предпринимателей рабочую группу по «альтернативке». Да и в Академии естественных наук (РАЕН) работает технологическое отделение атомной и альтернативной энергетики.

- Атомная и возобновляемая энергетика, вообще говоря, близки по своей философии, особенно учитывая ториевый цикл и термояд, - убежден эксперт. В свое время он предлагал «Росатому» взять под свое крыло альтернативную энергетику, но его не послушали. А теперь она «размазана» между пятью министерствами. Управления этим направлением, всей стратегией, тактикой и политикой альтернативной энергетики в РФ вообще нет. Есть просто слова. Есть поручения президента, они у меня в сумке лежат, все со сроками: к 1 октября, к первому ноября, к тридцатому декабря. А ведь там требуется разрабатывать полноценные программы, хотя ни специалистов, ни понимания многих вещей нет.

По мнению В.Иванова, политика ресурсо- и энергосбережения альтернативы не имеет, но у нас не выработалось нужной психологии. Не хотят в РФ экономить.

- Когда смотришь на тех же наших коллег армян, которые получили жуткую картину энергетического кризиса начала 90-х годов, видишь, как выработался соответствующий менталитет, - невесело констатирует ученый. – В Армении дети понимают, что им игрушку купят только тогда, когда счетчик воды будет крутиться не так быстро. И мне рассказывают, как дети сами списывают цифры со счетчиков в подъездах домов. Они уже понимают, что это ресурсы и надо считать все: воду, горячую воду, вентиляцию, канализацию. А у нас даже учета нет. Поэтому разговор о том, что представляет энергетика России с точки зрения энергоэффективности, должен начинаться с учета. И со статистики. В РФ нет энергетической статистики.

Это я вам ответственно заявляю. В Казани недавно побывал. Раньше думал, что хоть в нефтяной промышленности статистика налажена. Куда там! Точность определения объемов добытой нефти – плюс-минус 20%!

…Начинают говорить, что у нас нет эталонов. Оказывается, наши пробы нефти возят в Европу, чтобы можно было с чем-то сравнить. Не мои слова, это мне так сказали. А что говорить о потерях тепла? Или о потерях воды? Я, будучи депутатом по Ульяновской области, могу сказать: там десятки километров дырявых водоводов, за потери в них село должно платить гигантские деньги…

…Мы в РСПП поставили такие задачи: сначала – добиться статистики, учета, причем полного: с инфраструктурой - технологиями, ремонтом, заменой. Все это должно быть, иначе ничего не получится. Потом – система управления и пропаганды. Вот если эти барьеры мы сможем как-то преодолеть, тогда сумеем говорить о том, что мы встаем вровень с теми, кто делает это на Западе…

В.Иванов затронул и тему энергоисточников. Например, на Северо-Западе, в Сибири, на юге Якутии можно делать источником энергии пилеты – дрова. Как в Швеции. В.Иванов был там на конференции по энергосбережению: конференции, открывал ее король, на ней выступали министры. В Швеции есть все для инновационной энергетической политики: индикаторы, пробы, щедрые затраты денег. При этом шведы ведут работы по водородной энергетике и электромобилям, активно развивают использование биогаза. В Стокгольме целый микрорайон снабжается биогазом, что вырабатывается из иловых остатков, содержимого канализации и водоотвода. Там же биогазом заправляются автобусы. Королевский дворец в шведской столице обслуживается ТЭЦ, переведенной на пилеты-деревяшки.

В РФ нужно развивать автономную энергетику: где-то – на пилетах, где-то – на ветряках и малых ГЭС. Здесь все важно делать в региональном разрезе. Тем более, что изобретений в этой области у нас много. Проблема состоит в системном развитии автономной энергетики на основе прогнозирования, балансов, расчетов и моделей, которые в западных университетах есть, подчас – по три-четыре штуки. Пока мы всего этого не имеем, предлагать что-то бессмысленно. Даже самые простые проекты. Да и психология не поменялась.

Например, есть в Тульской области приватизированный завод по производству гречневой крупы, дающий в неделю по две-три тонны шелухи. Если ее не в овраги сваливать, а пустить на отопление, то завод может отключиться от централизованного теплоснабжения. И печи для этого есть, фирмы «Сименс». Но хозяин завода говорит: «А на фига мне это?»

А в это время в Англии существует, например, целая программа строительства «самодостаточных зданий» по семи категориям. Дома со сбором дождевой воды. Дома, где есть две разнесенных линии водоснабжения, ветряки, солнечные панели, вентиляция, принципиально не использующая никаких двигателей, освещение внутренних помещений за счет зеркал. Англичане поставили задачу: иметь к 2050 году 30% зданий такого типа. Причем задействована наука, университеты…

- На эту тему можно много говорить, она очень важна, но ее у нас забалтывают. То есть, после того, как вышли путинские постановления и указания Медведева по этому вопросу, я вошел в группу подготовки доклада для президиума Госсовета, Путину. Доклад очень, на мой взгляд, качественный. Много он о чем говорит и поручения-то даются неплохие, но… Когда начинаешь встречаться с теми, кто хотел бы деньги вложить, пусть и в маленькие проекты, тут же натыкаешься на то, что это - просто слова, - заключает эксперт.

Словом, читатель, сегодня нуждаются в компетентном пересмотре программа развития и атомной, и автономной энергетики.

ПЛАТА ЗА ОТКАЗ ОТ ЦЕНТРАЛИЗАЦИИ

В прошлый раз мы убедились в том, что развитие атомной энергетики в РФ, предложенное нынешним руководством «Росатома», вызывает слишком много вопросов. При этом положение с внедрением в РФ технологий энергосбережения и малой (автономной) энергетики крайне плачевно. Все это – последствия политики либерально-монетаристского лобби с его «до основанья, а затем…»

Экс-председатель Федеральной энергетической комиссии (2001-2004 г.), кандидат технических наук Георгий Кутовой считает, что в российской энергетике на сегодня утрачено главное: ее централизация, руководство развитием ее как целостной системы, где все (в том числе производство энергии и ее сбережение) – лишь части единого процесса. Он напомнил, что реформирование электроэнергетики «по Чубайсу» проталкивалось много лет (причем вопреки мнению большинства технических специалистов – прим. ред.). Долго примерялись, затем оформили все законодательно и…

- Как оказалось, мы при этом потеряли одну «маленькую» такую составляющую. Энергетика без централизации жить не может. Поскольку она – человеко-машинная система, работающая в масштабах всей страны, ее развитие все равно требует централизованного, планового начала, - считает Георгий Петрович, пользующийся сегодня громадным авторитетом среди действительных энергетиков-технократов.

По словам эксперта, в ходе «чубайсореформы» в электроэнергетике образовались более пятисот (!) хозяйствующих субъектов. Связывает их только одно: подчинение командам диспетчера. Но этого так мало! Диспетчер – отвечает за оперативные дела, за то, что нужно делать сегодня, сейчас, завтра. Диспетчер отвечает за правильные режимы работы станций и линий электропередач, не допуская системных аварий. Но он не может обеспечить стратегическое развитие энергетики страны. (В самом деле, мы же не требуем от ГАИ-ГИБДД создать программу развития автотранпорта в РФ – прим. ред.)

По словам Г.Кутового, развитие энергетики как таковой оказалось вне поля зрения государства. Вроде и деньги собрали, продав государственный пакет акций, раздали их в новые генерирующие компании (ОГК и ТГК), вменили им в обязательство что-то строить, вводить новые мощности. Но никто ничего не строит! А если и что-то строят, то это не те программы, темпы и масштабы, о которых нам нужно говорить сегодня.

- Атомщики воспользовались ситуацией так называемого финансово-экономического кризиса, и уже добились того, чтобы им не два энергоблока в год нужно вводить, а только один. Все наши ОГК и ТГК выстроились в в приемную правительства с просьбой: у нас же кризис, вроде никому ничего не надо, мы на 8% «уронили» энергопотребление в РФ. Может и строить ничего не надо? Дескать, сдвиньте в будущее установленные нам планы.

А что это значит? Что значит бросить начатое строительство, уйти с площадки на два-три года? Это – пущенные по ветру деньги. По опыту брошенного строительства АЭС в Татарии и Башкирии мы знаем, что все приходится начинать практически заново. Тот же результат будет, если сегодня «сдвинуть вправо» графики ввода новых мощностей на всех ОГК и ТГК.

Все это говорит об одном: при реформировании электроэнергетики мы увлеклись проблемами собственности. Реформаторы думали прежде всего о том, как разделить, поделить и реструктурировать. При этом они упустили время. Они разрушили самое главное начало: у энергетики должен быть центральный орган планирования ее развития! Причем орган с очень сильными функциями, с мощными нормативно-юридическими полномочиями, поскольку слишком много хозяйствующих субъектов в важнейшей отрасли получили хозяйственную самостоятельность. Решения такого органа должны быть обязательными.

В рамках Министерства энергетики должно появиться подразделение, которое возьмет на себя функцию, как я ее называю, «генерального конструктора» единой энергетической системы, - считает Георгий Петрович.

Увы, нынешнее Минэнерго РФ – лишь бледная тень Минтопэнерго 1990-х.

УГРОЗА РУКОТВОРНОГО ЭНЕРГОКРИЗИСА

Как считает эксперт, впереди маячит зримая угроза вполне рукотворного энергетического кризиса: когда экономика столкнется с нехваткой электричества из-за того, что старые мощности изношены, а новых – не построили, при этом так и не проведя в жизнь политику энергосбережения. И это – последствия именно «кавалерийской», либерально-монетаристской «реформы» отрасли. Последствия разрушения лучшей в мире Единой энергосистемы, созданной в СССР.

- Еще недавно мы перед всем миром гордились тем, что у нас функционирует единая энергетическая система с централизованным плановым развитием и управлением, чуть ли не от Дальнего Востока – и до Калининграда. Зарубежные коллеги нам завидовали. И теперь мы превратили нашу гордость в нечто аморфное, в что-то без начала и конца, - считает Г.Кутовой.

ДОСЬЕ ИДК

Напомним, что в 1999 г., заявив о грядущей «раздробительной» реформе электроэнергетики, А.Чубайс оперировал чисто идеологическим обоснованием: надо, мол, разрушить остаток советской экономики.

Против него поднялись практически все специалисты. Они говорили о том, что реформа должна заключаться в ином: сохранить Единую энергосистему, но очистить ее от воровства и коррупции. Укрупнить локальные энергосистемы, как при Сталине, сделать их межрегиональными (одна на несколько областей). Сохранить общие структуры ремонта и строительства мощностей, мониторинга технического состояния станций и линий передач, уникальную систему подготовки кадров, сложившиеся связи с машиностроителями, стандарты удельного потребления топлива на вырабатываемый киловатт-час и планово-стратегический подход к развитию отрасли. Говорилось о том, что в РФ невозможно применить английскую схему «рыночной электроэнергетики» в силу чисто технических причин, да и на Западе уже идет откат от либерально-монетаристских экспериментов в отрасли.

Вопреки мнению технократов и практиков все сделали «по Чубайсу». Итог: пошли массовый срыв планов строительства новых мощностей (при прогрессирующем износе старых), пробуксовка программы энергосбережения и первые тяжелые аварии/катастрофы. Если в послевоенном СССР (когда, собственно, и строилась Единая энергосистема) не случилось ни одной (!) системной аварии с массовым обесточиванием огромных регионов, то в РФ уже разражался «блэкаут» мая 2005 г. Ни одна ГЭС в СССР не знала того, что случилось на Саяно-Шушенской станции. И даже Чернобыль сюда не пришьешь: на ЧАЭС в 1986-м катастрофа произошла из-за безответственного эксперимента с энергоблоком, а не из-за физического обветшания оборудования. А вот сейчас проблема износа встает во весь рост…

На все это накладывается явный кризис в стратегическом управлении энергетикой.

- Минэнерго РФ в сегодняшнем его виде просто не может отвечать задачам сегодняшнего дня. С такими полномочиями, которые есть у нынешнего министерства, просто ничего нельзя сделать. У него – и это главное – нет денег, чтобы хотя бы науку в этом направлении поддержать – не то, чтобы какими-то хозяйственными делами заниматься. На НИОКРы в области энергетики и энергосбережение средств-то нет, а это сейчас главное. Нет такого рычага управления, - заявляет Г.Кутовой. - Как же его создать?

Думаю, что сегодня главное – не готовить завтрашний кризис. Сегодня все энергетики пребывают в «псевдоспокойствии» из-за падения энергопотребления в стране на 8% и из-за ожидания того, что и в 2010-м не полнимется. Но что дальше? Ведь завтра потребление электроэнергии в стране начнет снова расти. И если ничего не строить сейчас, то разразится кризис, который, получается, мы создали собственными руками. Потом мы будем говорить: а почему это энергетика стала непреодолимым ограничителем в развитии экономики? Да потому что сами его сегодня творим…

УПРЕДИТЬ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ БЕДСТВИЕ!

Георгий Кутовой предлагает сегодня действовать упреждающе. Главной антикризисной мерой он считает создание централизованного Фонда развития энергетики и энергосбережения. Да-да, именно того и другого, поскольку производство и сбережение энергии есть две стороны одной медали.

- Если мы разделим эти вещи напрочь, то всегда будем, как говорится, ставить телегу впереди лошади и заниматься непонятно чем. Мы сформулировали принцип работы такого фонда, источники его формирования и пополнения. Предложили все это правительству (тогда – во главе с М.Касьяновым). Тот поручил рассмотреть наши предложения Минэкономразвития – им тогда Г.Греф руководил. Он все отмел с порога: нерыночный, дескать, у вас подход, - продолжает эксперт.

- А что такое рыночный поход? Дать возможность раздуть тарифы до небес, дав хозяйствующим субъектам в отрасли «рог изобилия» для развития? Мы, привлекая к делу разные институты, подсчитали: отпусти тарифы на волю – и они вырастут примерно втрое…

Г.Кутовой считает, что в реальных условиях это тут же уничтожит конкурентоспособность экономики РФ. (Ведь политика энергосбережения в стране провалена). Получится еще один «шок без терапии». Очевидно, что сейчас взаимоотношения производителей энергии и потребителей разбалансированы. Сегодня поставлена очень простая задача: «употребить потребителя настолько, чтобы ему мало бы не показалось». И в области развития электрических сетей, и в сфере тарифов. И это неизбежно в ситуации, когда нет централизованного, аналитического органа с очень сильными воздействиями на весь процесс…

Как мог бы действовать Фонд развития энергетики и энергосбережения по Кутовому? Прежде всего, нужен четкий план строительства новых энергоблоков. В реальных сегодняшних условиях атомный блок сооружается 8 лет, блок тепловой станции (450 мегаватт) – 5-6 лет, парогазовый блок – три-четыре года. Все это нужно «выстроить» в линейном графике: чтобы одно строительство заканчивалось и другое – начиналось.

- А мы сегодня в какой-то прострации, когда вроде всем все понятно, все об этом могут говорить, но механизмы реализации идеи просто отсутствуют. Поэтому еще раз агитирую поддержать идею создания централизованного фонда развития энергетики и энергосбережения, - говорит Георгий Петрович.

Во-вторых, фонд в сложных условиях со вводом новых мощностей (время было потеряно в 1992-2009 гг., положение слишком запущено, причем удельное потребление энергии в РФ остается безобразно большим) должен спасти страну от энергокризиса с помощью развития энергосбережения. При фонде должен работать экспертный совет, рассматривающий конкурсные проекты, предъявляемые разными компаниями, инициативными гражданами, изобретателями и инноваторами. Здесь можно «взвесить» такие предложения, определить то, что на данном этапе наиболее эффективно – исходя из потребностей, которые нужно «закрыть». Нужно разбираться, что выгоднее: строить завод по выпуску энергоэффективных светильников – или сооружать пиковые энергоисточники, которыми закрывать вот эти вот «осветительные максимумы» в вечерние или утренние часы. Определяя степень эффективности того или иного решения, можно с наибольшей отдачей расходовать средства. Направлять их действительно в критически важные точки, под сильным контролем фонда.

- Это вполне рыночно! – убежден Г.Кутовой. Его предложение таково: фонд может на конкурсе отобрать перспективный проект, построить завод (например, по производству энергоэффективных светильников) – и затем выставить предприятие на торги, приватизировать его. Затраченные деньги, таким образом, возвращаются в Фонд развития энергетики и энергосбережения. В данном случае структура не подменяет собой частный бизнес (никто не возбраняет ему самостоятельно строить предприятия и заниматься энергосберегающими технологиями). Нет – системы существуют параллельно, дополняя друг друга.

Фонд (как «генеральный конструктор» единой энергосистемы) обязан создавать оптимальную схему строительства линий электропередач. Сегодня в этой сфере царит опасный хаос. Сети долгие годы финансировались по остаточному принципу: главные деньги шли в строительство новых генерирующих мощностей. Сегодня сети буквально обросли, как выразился Г.Кутовой, гроздьями подстанций на низком и среднем классе напряжения. Они не отвечают абсолютно никаким требованиям разумной надежности энергоснабжения.

Кроме того, А.Чубайс, будучи еще главой РАО «ЕЭС», пролоббировал откровенно грабительский порядок: развивать сети за счет новых потребителей, сдирая с них непомерные деньги «за услугу». Те сети и трансформаторы, что новый потребитель строит за свой счет, отбираются у него в сетевую компанию. Никакого возврата средств (в той или иной форме) не предусматривается. И это недопустимо! В результате потребители начинают иногда строить свои маленькие электростанции-«живопырки».

Но такое могут позволить себе отнюдь не все.

А значит, «развитие» энергетики по нынешней «чубайсомодели» (выражение М.К.) неминуемо приведет к острому энергетическому кризису. И только восстановление единого управления отраслью – пусть даже и по модели создания Фонда развития энергетики и энергосбережения – может предотвратить беду. Но будет ли он создан?

ВОЗРОДИТЬ ПРОМЫШЛЕННУЮ ЭНЕРГЕТИКУ

Еще одной возможной мерой предотвращения национального энергетического бедствия Георгий Кутовой считает возрождение забытой промышленной энергетики. Все равно «большая», системная энергетика в нынешних условиях не поспеет за будущим ростом энергопотребления. Значит, предприятия должны строить свои собсчтвенные станции.

Современные небольшие энергоисточники, которые производят и тепло и электроэнергию, достаточно эффективны по капиталовложениям. Они автоматизированы, коэффициент полезного действия у них - до 86%. То есть, если поддержать такое развитие промышленной энергетики, то мы могли бы процентов на 60 закрыть грядущий прирост. Причем предполагаемый Фонд развития энергетики и энергосбережения мог бы помочь промышленности строить свои заводские станции. Они запускаются – и потом промышленники постепенно возвращают фонду затраченные средства. Одновременно создается гибкая, децентрализованная энергетика страны.

ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЕ БЕЗ МЕДВЕЖЬИХ УСЛУГ

А как же такое направление, как энергосбережение?

Г.Кутовой рассказал, что первый вариант законопроекта по энергосбережению в нынешней Госдуме привел его в ужас.

- Там все пытаются нормировать. Вы же представляете, что это такое – «занормировать» производственные помещения, все технологические процессы и т.д. Потом эти нормы – зарегистрировать в госреестре. Потом пойдут по вашу душу энергонадзорные органы и ты, как предприниматель, будешь перед ними отчитываться, почему ты вдруг перекрыл норму. И конвертов не хватит у нашей промышленности, чтобы откупаться от этих инспекторов. Жуткое дело! – поясняет эксперт.

Единых норм энергопотребления в РФ сейчас быть не может. Оно сильнейшим образом зависит от объема промышленного заказа. От процента загрузки производственных мощностей. Если заказ большой – удельное энергопотребление в норме. А если заказ мал, то начинается беда. Когда у тебя оборудование в основном стоит, и ты делаешь всего-навсего на 10% от своей мощности, и у тебя все цеха обогреваются и освещаются, то удельная норма выходит огромной. И за это штрафы платить еще? Тут бизнесменов просто толкают на раздачу взяток, создается новая система поборов.

Нет, нужен совершенно иной закон об энергосбережении, и разрабатывать его должны практики.

А для начала нужно восстановить в энергетике РФ но централизованное плановое начало.

- Мы его потеряли, - завершил свое выступление Георгий Кутовой. – Нужно централизовать финансовые источники, взять в управление все деньги, которые сегодня выручены от продажи государственного пакета акций в электроэнергетике. Взять – и централизованно использовать для целей развития как энергетики, так и энергосбережения...

ОТСТАВАНИЕ – 20 ЛЕТ

По мнению профессора Московского энергетического института (МЭИ) Алексея Даниловича Трухния, наша энергетика отстала от западной как раз на срок, прошедший с момента развала СССР – почти на 20 лет. Экономичность наших энергоблоков сегодня – ниже всякой критики. (Угольный энергоблок на Западе – 45% КПД, в РФ – 37%).

Масса топлива в отечественной энергетике поэтому буквально вылетает в трубу. КПД по топливу по РФ в среднем – 36%. Лучшие газовые энергоблоки (на Костромской и Нижневартовской ГРЭС) – это КПД всего в 41%, тогда как обычный угольный блок в Европе – 45%. Даже газотурбинные установки на Северо-Западной станции не дотягивают до европейских показателей (50% против пятидесяти семи). А.Трухний выступил в защиту А.Чубайса, который в бытность свою главой РАО «ЕЭС» начал строительство современных парогазовых энергоблоков.

Профессор МЭИ также встревожен огромным физическим износом оборудования в отрасли. Нормальный срок службы энергоблока – 40 лет, а сегодня 66% оборудования в электроэнергетике отслужила это время. Оно и понятно: с 1992 года инвестиционный процесс в отрасли разрушили. Что может быть дальше? А.Трухний напомнил, как в 2003 г. разрушился 300-мегаваттный блок на Каширской станции, причем до сих пор неясно, почему. Восстановление блока идет до сих пор. А что, если из-за износа такие аварии начнут случаться то там, то здесь?

Положение крайне тяжело. Фактически, нужно выбрасывать старое оборудование и ставить совершено новое, современное и экономичное. Но как? Ведь все висит, по сути, на одном заводе – питерском ЛМЗ. Он не справится с огромным объемом заказов. И деньги брать придется, как ни крути, с населения и предприятий, за счет высоких тарифов. Все усугубляется советской ошибкой: в СССР не стали развивать газотурбинное направление, увлекшись атомом.

Что предлагает эксперт? Строить энергетическую систему страны гармонично. Атомная часть займет на более двадцати процентов. Нужно строить и ГЭС, и «малую энергетику» развивать. Эксперт считает: нужно делать ставку на строительство парогазовых установок (параллельно с развитием атомной энергетики и «альтернативки»). И надо как-то решать проблему с кадрами молодых специалистов в энергетической науке: мало кто идет работать на такие низкие зарплаты. Наука, как заявил А.Трухний, сильно опустилась вниз по сравнению с советскими временами. Лучшую молодежь активно перехватывают западные корпорации.

И это особенно недопустимо в момент, когда европейцы начинают переход к еще более эффективной энергетике, когда они намерены довести КПД своих угольных блоков до 52-55%. Они идут по советскому пути – используют сверхкритические параметры (температура – не 540, а 720 градусов, давление – не 240 атмосфер, а 350). Для этого европейцы совершают скачок в металлургии, в ковке деталей массой в сотни тонн. По этой части РФ безнадежно отстает (поломали промышленность и науку-то!). Поэтому и тепломеханическая часть нашей атомной энергетики будет выглядеть бледно. К тому же, атомная энергетика РФ отстает и в общем: «Сименс» уже строит энергоблоки на 1600 мегаватт, превосходя блок советского образца (российских просто нет).

ХВАТИТ РЫНОЧНЫХ ДОГМ!

Главный редактор газеты «Промышленные ведомости» Моисей Меерович Гельман – давний противник «чубайсореформы» отечественной энергетики. По его мнению, рынок регулятором отрасли быть никак не может.

Он считает, что конкуренции в электроэнергетике нет: ибо нет избыточного предложения, а вся «реформа» в РФ ведет к созданию губительной монополии продавцов электричества. Кроме того, ограничена пропускная способность линий электропередач, а сами потребители – это важная часть энергосистемы. (Ведь они позволяют ее балансировать). Таким образом, рынок по Чубайсу в отрасли невозможен. Городские ТЭЦ должны быть загружены: они ведь теплом город снабжают. Какой тут рынок? А система электропередач строилась вообще не по рыночной, а по оптимизационной схеме. Какая тут, к бесу, конкуренция может быть?

М.Гельман подробно рассказал о том, как пытался бороться с командой Чубайса, как пробовал достучаться до президента, чтобы блокировать разрушительную «реформу» еще в 2001 г. Как пробовал воздействовать на президента В.Путина через тогдашнего (в 2000-2001 гг.) его помощника А.Илларионова, через омского губернатора В.Кресса, возглавлявшего альтернативную чубайсовой комиссию по энергореформе. Потом, став акционером РАО «ЕЭС», М.Гельман пробовал через суд оспорить волюнтаристское разделение собственности компании Чубайсом. Но, увы, увы…

По мнению М.Гельмана, энергосистема не может быть коммерческой, она – крупный цех для всех крупных потребителей страны. То есть, для компаний, городов и регионов. Будут они собственниками системы – начнут экономить, внедрять энергосбережение у себя и эффективные технологии на силовых станциях. В этом он видит альтернативу национализации, означающей передачу дела в руки вороватых чиновников. А восстанавливать ЕЭС необходимо через суд, ибо ее раздел был полностью незаконным. Кроме того, в ЕЭС после 1991 г. вкладывались государственные средства – и это тоже имеет значение. Огромные средства, вложенные в ЕЭС, были поборами с потребителей. Поэтому нужно восстановить их права.

- Следующим шагом должна быть договоренность о создании единого органа управления, - считает эксперт. – Это должно быть новое по сути РАО ЕЭС России и государство тоже должно в нем участвовать. У него тоже будут 52% акций. Государство, с моей точки зрения, должно передать управление совету директоров, туда должны быть выдвинуты наемные специалисты, а не чиновники, как это сейчас. Я вообще не знаю, зачем нужен тандем «правление - совет директоров»: это два хозяина, ненужная трата денег. Есть правление, есть генеральный директор: посадите туда своих представителей. И пускай будет один управляющий орган. Ибо тактика и стратегия предприятия неразделимы. А сейчас получается, что за стратегию отвечает совет директоров, который не знает, что делать. Потому что сидят в нем чиновники, в основном из Росимущества. Если бы вы знали, кого туда сажают!

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЭНЕРГЕТИКА КАК ОПАСНОЕ ДЛЯ ЖИЗНИ ДЕЛО

Евгений Капранов, член-корреспондент Академии инженерных наук и бывший вице-губернатор Магаданской области – реальный инноватор в области альтернативной энергетики. Она действительно могла бы выручить сегодня нашу страну, спасти от энергокризиса. Но на пути ее – много опасностей.

Сам Е.Капранов в бытность свою вице-губернатором построил в 2000 году комбинированную теплонасосную станцию в поселке Клепка, причем вопреки желанию тогдашнего губертнатора Цветкова. Стоимость тепла снизилась в 13 раз, станция окупила себя за четыре месяца отопительного сезона, сэкономив 600 тонн топлива. Затем Е.Капранов, сотрудничая с канадскими производителями, предложил за их счет построить в Магадане (на базе очистных сооружений города) теплонасосную станцию на 35 гигакалорий мощности. Она могла бы сделать ненужным ежегодный завоз в регион 75 тысяч тонн угля на ТЭЦ из Кузнецкого бассейна.

После этого Капранову намекнули, что его могут устранить физически. Ибо на завозе угля кормится своя стая чиновников. Им чем больше сжигается мазута и угля – тем больше поставщики «благодарят», тем больше на бюджетных деньгах руки греются. Станцию в поселке разобрали: чтобы не создавала ненужного прецедента. Инноватор бежал из области под крыло Михаила Горбачева. Учредил под эгидой его фонда АО «Теплонасосные системы». С помощью канадского капитала Е.Капранов договорися с тверским губернатором о строительстве теплонасосной станции в его области. Канадцы (с участием, помимо всех прочих, госкорпорации этой страны по продвижению продукции канадского машиностроения на внешних рынках) согласились профинансировать строительство. Но с одним условием: М.Горбачев, как популярная в мире фигура, должен выступить с хорошими словами по поводу канадского оборудования на одном из международных форумов. Договорились, что в Калгари. Но М.С. эту встречу сорвал. Вся схема рассыпалась.

Е.Капранов пробовал работать с помощью РСПП, собрал пул проверенных технологий, в том числе и повышения эффективности больших электростанций (снижение удельного расхода топлива на ТЭЦ на 15-20%, утилизация остаточного тепла). К сожалению, и тут он стал биться о стену. Не помогла даже поддержка академиков РАН В.Фортова и А.Шейндлина. Не удалось внедрить новшества в «Мосэнерго».

- Газогенератор отработанный стоит на территории объединения «Салют», я туда неоднократно делегации водил, показывал его в работе. Водоугольное топливо специалисты знают, еще в 1970-х годах по трубопроводу в 400 километров из Кузбасского бассейна оно подавалось на Новосибирскую ТЭЦ-5 и тоже успешно работало, но его все забыли в эйфории от появления больших объемов дешевого природного газа в Советском Союзе. Нужна корпорация, которая будет заниматься этими технологиями. У меня лежит портфель заказов от конкретных металлургических, химических комбинатов Восточной Европы, что они готовы покупать оборудование в парогазовом цикле, о котором вы говорите: станции на 20 мегаватт и 320 мегаватт, сделанные на «Салюте» и «Статурне». С одним условием: если покупка этих станций будет подтверждена выдачей лимитов на природный газ. В Европу нужно продпвать станцию с лимитами на газ. Они готовы покупать. На 2,5 тысячи мегаватт конкретные заказы у меня в портфеле лежат, но я ничего не могу сделать!

На Киришской ГРЭС, которая работала на газе, мы начали отрабатывать с одним питерским партнером устройство по подготовке топлива, которое с большим успехом использовали на мазутных станциях, мазутных котельных. Там снижалось потребление мазута примерно, в среднем, на 7%, а самое главное это устройство, и это зафиксировано многими актами. Через неделю его работы котловые трубы самоочищались. КПД котла резко повышался. У меня подписаны акты испытаний в Кирове, в Апатитах… Такое устройство мы начали испытывать на газе, для того, чтобы его сертифицировать, оно должно было год там отработать. У нас экономия получалась около 1%, но в год на Киришской ГЭС – это 600 миллионов рублей, при стоимости этого устройства около 30 миллионов рублей. Два месяца мы не довели до ума сертификацию этого устройства, Киришская ГРЭС перешла в ведение Газпрома и через несколько дней родился приказ о переводе Киришской ГРЭС с газа на мазут…

Предложение инноватора: создать государственную корпорацию, которая занялась бы экономией природного газа, причем путем перевода ТЭЦ с природного газа на водоугольное топливо и на газ, вырабатываемый прямо на месте из угля (газогенераторы). О прочих технологиях повышения эффективности большой энергетики и говорить не приходится: технологии отобраны и проверены – их только внедрить надо. И деньги на это есть: глава «Роснано» А.Чубайс вернул в бюджет 90 млрд. рублей. Чего бы их не использовать на реальное дело?

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРИКЛАДНОЙ МАТЕМАТИКИ

Старший научный сотрудник Института прикладной математики (ИПМ) РАН, кандидат физико-математических наук Николай Алексеевич Митин также серьезно озабочен состоянием электроэнергетики РФ.

По его словам, еще в 90-е годы ИПМ, в связи с работой с некоторыми сибирскими регионами анализировал структуру энергетической отрасли и на достаточно содержательных моделях показал, что та система, которую строит РАО ЕЭС (где основной функционал – оптимизация денежных потоков), идет вразрез с требованиями оптимальной работы электроэнергетики. Ведь советская Единая энергосистема была нацелена на безопасность и надежность, на эффективное потребление ресурсов. А ее «рыночное реформирование» изначально таило в себе понижение всех параметров работы энергетической отрасли. Это с одной стороны.

- По абсолютно другим линиям сотрудничества мы занимаемся задачами, которые тем или иным образом связаны (по линии МЧС, например) с парированием всяких кризисов, катастроф и т.д. И тут можно еще один эпизод вспомнить, - продолжает Н.Митин. – Он весьма ярко свидетельствует, во что выливается политика руководства уже бывшей РАО ЕЭС.

Специалистами из МГТУ имени Баумана разработаны тончайшие датчики, которые позволяют мерить скорость вращения турбин. И по тому, как эта скорость эволюционирует во времени, можно предсказать, когда турбина может войти в нештатные режимы. То есть, эти датчики предупреждают о возможной аварии или катастрофе, засекая их едва заметные предвестники. Нужно ли говорить, насколько важно было бы предотвратить катастрофу на СШГЭС совсем недавно или на Каширской станции в 2003 г.?

Так вот, когда эти датчики принесли конкретным директорам тепловых станций, случилось что-то невероятное. Директоры кивали головами: да-да, это нам крайне нужно, но без санкции руководства РАО ЕЭС мы ничего внедрить не можем.

Пришли разработчики к руководству РАО ЕЭС (при Чубайсе – прим. ред.). А им сказали: нет, не нужно нам ваших датчиков. Расходы на них, конечно, мелкие, хотя и дополнительные, но не в этом дело. А в чем? В том, что руководители ЕЭС испугались того, что аппаратура начнет срабатывать – и придется останавливать турбины тогда, когда якобы ничего не происходит. А это – убытки в десятки миллионов рублей ежесуточно. Нас же, дескать, интересует конечный финансовый итог, у нас такая экономика, что вы нас не интересуете. Подобные факты крайне настораживают…

Иными словами, имеющаяся квазирыночная система прямо работает против безопасности и отрасли, и страны в целом. Вряд ли положение кардинально изменилось после раздробления РАО ЕЭС на сотни «хозяйствующих субъектов».

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЭНЕРГЕТИКА: РЕШАЯ КОСМИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ

Николай Митин коснулся и проблемы развития в стране малой, автономной энергетики.

Дело в том, что ИПМ, сотрудничая с МЧС и Роскосмосом, ведет работу по теме «Автономное поселение». Стратегическая задача – создать базы для работы на Марсе, в дальнем космосе. Но все это интересно и для освоения глубинных территорий России. По словам старшего научного сотрудника ИМП Николая Митина, автономные поселения, например, должны использоваться в военных целях (погранзаставы, военные городки на Севере). А также – для целей геополитических: ради контроля над пустующими и запустевшими территориями.

- Естественно, для автономных поселений нужны автономные системы жизнеобеспечения, конверсия космических и военных технологий на эти площадки, - рассказывает Н.Митин.

По его словам, автономные поселения могут выступить как инновационные территории, на которых можно испытывать и обкатывать самые разные технологии, связанные с малой и альтернативной (экологически чистой) энергетикой в целом. ИПМ сотрудничает с целым рядом организаций для того, чтобы создать какую-то комплексную методику построения таких вот автономных поселений с совершенно замкнутым жизненным циклом. Благодаря этому можно будет спроектировать «автономку», построить ее, найти возможность реализовать на ней (в виде пилотных экспериментальных площадок) самый большой спектр установок малой энергетики. При чем и ветровых, и солнечных, и газогенераторных и т.д.

- Мы в эту область пришли не так давно, года полтора назад, и пока идет только постановка задач – максимально комплексная, - сообщил Н.Митин.

То есть, и эти работы могут помочь стране избежать энергетического кризиса, прежде всего – за счет развития новой децентрализованной, «неогневой» энергетики.

В заключение Н.Митин заметил: есть, увы, еще и тесно связанные с энергетическими проблемами вопросы образования в РФ. С точки зрения того, что нас ожидает в относительно ближайшем будущем, они становятся в огромной степени определяющими.

- То качество образования, которое у нас есть и на школьном, и на вузовском уровне, вызывает большие тревоги, - считает старший научный сотрудник ИПМ. – Порождает сомнения в том, сможем ли мы в перспективе реализовать хоть сколько-нибудь содержательные научно-технические проекты…

НУЖНА «НАУЧНАЯ ОПРИЧНИНА»

На семинаре в ИДК несколько раз заходил разговор о том, что в стране идут многочисленные работы по альтернативной энергетике. Причем отнюдь не по линии государства или в системе Российской Академии наук. Нет, все это делают группы энтузиастов, зачастую гонимых и не признаваемых официальной наукой.

По этому поводу высказался бывший заместитель министра образования, профессор МГТУ имени Баумана Борис Алексеевич Виноградов, инноватор еще с советским опытом:

- Время требует фактически создания новой экономики. Другой, параллельной экономики. И, я бы сказал так, научной опричнины.

Пришел я как-то к президенту РАН к академику В.Осипову и к академику В. Козлову и говорю: «Ребята, ну прикончат вашу академию потому, что у вас ничего инновационного нет, кроме надувания щек. Надо срочно делать инновационное агентство, а не бодаться и не делать комиссию по борьбе со лженаукой во главе с Э. Кругляковым. Он там в восторге ходит от этой комиссии. А я ему говорю: «Дорогой, а что ты, академик, сделал, кроме борьбы с лженаукой?»

А он все борется с ней.

Так вот, два года тому назад я предложил академикам: надо делать инновационное агентство, чтобы при вас все «безумные идеи» проверялись и реализовывались. Только так вы можете выжить, как Академия наук. Иначе вы не нужны будете никому.

Они отказались. Поэтому мы должны сказать: нужен совершенно новый взгляд на инновации и для этого нужно создавать параллельную экономику. Инновационную, а это не пройдет, здесь не пройдет…

По мнению Б.Виноградова, нынешняя экономика РФ непроходима для инноваций, в том числе и энергетических. Как пример он привел случай из своей жизни: после Чернобыля представители КГБ СССР попросили Б.Виноградова создать датчики для анализов крови. Оказалось, что старая технология, по которой такие датчики делали в Одессе, дает слишком много брака, требуя двух с половиной тысяч стеклодувов. Б.Виноградов в кратчайшие сроки создал лазерную технологию производства датчиков, повысив производительность труда в 422 раза.

Когда новые установки заработали, директор предприятия спросил: «А куда мне девать работников, ставших лишними?»

- Вот почему нужна параллельная экономика. В эту ты не внедришь ничего. А куда девать людей? Это ведь колоссальная проблема. Все традиционно, все «намылено». В старой экономике ты знаешь, кому давать «откаты». И вдруг приходит некто и своими инновационными идеями рушит все схемы.

В РФ у нас нет коррупции, у нас есть уже сложившаяся среда. Это среда, в которой все живут, но не каждый дает одному, а все дают друг другу. И все в этом заинтересованы. А вы приходите, чтобы разрушить всю эту систему. То же самое – и с инновациями в энергетике.

Я предлагаю поддержать на государственном уровне (может быть, путем создания фондов, может каким-то другим) поддержать инновационные работы. Но они должны быть отделены от государства. И от всей чиновничьей братии, - заявил профессор Виноградов.

Каким образом? Если взять пример большой энергетики (уже бывшей «Единой энергосистемы»), то за счет включения в тариф инвестиционной составляющей она выкачала из потребителей (с 1992 г.) примерно 60-70 миллиардов долларов. Борис Виноградов считает, чтобы государство на эти деньги выпустило бы акции или облигации. Они должны составить фонд создания альтернативных энергетических технологий. В общем, это и есть та самая научно-техническая, инновационная «опричнина». То есть, создание отдельной (опричной), параллельной экономики.

Та инвестиционная составляющая тарифа, что взималась со всей страны, должна быть направлена целевым образом на создание всех инновационно-альтернативных вещей.

- Понятно, что сложно, но это – хоть какой-то механизм, - считает Б.Виноградов. Это лучше, чем выпрашивать деньги у чиновников. Это – хоть какой-то способ создать не догоняющую (вечно отстающую) экономику РФ, а экономику прорывную, нацеленную на опережающее развитие…

ТЕМА ОСТАЕТСЯ ОТКРЫТОЙ

Фактически Борис Виноградов сказал не об отделении инноваций от существующего государства, а о создании параллельного (опричного) государственного механизма финансирования инноваций. То есть, если говорить прямо, о создании небюрократического «параллельного государства», нацеленного на опережающее развитие страны. «Опричнины-2» во главе не с чиновниками, а с учеными и инноваторами. Причем во всех сферах, а не только в энергетике и энергосбережении. Он пришел к тому же выводу, что и автор этих строк вместе с Юрием Крупновым – в нашей книге «Оседлай молнию» (и ее продолжении – «Вперед, в СССР-2»). Именно там впервые были сформулированы принципы «инновационной опричнины». Затем эта тема была развитиа в коллективной книге «Новая русская доктрина: Пора расправлять крылья», вышедшей в свет в начале 2009 года.

Видимо, это – наиболее перспективный, но, увы, нереализованный в РФ путь.

Таким образом, мы имеем на сегодня невеселую картину: энергетика – в кризисе, государственно-стратегическое управление ею утрачено. Развитие «большой энергетики» рассогласовано с энергосбережением и пионерными разработками в области альтернативной энергетики. Государственной политики развития последней, по сути, не существует, равно как и политики энергосбережения. Таков страшный итог либерально-монетаристских «реформ». Поэтому впереди маячит реальная угроза энергетического кризиса в РФ.

Необходима выработка совершенно иной политики энергетического развития страны. Первые наметки ее мы сделали. Но это – лишь первые штрихи к картине. Новую энергетическую политику необходимо создавать с привлечением широкого круга практиков и ученых. Причем как можно быстрее. Здесь же нужно спасать от деградации наше образование, решительно разворачивать на инновационный путь консервативную Академию наук. Создавать новые экономические механизмы для обеспечения инновационного развития, причем не только в энергетике. Работы тутти – непочатый край, причем для множества умных голов.

Таким образом, тема остается открытой…


Количество показов: 7277
Рейтинг:  4.25

Возврат к списку

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх