ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков

КРУГЛЫЙ СТОЛ О «РУССКОМ ПРАВОСЛАВНОМ БОЛЬШИНСТВЕ»

Вниманию читателей мы предлагаем отчет о круглом столе «Партия русского православного большинства: потенциал, перспективы и причины ее отсутствия в современной РФ», прошедшем 15 октября в Институте динамического консерватизма (ИДК). Участники сошлись на том, что для исправления положения сейчас нужно нечто большее, чем партия. Ибо партии – институт уходящей эпохи, тем более неработоспособный в нынешних российских условиях.

РУССКОЕ ПРАВОСЛАВНОЕ БОЛЬШИНСТВО КАК СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТ

«Проведение данного круглого стола с точки зрения его организаторов не означает намерения создать такую партию, - сказал в своем вступительном докладе директор ИДК Виталий АВЕРЬЯНОВ. - Мы хотим обсудить условия формирования политической силы, отражающей волю и интересы русского православного большинства, которая может существовать в разных форматах, в том числе и не партийном». Вместе с тем, открывая семинар, Аверьянов выступил с обоснованием того, что русское православное большинство – не умозрение, но факт социологии, более того, это значимый электоральный сегмент.

«Понятие русского православного большинства (РПБ) очень непростое. Оно включает в себя смысловые элементы, которые имеют разный логический и статистический объем». Виталий Аверьянов нарисовал на доске две больших сферы с двумя соответствующими ядрами, при этом как ядра, так и большие сферы частично пересекаются и накладываются друг на друга. В одном случае это ядро Русской Православной Церкви и окружающая его сфера православия как культуры (духовно-культурной идентификации), в другом ядро представляет собой костяк русских как нации, носителей полного набора идентичности, вокруг которого существует облако русскости как культуры (языка, культурных стереотипов и еще каких-то вторичных идентификаторов). В полный набор идентичности (свойства костяка), по мнению Аверьянова, входят, помимо вышеназванного, происхождение, понимаемое как длительная общая историческая судьба, принадлежность национальной «школе», то есть типу организации (например, армии, системе образования, государственным институтам), сознательная идентификация себя с Россией и русским миром, потенциально существующая как «русское мировоззрение», национальное мировоззрение в зачаточных формах. Критики обычно преуменьшают значение культурно-русской и культурно-православной идентификации, сводя ее в первом случае к «пасхальным яйцам», а во втором случае – к пользованию русским языком как необходимым инструментом общения. На деле эти идентичности гораздо сильнее, чем может показаться на первый взгляд, просто они не так легки для формализации и рационализации.

«На сегодня, - отметил Аверьянов, - господствуют неглубокие идентификаторы электорального большинства, такие как демократические ценности, свобода (стремление к свободе), материальное благополучие, тяга к стабильности. Это не элементы реальной картины мира нашего народа, а некие аксиомы политкорректности. Введение в последние годы в круг этих аксиом патриотизма и семейных ценностей, чего раньше не наблюдалось, знаменуют сдвиг в идентификации власти, но решительно не меняют ситуацию и не способны компенсировать ее эклектики».

Русское православное большинство, по определению Аверьянова, есть «плотное ядро российской нации, включающее в себя ту ее часть, в которой ее русская культурная идентичность накладывается на ее православную идентичность как базовую культурную парадигму и сочетается с ней». А также – это те группы населения, что поддерживают данное ядро и выступают его союзниками в строительстве нашей национальной идентичности. И все это вместе реальное демократическое большинство, у которого сегодня нет адекватно представляющей его политической силы.

Таким образом, если русское православное большинство проявит активность в политической сфере, остальные сегменты общества неизбежно станут к нему тяготеть. Даже исламское сообщество, которое лишь частично входит в поле культурно-русской идентификации, проявляет ряд качеств, которые говорят о его сближении с ядрами РПБ (таковы, например, известные высказывания муфтия Таджуддина о Святой Руси).

Что касается фактора Церкви, то, по мнению В.Аверьянова, совершенно не обязательно он будет оставаться в рамках парадигмы «отделения от политики». Такая парадигма с позиций православия не является догматически обязательной, но является скорее итогом трагического исторического опыта. Многие патриоты с надеждой смотрят на Патриарха Кирилла. Критическая ситуация в российской политике может вызвать к жизни совершенно новые модели взаимодействия Церкви и политики, к эмбрионам которых можно отнести соборное движение и земское движение. События в новом веке могут идти по-разному. Однако тенденция «сближения полей индентичности» все равно продолжится. Русское самосознание крепнет. Значит, неизбежно и политическое оформление этого процесса. Но в какой форме? Партии, движения, клуба, сетевого сообщества?

ПЕРЕСТАТЬ БЫТЬ ТОЛПОЙ «ГНОМОВ»

Владимир ХОМЯКОВ, сопредседатель движения «Народный собор», считает: в критические для страны моменты совпадение понятий «русский» и «православный» усиливалось, принимая повсеместный характер и позволяя четко отделять своих от чужих. Важен вопрос субъекта власти. В конституции РФ существует заимствованный из советского Основного закона 1977 г. штамп – о «многонациональном российском народе» (здесь «советский» просто заменили на «российский»). Это бессмыслица. Реальным субъектом власти в РФ должен быть русский народ, который, несмотря на титанические усилия по его сокращению, по-прежнему составляет более 80% населения. Сюда же относится и значительное число формально нерусских, но относящихся к русской культуре и русской традиции. К категории «русское православное большинство» (РПБ) можно причислить как минимум 70% населения.

То есть, РПБ (понимаемое не как научный термин, но как политическое определение) имеет полное демократическое право задавать вектор развития страны, подчеркивая приоритет своих интересов. Но этого не происходит, а целый ряд политических решений и принимаемых законов или вопиюще противоречат интересам РПБ, или работают на затушевывание оного. На развитие в сторону европейского понимания «нации», где национальность определяется паспортом соответствующей страны. Политическая система сегодняшней РФ – своеобразная «двухпартийность»: партия «Единая Россия» и партия «Не-ЕР» (много маленьких партий, нужных для оттенения основного фаворита). Но ни «Едро» (либеральная в основе, хоть и с неким патриотическим подтекстом), ни ее официальные оппоненты выразителями интересов русского православного большинства не являются. Само понятие русскости ставится под сомнение, вводится понятие «россиянства». В итоге РФ сегодня – страна без цели. Ни Стратегия-2020, ни недавнее выступление Д.Медведева «Россия, вперед!» не ставят ориентиров на русские ценностные интересы. Не отвечают на вопрос: «А какое общество, собственно говоря, строится?» И во власти нет ясного понимания того, куда мы идем, зачем и ради кого. В принципе, некоторые люди во власти не стесняются говорить о том, что социальными заказчиками политики выступают 10-15% тех, кто преуспел и приспособился. Но это – отнюдь не РПБ!

Сегодня складываются условия для его политической активизации. Усиливает свои политические позиции церковь: вспомним многие шаги Патриарха Кирилла, которые сложно назвать чисто внутрицерковными. Они должны иметь поддержку снизу, но силы, способной стать массовой поддержкой новых инициатив РПЦ, пока не просматривается. Почему?

По мнению В.Хомякова, ситуация в стране дальше может развиваться двояко: либо власть сможет совладать с кризисом, либо не сможет – и тогда выяснение отношений выплеснется на улицы. Начнется хаос. Но в обоих вариантах необходима массовая, авторитетная политическая сила, опирающаяся на РПБ. Именно она может стать спасительным, стабилизирующим фактором. Так, даже в случае «удержания всего под контролем» наступит стагнация страны, которая затем разразится еще более страшным кризисом. Поэтому и нужна массовая русская сила, способная подтолкнуть власть к нужным изменениям (сама власть двигаться не в состоянии). Если же все сорвется в хаос, то есть реальная угроза: определенные силы попытаются использовать РПБ для разрушения государства как такового (через радикализацию русских масс и вброс в них нужных лозунгов). Это недопустимо: ибо что реформировать, если России не станет? Труп лечению уже не поддается.
Поэтому политическая сила РПБ сегодня необходима, как никогда. Она может направить протестную энергию в «конструктив», в борьбу с конкретным злом, а не со «злом вообще», ибо последнее всегда выливается «в до основанья, а затем…» С другой стороны, такая сила должна стать опорой тех, кто примется выводить страну из хаоса. Выход из смуты всегда и во все времена проходил через национальную диктатуру. (В русском случае выход из Смуты в 1612-1613 гг. проходил через военную диктатуру, которая собрала Земский Собор, а на нем сформировалась новая система власти).

Но почему эта политическая сила никак не может возникнуть вот уже двадцать лет? Почему все патриотические проекты оказались проигрышными или разваленными? Во-первых, все захотели быть единоличными вождями, каждый возомнил себя Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом в одном флаконе. И этот вождизм все погубил. Никто не захотел поступиться своими принципами, влиянием и прошлыми заслугами ради общего дела. Затем – старые счеты («а где вы были такого-то числа такого-то года?») Все тонет в идеологических спорах по частностям. Каждый отстаивает свою теорию преобразования и спасения России, идейные споры переходят на личности – и вот уже консолидация становится невозможной. Наконец, все боятся поделиться своими маленькими финансовыми возможностями с другими. В итоге получается скопище гномов, которых легко способен раздавить враг.

В.Хомяков предложил создавать политическую силу РПБ, объединяя разные патриотические группы на основе нескольких положений, разделяемых подавляющим их большинством. Консолидация на основе большой продуманной идеологии невозможна – нужно избежать идеологических споров. Не зря Минин и Пожарский выдвигали всего несколько пунктов (собрать ополчение, выгнать оккупантов и воров из Москвы, посадить на трон русского царя). В нынешних условиях необходимы лишь четыре главных положения:

- введение государственной идеологии на базе традиционных ценностей Русской цивилизации;

- отказ от следования в кильватере чуждого нам, обреченного Западного проекта, возвращение к собственной проектности;

- в целях сохранения России – переход к оправдавшему себя имперскому принципу государственного устройства на качественно новом уровне;

- создание в стране национально мыслящих власти и элиты.

Выдвинув такие пункты, русские патриоты должны забыть об амбициях (ибо поодиночке мы – никто). А также, прекратив копаться в прошлом друг друга, начать дело с «чистого листа» (как начали его ополченцы Минина-Пожарского) и стартовать не с создания какой-то вертикальной структуры, а с выстраивания горизонтальных связей. То есть, делать не так, как хочется, а так, как можно. По мнению В.Хомякова, партийный формат в сегодняшних условиях бессмыслен («мы все видим, чего он сейчас стоит»), гораздо лучше формировать либо массовое общественное движение, либо союз движений – аналог Народного фронта.

К «НЕПОЛИТИЧЕСКОЙ» ПОЛИТИКЕ

Михаил РЕМИЗОВ, президент Института национальной стратегии, считает: причины отсутствия в стране партии РПБ те же, что и причины эрозии партийной системы в современной РФ вообще. То есть, слишком высокий ценз на партийно-политическое участие (45 тысяч членов, тьма бюрократических препон, негласный запрет на политическое инвестирование, не согласованное с администрацией президента), сам выборный процесс (доверие к институту выборов полностью утрачено и в политическом классе, и у населения), очень низкий политический вес органов, формируемых на партийной основе (федерального и региональных парламентов). Их распорядительная сила крайне слаба.

В силу вышесказанного очевидно: в ближайшее время нынешний набор партий вряд ли претерпит принципиальные изменения. Но ни одна из нынешних парламентских партий не может быть союзником в деле формирования политической силы РПБ. Коме того, в РФ существует запрет на формирование партий по национальному и религиозному признакам. Причем запрет сей носит и неформальный характер: его нельзя обойти, применяя хитрости с названием партии и не упоминая ее религиозно-национальный характер в уставных документах. Сей запрет носит системообразующий характер для нынешнего режима и вряд ли падет в обозримом будущем.

Однако никто не может ввести запрет на общественную деятельность РПБ и на формы ее национальной организации. Ведь действуют же конгрессы кавказских народов, татар и башкир и т.д. Они – политически и социально признанные органы выражения интересов тех или иных народов. Не являясь формально политическими, конгрессы серьезно влияют на политику. Но аналогичного по функциям органа русского народа нет (Всемирный русский народный собор – ВРНС – носит парадно-официозный характер). Хотя в нынешних условиях самым верным способом влияния на политику является как раз неполитический формат. Поэтому нужно превратить ВРНС в конгресс, в орган представления интересов русских как общности, нетождественной государству; наполнить ВРНС новым содержанием. Тем более, что в нем содержится матрица национальной самоорганизации на основе православного мировоззрения, причем под сенью церкви. Ибо это – единственно возможная сегодня форма легальной русской самоорганизации, дающей хоть какие-то гарантии от жесткой расправы.

По мнению М.Ремизова, если нынешняя политическая система слишком зарегулирована и обессмысливает партийное строительство (даже если и получится создать русскую партию, то прохождение ее в парламент приносит ничтожный эффект), то деятельность организованных лобби – совсем иное дело. Система крайне чувствительна к ним. Если порог политического участия крайне высок, то так же низок порог чувствительности даже к небольшим информационно-общественным воздействиям (скандалам в медиа-среде, совместным заявлениям). Можно сразу же создать переполох в административных кругах. Нужно использовать все это, работая в общественном формате и под эгидой ВРНС.

При этом вредно закладывать как основу объединения большую, системную идеологию. Сегодня идеологические языки скорее разделяют людей, чем сближают их. Собираться лучше ради разделяемых политических целей. А как люди для себя их обоснуют – лучше оставить их совести и их политическим вкусам. М.Ремизов предложил набор главных блоков:

- описание интересов русского большинства (национального, морального, конфессионального);

- сделать так, чтобы большинство имело легальное и регулярное влияние на политическую жизнь (демократия);

- диктатура для выхода из Смуты необходима, но она должна носить переходный, временный характер;

- солидаристская экономика, основанная на механизмах перераспределения богатства и солидарности между богатыми и бедными, но не на уровне подачек, а на базе развитого разделения труда, благодаря чему большинство граждан может найти в нем свое место;

- приоритет традиционных ценностей (принцип «морального большинства»), что возможно лишь на религиозной основе – ибо светский гуманизм оказался бессильным в нынешнем мире с его новыми вызовами;

- демографический национализм (ограничение иммиграции и дифференцированное по регионам стимулирование рождаемости);

- обеспечение реального государственного суверенитета страны (без этого невозможно обеспечить интересы большинства граждан).

Последнее особенно важно, ибо современная глобализация несет угрозы именно национальному большинству всех стран (угрозы со стороны элит и меньшинств).

ОБЪЕДИНЕНИЕ СНИЗУ НЕПЕРСПЕКТИВНО? ЖДАТЬ МИЛОСТИ ВЕРХОВ?

Андрей САВЕЛЬЕВ (лидер движения «Великая Россия») убежден, что численное большинство русских и православных ровным счетом ничего не стоит. Ибо сами русские большинством себя в РФ не считают, русским быть немодно. Православные же мнят себя большинством, но таковым не являются. Даже причисляющие себя к православной культуре (ценностям) русские в обыденной жизни придерживаются вовсе неправославных моделей и стилей. То есть, на деле никакого РПБ не существует.

Проблема «крови»? С одной стороны, она может привести к расистским интерпретациям (изучение родословной, формы носа и черепа), а, с другой – к возвышению принципа рода, родства. А.Савельев считает, что помимо духовности есть еще и телесность. Без нее нельзя выстроить здравой идеологии, мировоззренческой позиции. Родство – призыв к определенного рода солидарности, которая возникает не вполне от слов, но и от чувств. При политическом строительстве чувства родства нужно и воспитывать, и учитывать, и применять. По мнению эксперта, «проблема крови» все равно сохраняется в общественном сознании. Нельзя ее полностью отбросить и при этом говорить о демографическом развитии страны.

В чем трагедия момента, по Савельеву? В том, что большинство членов «ЕР» (партии с антирусской и антиправославной направленностью) при этом искреннее считают себя русскими и православными. От этой власти невозможно ждать легализации партии, представляющей интересы русских и православных. Вспомнив опыт Конгресса русских общин (выборы 1995-1999 гг.), А.Савельев заявил: первая попытка поставить во главу угла православные ценности никого не привлекла. Наоборот, КРО «насытили левацкой идеологией», превратили в «союз народов России». И потому избиратель предпочел голосовать за тех, кто пообещал «мочить в сортире», а не за православные ценности.

Не получится это, считает А.Савельев, и сейчас. Чтобы называться русскими и православными, нужно доказать подлинность своих устремлений. Любое сомнение по поводу того, что ты русский и православный, перечеркивает всякие перспективы. Лозунги не стоят ничего: большинство не признает их «настоящести» и проголосует за что-то иное. Эксперт выступил яро против «левацкого вируса», попыток поставить социальное выше национального. (Это, мол, и позволило власти уничтожить проект «Родина», перелицевав ее в левацкую «Справедливую Россию»). При этом «Великую Россию», наследницу национально-православного крыла «Родины» просто не допустили к регистрации.

А.Савельев убежден, что русская православная партия может возникнуть лишь в одном случае: при расколе внутри нынешней власти. То есть, когда одна часть власти решит уничтожить другую и начнет искать себе новую легитимную опору в альтернативном политпроекте. А таковой может быть один: националистическо-конфессиональный. Все это может произойти только в результате политического переворота (каковой возьмет на себя грех неизбежного нарушения законов). Войти в политику «снизу» и начинать попытки низового объединения, по мнению А.Савельева, неперспективно. Кроме того, «нынешнее состояние церкви не позволяет партии такого типа опереться на священноначалие». (Эксперт поддерживает бывшего епископа Диомида, остро критикующего нынешнее руководство РПЦ).

НАМНОГО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПАРТИЯ

Егор ХОЛМОГОРОВ, главный редактор сетевого журнала «Русский обозреватель» и директор ИДК по развитию напомнил, что участники семинара по сегодняшним законам занимаются совершенно незаконным делом. Ибо по статье 9-й (пункту третьему) «Закона о политических партиях» не допускается создание политических партий по признакам профессиональной, национальной, расовой и религиозной принадлежности. В нынешней РФ создавать партии для создания национальных и религиозных интересов – преступно.

- Понимаете: в программе политической партии не может быть указана цель: «защита национальных интересов»! – говорит Е.Холмогоров. Поэтому невозможно легально создать партию защиты русского православного большинства (РПБ). Поэтому такая организация может существовать лишь полулегально, «на грани».

С точки зрения крупного чиновника в РФ, партия-представитель РПБ есть – «ЕдРо». РПБ по версии Центризбиркома голосует за партию «Единая Россия». Пробуем доказать ему: нужна партия не столь политкорректная, идущая под лозунгами политического национализма. Нам ответят: «А вот ЛДПР Жириновского есть». Она получает много голосов и присутствует в Думе. Пытаешься доказать им: да не волнует нас Дума, просто оскорбительны плевки в лицо русским, посадили офицера Аракчеева… От ответа чиновники уходят.

- В рамках нынешней системы партия РПБ – политологический нонсенс! – говорит Е.Холомогоров. – Ибо она делает заявку на представление интересов 83% населения страны, на создание руководящей и направляющей силы (покруче КПСС), что делает ненужными ни «ЕР», ни ЛДПР, ни «СР», ни КПРФ…

Сама постановка вопроса о создании организации РПБ противоречит идее политической партии как таковой, ибо «партия» - это «часть». А здесь речь идет, по сути, обо всем народе. О партии-государстве, партии тоталитарного типа. Создать такое нам просто не дадут.

Альтернатива? На много лет забыть о дискуссиях в уютных кабинетах и заниматься практической работой по расшатыванию нынешней Системы. Этот формат работы похож на действия ДПНИ, РОДа и т.д. Нужно оставить надежду на то, что такую организацию будут слушать в кремлевских кабинетах.

Е.Холомогоров предложил отказаться от подхода к партийному строительству, навязанному нам с Запада. Нужно вспомнить об опыте западников и славянофилов в России XIX века. Они могли бы оформиться в партии вне зависимости от парламентаризма и западных форм политической деятельности. В 1905 году царский манифест о создании Госдумы и партий убил эту естественно складывающуюся систему. По словам эксперта, присутствующие на семинаре (и другие) являются по сути органической Русской партией, еще не осознавшей себя таковой. У нас есть свои инструменты влияния и даже какое-то число депутатов Думы. Есть и довольно серьезные связи в верхах. С нами считаются по некоторому кругу вопросов и с нами могут происходить странные вещи «вроде инцидента между Максимом Калашниковым и президентом Медведевым». Теперь нужно поставить четкую задачу: консолидироваться в партию именно органического типа.

Готовых рецептов такого действия нет. Одно понятно: нужно найти себе надлежащего врага, достаточно сильного и системного, с коим можно бороться. И тогда действительно сложится органическая партийная система, наложенная поверх существующей – «бабуинской». («Бабиунской» Холмогоров назвал систему насаждения в бывших колониальных странах парламенстко-партийных институтов по образцу Запада, например, формирование в кратчайшие сроки партий «бабуинских консерваторов», «бабуинских либералов» и «бабуинских социалистов».)

Во всех нынешних партиях начнут возникать лоббистские группировки из органической Русской партии. (Точно так же наш враг – например, либералы – создаст там же свои лобби). В кремлевских кабинетах должны начаться усобицы между теми, кто симпатизирует нам и теми, кто пребывает на стороне нашего врага. Только тогда Русская партия обретет субъектность. А пытаться что-то сейчас сколотить в бабуинско-политическом духе и пойти на выборы – это проиграть дело, еще его не начиная.

НАШЕ ВРЕМЯ ЕЩЕ НЕ ПРИШЛО?

Анатолий СТЕПАНОВ, главный редактор информагентства «Русская линия», говорил о том, как уже провалились попытки создания партии РПБ – в виде «Родины», «За Русь Святую!» и «Союза Русского народа». По его мнению, проект политической организации РПБ вреден как для церкви, так и для страны. И нереализуем.

Во-первых, потому, что общества у нас нет – социальные связи порушены. Причем это было еще до 1917 г. Есть две силы – государство и церковь – которым народ делегировал свои полномочия. Поэтому прежде нужно восстановить и упрочить социальные связи. Само понятие «русское православное большинство», по мнению А.Степанова – мифологема. На самом деле его нет – как реально структурированной, способной к действиям силы. Большинство действительно голосует за «ЕР». И само определение «православный» размыто – есть сторонники патриарха Кирилла и епископа Диомида, есть никониане и староверы. Поэтому в нынешних условиях партия РПБ станет либо проектом «кремлевским», либо «каспаровским». А это – выбор без выбора, как в 1991-1993 гг. (либо за демократов, либо за коммунистов).

Выход – в создании «надпартии», организации неклассического типа. То есть, неформальной структуры влияния. Нужно «уплотнять», ревальвировать понятие «православный»: а то сегодня у нас «все православные». И воры в законе, и враждующие между собой мэры с губернаторами, и махровые коррупционеры. А что касается политической партии – «наше время еще не пришло».

- Наша задача – оборонять и расширять те плацдармы, что образовались: церковь, возникающие национальные корпорации на местах, связанные с реальными интересами русских людей, православные поселения-общины, - считает эксперт, призывая к координации деятельности русских патриотических организаций. - У каждой есть какой-то информационный ресурс и свой круг активистов. Координация не требует формальной организации.

ПРЫГНУТЬ ВЫШЕ ГОЛОВЫ

Каринэ ГЕВОРГЯН, заведующая отделом политологии журнала «Восток», убеждена: мы обсуждаем проблему субъектности, а она актуальна не только для русских и православных, но и для мира в целом. Россия для католическо-протестантской Европы всегда была «альтернативным Востоком», а для Востока – «альтернативным Западом». Политический потенциал православия огромен и еще не реализован. Его нужно высвободить.

И тут мы упираемся в тот же круг проблем, в какие уперся весь современный мир. Что противопоставить глобализации, постмодернизму, «усталой культуре»? Православие здесь обладает мобилизационным потенциалом и нерастраченной энергией. Так называемая антропоцентричная эра началась примерно тысячу лет назад в державе Саманидов и с тех пор человек в своем сознании начинает вытеснять метафизическое начало. Сегодня антропоцентризм вытеснил всю метафизику. Православие же – это перемена пути.

К.Геворгян предлагает, наконец, осознать сам феномен «Россия». Мы уже выпадаем из всемирной истории: в кембриджском учебнике истории нам посвящено лишь шесть страниц. В «Бесславных ублюдках», фильме о Второй мировой, нас нет ни в каком виде: ни в позитивном, ни в негативном. Здесь бесполезно сетовать, ругаться или судиться – а осознать, что есть мы и Россия, задействовав свой потенциал в социополитических конструкциях. Нужно стать субъектом действия, субъектом развития. Нужно дать определение понятию «развитие», определить – кто станет Прометеем? Нужно определить свой Путь в будущее.

- Я здесь согласна с Максимом Калашниковым в том, что у нас есть только один путь – прыгнуть выше головы, - считает эксперт. – Совершить сверхусилие. Совершить чудо...

Правда, при одном условии: не дать научному сообществу «приватизировать» инновации. Перед учеными нужно ставить задачи…

НЕ ПРЕВРАТИТЬСЯ В «МАЛЫЙ НАРОД»

Владимир ТИМАКОВ, экс-депутат Тульской областной Думы от партии «Родина», убежден: если за 20 лет не удалось создать Русской партии, то есть некие объективные препятствия к этому.

Имея опыт создания Русского общенационального союза (РОНС), эксперт убежден: причины эти – не внешние, а чисто внутренние. Это – особенности русских личных взаимоотношений. Мы – такая ткань, из которой не сшивается партии. Все нынешние парламентские партии созданы государством. Русский народ не обладает способностью создавать партии сам, без государства. В начале ХХ века партии создавали люди с другой национальной психологией, с другой традицией.

Нынешние русские все делегировали государству и церкви. Это – и слабость и сила одновременно. То, что русские не замкнуты в узконациональную корпорацию, позволяет нам решать глобальные задачи. Но создание партии русского православного большинства (РПБ) – даже если оное и случится вопреки русской неорганизованности – породит опасный конфликт в обществе. Остальные партии скажут: «А мы что, не русские, не православные?» И их электорат скажет то же самое. Мы что, менее русские, мол? Или есть русские первого, второго и третьего сортов?

По мнению В.Тимакова, русские считают себя лишь до определенной степени русскими и до определенной степени православными. Национальное самосознание у нас куда слабее, чем в «старой Европе», а православное чувство – не такое сильное, как у участников семинара. Это – именно неплотное «облако», которое при попытке «сгущения» до европейской степени порождает русских как меньшинство, как какой-то «малый народ». Таких «сгущенных русских» у нас не больше, чем ингушей. Национальная солидарность у современных русских слаба.

Эксперт предлагает: не вычленять «истинно русских» из общей массы, а как бы «насыщать парами русских ценностей» все общество. В идеале нужно, дескать, чтобы каждая партия была и русской, и проправославной. Только тогда вся система получится устойчивой. Не будут выталкиваться из «русского поля» и другие народы России.

То есть, нужно искать такие формы работы и взаимоотношений, которые предотвратили бы наше превращение в «малый народ», а сделали бы нас самой авторитетной силой общества.

В.Тимаков считает, что русские привержены монархистско-патерналистского принципа не умеют складываться в сетевые, а не в иерархические структуры. Именно поэтому любая партия у русских – это личность и иерархия при ней. 25 личностей – 25 партий. 25 «гномов» по В.Хомякову. А как сделать из них сетевую структуру? У нас нет такой национальной традиции, в отличие от евреев или арабов. Освоить такую традицию? Нужно пройти вековую эволюцию. Учиться надо, но за 5-10 лет мы с этим не справимся. С кем сотрудничать? Эксперт считает, что государство эволюционирует в нужном направлении, и на Западе по этому поводу бьют тревогу. По мере нарастания системного конфликта с Западом власть в РФ будет становиться все более русской и православной.

Однако более правильным В.Тимаков считает идентификацию русских патриотов с церковью. (Это спасает от политических «пересменок»). Именно в сотрудничестве с РПЦ можно попробовать построить сеть общественных организаций, защищающих русско-православные ценности. Объединяться надо не в вопросах взятия власти, а решения проблем, влияющих на власть. Тимаков предложил, например, защищать историю Великой Отечественной от нападок ревизионистов и русофобов.

БЕЗ РЕТРОГРАДСТВА И С РЕАЛИЗМОМ…

Михаил ДЕМУРИН, директор программ Института динамического консерватизма, говорит о том, что русского православного большинства в виде субъекта общественной и политической жизни не существует. Но зато оно – объект.

Это хорошо тем, что некоторыми усилиями пассивный объект можно перевести в активный субъект. Но плохо тем, что пока этого не случилось, объект (РПБ) может подвергаться всяческим манипуляциям. Он уже используется другими силами в разных целях. Значит, нужно превращать РПБ в субъект по всем трем аспектам: русскости, православности и ощущения себя большинством.

Русская православная церковь (РПЦ) – часть РПБ. Но существует она в двух испостасях. Конечно, очень хочется видеть церковь по Хомякову – как единство Божьей благодати, пребывающей в тех, кто этой благодати покоряется, но на деле получается вульгарное представление о церкви. Как о сообществе людей, объединенных тем-то и тем-то. Или как вообще о духовенстве-клире и круге особо активных верующих, особо приближенных к клиру. Что очень печально. Вся РПЦ (за исключением отдельных ее представителей, покорившихся благодати) живет в устойчивом компромиссе с либеральным обществом и либеральной властью. С одной стороны, православие укореняется в русском обществе и количественно и (как надеется эксперт) качественно. Но параллельно нарастает и лавина либеральной идеологии. Идет узаконивание антихристианских идей. И что идет быстрее – очень большой вопрос.

- Думаю, что второй процесс идет быстрее, - говорит М.Демурин. – В любом случае конфликт существования церкви в компромиссе с властью, каковая, в общем-то, более благосклонно относится к антихристианским идеям, должен как-то разрешаться…

Выбор должен быть сделан, считает эксперт. Он будет не окончательным, а скорее преимущественным, диалектическим. Но желательно, чтобы он был сделан в пользу православных человека, общества и политики.

Но что мешает этому выбору в пользу РПБ?

Во-первых, состояние самой нынешней церкви. РПЦ, на взгляд М.Демурина, крайне болезненно переживает последствия объединения с РПЦЗ – Русской православной церковью за границей. Попытки политического реванша в пользу потомков российской элиты начала ХХ века и тех ее представителей, что после 1917 г. в эмиграции сотрудничали с антироссийскими силами (Гитлером) и фактически участвовали в проектах по уничтожению нашей Родины – это очень серьезный и опасный вызов, который мешает формированию русского православного большинства.

- Оно в любом случае не сможет простить ни генералу Краснову, ни генералу Деникину призывов уничтожить нас на нашей Родине, - заявляет М.Демурин, напоминая о том, что Краснов сотрудничал с гитлеровцами, а Деникин призывал президента Трумэна произвести нападение на СССР. «Я бы не хотел в 1957 году жить на зараженной радиоактивностью территории! Если бы выжили мои родители, конечно…» - говорит эксперт.

Вот почему объединение РПЦ с РПЦЗ вызвало острый кризис, угрожающий формированию русского православного большинства.

Во-вторых, формированию РПБ мешает ретроградность многих церковников. Идти вперед, уповая на восстановление православной монархии или на «репринтное издание» многих общественно-политических схем прошлого – это уподобляться Лотовой жене. То есть двигаться с головой, повернутой назад.

В-третьих, клир живет в тесной связке с нынешней российской властью. Клир – против социального и тем более политического давления на власть. Тезис о социальной справедливости – это не то, что может реально поддержать РПЦ. И это крайне серьезная проблема, ибо большинство русских православных людей живет идеей восстановления социальной справедливости – и никуда мы от этого не денемся. Конечно, есть здоровая часть клира, с коей обязательно нужно сотрудничать, «но именно как равноправные партнеры». Ибо если равноправия не будет, то мы введем клириков во искушение.

Итак, мы хотим, чтобы в стране были православные человек, общество и политика. Приоритетная задача, по словам Демурина – формирование православного человека. Затем – православного общества, и только в завершение – православной политики. Нужно выработать свой подход к компромиссу церкви с либеральными обществом и властью. Как жить в антихристианском обществе? Как мы вообще относимся к такому компромиссу? И тут эксперт предлагает диалектический подход: неприемлемы и те, кто хочет оставить РПЦ частью современного антихристианского общества, и те, кто хочет от него полностью отгородиться. Нужно поискать ответ на оную проблему. Именно это позволит создать христианское общество.

- Задача создания здоровой христианской идеологической основы жизни страны нерешаема без возвращения рефлексии на советский период истории России как на неотъемлемую составляющую часть нового христианского самоопределения России! – убежден М.Демурин. Он предлагает ознакомиться с идеями Александра Молоткова о православно-социалистическом синтезе.

При этом необходимо избавиться от соблазна того, что мы можем опереться на государство и сделать православие государственной идеологией. Государство в умах миллионов людей дискредитировано, мобилизационного ресурса оно не имеет. Поэтому М.Демурин призывает заниматься укреплением православных основ в обществе – и на основе трансформации общества менять государство.

В условиях, когда многие понятия и слова дискредитированы, нам нужно заниматься не только обновлением понятий (и выработкой новых), но и быть готовым к тому, чтобы ставить в центр нашей работы не слова-призывы, а поступки. В них чувствуется подлинность, а люди ее хотят.

Нужен отказ от создания православной партии в любом виде, ибо «партия» – это часть, а православная традиция – соборность. «Часть не может воевать с другими частями в едином целом!» - говорит Михаил Демурин, предлагая создавать православное общественное ДВИЖЕНИЕ, максимально всеобъемлющее. Ориентироваться оно ни в коем случае не должно ни на какие партии, подходя критично к любым партиям. Не размениваться ни на какие думские выборы, ориентируясь только на президентские. С одной целью: приемлемый кандидат в президенты – тот, кого поддержит русское православное большинство. «А он тогда структурирует всю нашу политику!»

ТАНКИ – ВПЕРЕД! ЛУЧШАЯ ОБОРОНА – НАСТУПЛЕНИЕ

Максим КАЛАШНИКОВ, писатель-футуролог, член экспертного совета Института динамического консерватизма, считает: нужно атаковать и идти в наступление, а не обороняться:

- Считаю, что время партий прошло, что наша задача – это соборность, это национальный конгресс или максимально широкий народный фронт!

Почему РПБ (русские вообще) никак не могут оформиться в субъект общественно-политического действия? Конечно, есть проблема «элиты» РФ, которая антинациональна, включена в чужой проект, она не вполне связывает свою судьбу с судьбой Российской Федерации и вообще Русской цивилизации. Но это не только наша проблема. Нечто подобное происходит и в США, где тамошний истеблишмент совершенно отрывается от народа и не выражает интересов белого христианского большинства (о чем пишет, в частности, Сэмюэл Хантингтон). В Америке тоже нет политической силы, выражающей интересы белых коренных американцев. «Элита» РФ заинтересована в разобщенности и бессилии РПБ.

Но проблема «элиты» - полбеды. Настоящая беда (истинная причина беспомощности РПБ и разобщенности русских) состоит в том, что русских … больше нет. Давайте в этом честно признаемся. Все – старый великорусский этнос кончился, как кончились когда-то киевские древние русы. Мы сгнили. Можно спорить о причинах этого (признаки национального разложения проявились еще до 1917 г.), но нужно признать сам факт разложения. Именно поэтому все попытки создать сильное национально-патриотическое движение неизменно проваливались все последние 20 лет. Хотя перепробовано было все, что только можно. В каком сегодня состоянии находится общество, рассказывать не надо. Стоит сегодня кому-то выдвинуться и подняться – и его затопчет, закидает грязью именно та масса, которая ноет о том, что «нет вождя». Русского общества более нет: оно расколото и поражено взаимным недоверием.

Что делать? Собирать новый русский народ. Нужно отказаться от мазохизма и нытья: нас, де, Сурков не одобрит, нас на выборы не пустят. Надо действовать, и не обороняться, а наступать.

- Все время слышишь: «Обороняться, защищать плацдармы…» Наступать, товарищи! – считает эксперт.

Никакая не партия, а именно Собор, именно Национальный конгресс как объединяющая, создающая новую русскую нацию сила-движение. Вот – главное дело. Если появится центр кристаллизации, то формирование нового русского народа пойдет очень быстро. В обществе есть тоска по такому делу.

Для успеха дела необходимо заключение «пакта о ненападении» внутри самого Народного фронта. Ни православные архаики никогда не вычеркнут из истории Советского периода, ни советские люди никогда не вычеркнут из истории тысячелетнего православного периода. Давайте не оскорблять святыни друг друга и не грызться по поводу прошлого. Давайте поищем общее Будущее и точки соприкосновения наших интересов.

- Хочу обратиться к православным: не нужно кричать об ужасах «советского тоталитаризма», ибо вы работаете таким образом на врага, на раскол общего русского фронта. К сожалению, новый патриарх в этом тоже принял участие. Впредь надо быть умнее, - считает М.Калашников.

Кроме «пакта о ненападении» нужен захват господства на совершенно конкретном направлении: в области создания образа великого русского Будущего. Нам говорят, что «технологии чуда» нет. Есть! Это – план прорыва первыми в следующую за капитализмом эпоху. Капитализм кончается – мы должны задать образ следующей эры. Нам нужно соединить национальное, инновационное и социальное.

- Будучи больше человеком Красной звезды, нежели Креста (но уважающим православные ценности), призываю православных: будьте умнее. Вспомним историю с борьбой за введение основ православной культуры в школьный курс. Если бы православные заявили о том, что они при этом выступили еще против Болонской системы и ЕГЭ, за сохранение русско-советских традиций в образовании, не было бы этой истории с письмом академиков и раскола в обществе по вопросу ОПК. Вы бы показали себя противниками разрушения образования вообще! А так получилось, что православные зациклились только на основах православной культуры… - говорит М.Калашников.

В создании образа победоносного русского Будущего, по мнению эксперта, у гипотетического русского Движения нет конкурентов. Ни власть, ни либералы не могут дать ясного и привлекательного образа нашего Завтра. Здесь есть свои технологии, и мы будем работать в указанном направлении. Сейчас бесполезно писать книги и манифесты, нужны именно яркие образы. Необходима серия фильмов о победоносном русском будущем.

Для сплочения необходимо сформировать и образ врага. Нельзя выступать «за все хорошее против всего плохого». Нужен консолидирующий враг! Нужны демоны, против которых мы воюем.

Враг определился. Первый демон – прозападные либералы, второй демон – так называемые «чисторасы», «русские против России», гитлероидные ублюдки. Это – потенциальный ударный отряд разрушения Русской цивилизации.

Да, церковь – в явном кризисе, но если мы начнем обозначенную работу, РПЦ за нами подтянется. Мы не только партии очистим, но и церковь сделаем более динамичной. Нам нельзя рассчитывать на официальную политику, нужно действовать поверх нее. «Эти партии – реальность мнимая, настоящей реальностью должны стать мы».

Еще одно важное направление работы: захват тех полей и сфер жизни, что государство оставило, бросило. М.Калашников согласен с Владимиром Хомяковым (движение «Народный собор») – сегодня нужно строить новую элиту и новое общество, готовить опору нового государства. А параллельно – заниматься защитой людей (юридической, например), досугом молодежи, развертывать социальные и образовательные проекты, стоить системы взаимопомощи. Сплачивать те же военно-патриотические клубы. Поднимать кампании в защиту русских офицеров (Аракчеева) – узников, сражавшихся за Русский народ. Если удастся пробить проект строительства футурополисов в стране – давайте построим и русский православный футурополис.

- Мы можем делать все это в рамках формально неполитического, но на деле – сверхполитического Собора, - считает эксперт. – И фактически это будет основой новой русской нации…

Двигаться только вперед, соединяя православие с динамичностью и инновационностью. Безусловно, в лучшем сценарии (сохранения, а не распада Русской цивилизации) нам долго придется жить в условиях национальной диктатуры. Сие неизбежно: нужны мобилизация, сверхусилия по нашему подъему. Но диктатура эта будет опираться на народовластие, на низовое самоуправление. Ибо, по словам М.Калашников, чтобы преодолеть последствия десятилетий господства «либеральных» внутренних варваров и последствия развала страны, придется вкалывать еще лет двадцать. При диктатуре – но диктатуре демократической. Из низового самоуправления и вырастет затем настоящая, ответственная демократия.

- Танки – вперед! Никакой больше обороны. Только наступление… - считает эксперт.

«НАРОД» - ДВИЖЕНИЕ ЗА НАРОД БУДУЩЕГО

Наталья ДМИТРИЕВА, председатель Совета по консолидации женского движения, говорила о конкретных действиях.

Если строить партию – то партию ныне действующего президента. Это наиболее прагматично. Если говорить о православном русском большинстве, нужно определиться: мы говорим о православности по отношению к РПЦ или по отношению к Вере? Россия – страна, которая за последние 15 лет восстановила и открыла около семисот монастырей. Это абсолютно беспрецедентный этап за всю историю христианства в России. Наше большинство (идентифицирующее себя как православное) ориентируется прежде всего на Веру, а не на церковь. Но это же большинство не может ответить на простые вопросы: что есть основные православные таинства? В чем их отличие от католических? Что есть литургия и евхаристия? Но это е мешает Вере.

Русскому тесно внутри материалистического двумерного сознания, считает Н.Дмитриева. Несмотря на агрессивное насаждение цинизма и потребительства, большинство русских продолжает строить свое мироощущение на метафизике. А все имеющиеся партии затрагивают сегменты материальной, социально-экономической жизни. Н.Дмитриева предлагает в качестве новых политических проектов то, что не будет затрагивать социально-экономическую проблематику. Прежде всего – проблематика ценностная, ибо нынешний кризис есть кризис ценностный.

- Мы не создадим общества будущего, того человека будущего, о которых говорил Максим Калашников, если мы не пойдем вот этим путем, - считает Н.Дмитриева. По ее мнению, опора РПЦ на людей нового Русского проекта – одна из целей церкви. (Как подтверждение этого тезиса Н.Дмитриева привела книгу патриарха Кирилла «Передовой отряд Церкви», посвященную нашей молодежи).

Огромный резерв здесь – женское движение. Роль женщин в обществе растет. Есть план созыва первого всероссийского Форума православных женщин – в «параллель» со Всемирным русским народным собором (ВРНС). Да, нельзя сформировать партию по гендерному и религиозному признакам, но можно идти нелинейными путями и выстраивать непартийные структуры. И темы на означенном форуме – в присутствии Патриарха – будут обсуждаться самые злободневные.

Н.Дмитриева также предлагает строить не партию, а широкое общественное движение. Даже предлагает его название: «НАРОД» - Национальное российское движение. То есть, по словам выступающей – «народ будущего, о котором говорил Максим Калашников». При этом нужен союз организаций. ВРНС, увы, союзом пока не является. ВРНС и другие патриотические организации должны строить русскую коалицию. Хватит искать врагов внутри себя – их хватает снаружи. Если бы мы инициировали подписание пакта о создании «НАРОДа» (народа будущего), «это стало бы очень хорошим шагом».

ЗАЩИЩАТЬ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ЦЕРКОВЬ?

Владимир СЕМЕНКО, старший научный сотрудник Института религиозных и социальных исследований РАН, имеет свой взгляд на причины неудач в формировании политического движения русского православного большинства (РПБ).

Первое – внешний фактор. Мы все живем в светском государстве. В нем православные ценности преломляются самым причудливым образом.

Есть внутренние проблемы. Если на Западе партии близко к ядру власти, то у нас, по мнению эксперта, они вообще на периферии. Власть строится по элитно-клановому принципу, а существующие партии не имеют к власти прямого отношения. Проблема существует и в выстраивании связи между религиозным и политическим планами.

В.Семенко долго вспоминал о положительном опыте Христианско-демократического движения (РХДД) В.Аксючица в Верховном Совете 1989-1993 гг. Признавая, впрочем, что таких условий больше не будет. Но уже тогда выяснились пределы возможных действий в рамках парламентской системы западного типа. Религиозное и политическое – это разные вещи, смешивать их, по мнению эксперта, нельзя. «Это методологическая проблема, с которой сталкивается всякий христианский политик». Церковь как институт обращена к неотмирным целям спасения, а стало быть – нуждается в некоей внешней силе, которая ее защищает и помогает добиваться церковных целей. Партия (движение) преследуют конкретные, прагматические, земные цели.

Как же тогда привнести православные ценности в политику? В светском государстве связь между религиозным и политико-культурным планами идет через культуру (религиозные традиции считаются ее частью). В монархическом государстве (идеи Карташова и Ильина) осуществляется принцип симфонии. Но монарха нет – и потому В.Семенко считает, что его должна заменить православная общественность. Она должна сыграть роль «удерживающего» и внешней силой для защиты церкви. Эта общественность и должна, по мнению докладчика, осуществлять связь между сакральным ядром и внешним обществом. О чем говорил Карташов? О том, что православные должны создавать различные братства, союзы (профессиональные, корпоративные). И все это должно складываться в широкое движение. РХДД и было задумано как такое движение – союз союзов. А внутри такого движения должно существовать политическое профессиональное ядро, отстаивающее интересы церкви на парламентско-политическом поле.

Но эта схема рухнула с исчезновением «раннеельцинской демократии». Что делать дальше? Создавать христианско-демократические и христианско-социалистические союзы? Но это, как считает В.Семенко, полностью противоречит нашей традиции. Именно поэтому РХДД самораспустилось.

Фактически эксперт ничего не предложил в качестве возможной сегодняшней модели действий русского большинства, кроме примера локальной обороны: отстаивания Боголюбского монастыря.

ДЕЙСТВОВАТЬ В УСЛОВИЯХ МИРОВОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Константин СОКОЛОВ, академик РАЕН, вице-президент Академии геополитических проблем, убежден в том, что партии православного большинства не получится.

К.Соколов всегда выступал за Народный Собор, за широкое движение, а РПЦ, по его мнению, как политическая сила придет к своему краху. Задача РПЦ – воспитывать и окормлять людей, усовестить любого властителя. Но не более того. В этом РПЦ отличается от иных религий.

Эксперт привел пример: недавней попытки наладить что-то вроде системы взаимопомощи в русском бизнесе в условиях нынешнего кризиса. Ну, как у иудеев, где религия помогает решать проблемы еврейского бизнеса. У православных подобная идея отклика не нашла. Все решили: каждый – сам за себя.

Если говорить о партийной структуре – то зачем она, если парламент нынче мертв? Это не власть, а ее имитация. Впрочем, Госдумы первых двух созывов (1993-1999 гг.) тоже ничего не решали. «Игры в партии – вещь бесперспективная!» - считает эксперт. Причем это понимают и те, кто заказывает сию игру, а потому она заканчивается.

Значит, нужно понять характер будущей борьбы. По мнению К.Соколова, дело в мире ведется к созданию мировой системы власти, центр которой будет здесь, на нашей земле, геополитическом Хартленде. (С точки зрения М.К. – вывод весьма сомнительный, штаб-квартирой глобалистов останутся США).

К.Соколов считает, что главный вопрос – чьим будет этот центр глобального господства? Главное для строительства «мирового государства» - уничтожение национальных государственностей. Процесс пошел. На духовном уровне нами транслируются «общечеловеческие ценности». Русский образ жизни размывается, многие ходят в церковь – но живут совершенно по другим нормам. К.Соколов считает: впереди – новая мировая революция (либеральная) и мировая гражданская война. При этом у нас будут союзники и противники в любом государстве мира, в том числе – и в собственном государстве.

Что делать? Выращивать параллельные структуры власти, хотя к этому правящая «элита» относится враждебно. Она будет стараться уничтожить наши неполитические структуры действия и взаимопомощи. (Пример – уничтожение казачьих банков и бизнес-структур на высоком доверии.) Резерв здесь – малая национальная буржуазия, люди со своими работниками, которые, по мнению эксперта, могут создать свои малые отрядики. А также – ветераны малых нынешних войн. Люди действия, готовые к риску. (К.Соколов сгоряча записал туда все несколько миллионов сотрудников частных охранных структур в РФ.)

О РАЗДЕЛЕННОМ НАРОДЕ

Александр КРУТОВ, президент Фонда славянской письменности и культуры, также вопрошает: почему русские не смогли создать за эти двадцать лет внушительной политической силы? И ответил поговоркой: «Бодливой корове Бог рог не дал».

А не дал потому, что «мы на первое место ставили какие-то сиюминутные цели, а о нравственных ценностях забывали». И партию «Родина» создавали с помощью Кремля, а не с помощью Бога.

- И когда Максим Калашников говорит, что вокруг нас может выкристаллизоваться новый русский народ, я с ужасом думаю: что может хорошего выкристаллизоваться вокруг меня? Пусть он кристаллизуется из более доброкачественного «материала», – грустно смеется А.Крутов.

Сегодня русские в РФ превратились в 110 миллионов гномов. Но разве они в России живут? Они обитают именно в Российской Федерации. Мы – разделенный народ. А если мы – не единое целое, а часть, то ничего не сможем сделать. РФ абсолютно ничем не помогает русским людям на той же Украине.

В отличие от Максима Калашникова, Александр Крутов все еще верит в существование Русского народа. Его миссия – спасение христианства, православия. А православие есть образ жизни. «Будем мы так жить – получится у нас что-то, не будем – не получится» - считает А,Крутов. Без этого не поможет никакое строительство футурополисов. Они не помогут, если у нас в душе не будет православных ценностей.

Поэтому сегодня нужна не партия, а мощное Русское православное движение. Так, чтобы на фестиваль русского слова в Крыму приезжало из РФ не десять душ, а тысячи человек. Чтобы в Крыму увидели реальную поддержку. Главное – дела, поступки.

Во-вторых, по словам А.Крутова, необходимо говорить о том, что русские сейчас – разделенный народ, что нам нужна историческая Россия, а не обломок-РФ. Нужно поставить цель: воссоединение всех трех ветвей Русского народа (великороссов, малороссов-украинцев и белорусов), что привлечет к нам много народа. То есть, борьбу нужно вести и на Украине. А что получается? Телепрограмму «Свобода слова» на Украине ведут Киселев и Шустер. А наших программ там нету. Поэтому нужно объединить усилия в информационно-пропагандистском плане.

ОБ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ И МАТЕРИАЛЬНОМ

Борис ВИНОГРАДОВ, член экспертного совета ИДК, процитировал Волошина:

- Истории потребен сгусток воль

Партийность и программы безразличны…

По словам Б.Виноградова, русскому православному народу нужен сгусток воли.

Как инженер, Виноградов предложил поговорить не о духовном, а о материальном. Он напомнил, что Владимир Путин говорил об «инвентаризации России», но слова не сдержал. Значит, инвентаризовать РФ должны мы. Виноградов с друзьями изучил четыре области, предложив тамошней промышленности хорошие инновации для внедрения. Но на многих заводах ответили: «Вы знаете, у нас хозяин в Лондоне сидит и дает нам всего сто тысяч в месяц поверх зарплаты на «свободу действий». Поэтому ничего мы делать не можем...» А многие на заводах в глубинке, как поведал эксперт, вообще не знают слов «модернизация» и «инновации». С другой стороны, если смотреть на экспортные газопроводы, то увидишь: вся аппаратура и перекачивающие станции – это «Сименс». То есть, «сливки» от экспорта газа идут за рубеж.

То есть, независимость России – уже блеф. Чубайс говорит о том, что будет строить завод по производству солнечных батарей и делать в Зеленограде микросхемы на 180 нанометров (0,18 на языке нормальных электронщиков). Но Б.Виноградов видел большой завод солнечных батарей в северном Китае еще 21 год назад, причем он работал тогда уже несколько лет. Теперь солнечные батареи штампует вся Юго-Восточная Азия. Та же Азия делает микрочипы размером 0,045-0,032. А в РФ только собираются делать 0,090.

Что мы тогда наблюдаем в РФ? Модернизацию далеко отставшей страны. К прорывным вещам это не имеет никакого отношения. Мы имеем дело с деиндустриализованной страной. Поэтому более актуален лозунг Сталина – можно его любить или не любить – «индустриализация». Власть упустила «жирные годы» для спасения отечественной промышленности.

Поэтому, считает эксперт, говоря о нравственно-духовных ценностях народа, нам надо не забывать о материальном. Что толку ходить в церкви, если вся страна окажется в чужой собственности? Или если она, по Гавриилу Попову, попадет под внешнее управление? А РФ именно к этому движется. Нужно говорить народу не только о духовности и нравственности, но и о реальном положении дел. В прессу с такими материалами сегодня не шибко пробьешься.

Б.Виноградов предложил составить доклад о реальном положении материально-производственной базы в стране и вынести его на ВРНС. Ибо без новой индустриализации нас просто ограбят до конца.

Нужно требовать и возвращения государственной идеологии. Ибо ее отсутствие удобно власти: из-за этого она может принимать любую форму. Когда надо – либеральная, когда надо – националистическая. Так что делалось все специально.

ИДТИ В БУДУЩЕЕ, ИСПОЛЬЗУЯ МУДРОСТЬ ПРЕДКОВ

Владимир МЕДВЕДЕВ, президент фонда «Единство нации» и экс-депутат Госдумы трех созывов, считает:

- Соглашусь с Максимом Калашниковым, как и с его железным тезкой – только наступать, наступать и наступать! Потому что «тихая демократия», толерантность и стабильность – это выигрыш времени нашим врагом…

Нам внушают: главное – чтобы были спокойствие и стабильность, чтобы ничего не случалось. А что такое стабильность сегодня? Стабильность полета в пропасть. Поэтому, считает В.Медведев, нужно только действовать. (Не доводя дело до разрушительной революции, каковая – технология как раз наших врагов).

Не нужно придумывать никаких партий. Но давайте запустим проект создания субъектности Русского народа. Это – земские соборы, народная власть, которую нужно создавать, согласно третьей статье действующей конституции.

Все согласились с тем, что партии – вчерашний день. Что не нужно создавать партии РПБ. Но у нас есть не партия, но сетевая организация – «Народный собор». Нужно работать надпартийно и надконфессионально. И внедряться в структуры государства по тем же (отработанным столетиями) технологиям, что используют наши враги. Только – с противоположным знаком и с иными целями. Нужно с помощью сетевого «Народного собора» насыщать всевозможные организации нашими сторонниками. Сторонниками именно по духу, а не по партийной принадлежности и не по этническим признакам. Действие по принципам «От простого к сложному», от «Малого – к большому» окажутся весьма эффективными. Экономическая основа деятельности – «народное казначейство», артельный принцип.

В.Медведев предпочитает говорить не о создании нового русского народа, но о старте нового этапа его жизни. Нужно идти вперед, но при этом – пользоваться мудростью предков, проверенными ими «технологиями» действия и организации. В этом суть напечатанного фондом «Единство нации» сборника «Соборный проект».

Олег КАССИН, сопредседатель движения «Народный собор» как бы подвел итог круглому столу.

По его словам, нужно не зацикливаться на воспоминаниях о поражениях, но делать ставку на еще «непуганых» 20-30-летних людей. Партийное строительство – потеря времени. На создание партии уходит год, а в итоге ее «не пропускают». Только время и деньги теряешь. Лучше идти по пути Собора, проникая во все поры Системы, используя практику ранних христиан.

Почему пока не удавалось объединения? Как говорил философ А.Ильин, потому, что «люди живут духом части, а не духом целого». Нельзя ставить партийное выше национального дела. В 90е год люди еще не успели набраться опыта, а церкви, говорят, власть поставила условие: я не лезу в ваши финансовые дела, а вы – не вторгаетесь в идеологию и политику.

- К сожалению, это работает и до сих пор. Золотят купола, храмы строят, а в души не вкладывают, - считает О.Кассин.

Он призвал поддержать усилия нового патриарха по духовно-нравственному оздоровлению общества.

Еще одна причина неудач, по его мнению – архаичность используемых внешних форм. Нельзя в ХХI веке использовать формы двадцатого и девятнадцатого столетий: они и тогда-то оказались неадекватными вызовам времени. А сейчас, век спустя, эти вызовы стали еще более жесткими. Нужно искать новые формы, отбрасывая прочь вождизм, гордыню и личные амбиции лидеров. Иначе получим итог битвы на Калке: врага, пирующего прямо на телах побежденных князей, вышедших на бой порознь, в силу личных амбиций. Сами лидеры должны стать примером православного поведения в жизни, «не слыти, а быти». Православие – не политтехнология для привлечения электората, а настоящая вера.

Но при этом патриоты должны учиться современным технологиям политических действий. Слишком дорого обошелся здесь застой, упование на методы 1970-1980-х годов. И не уповать только на «волю Божью», не страдать созерцательностью. И наступать, активно преобразовать мир, не скукоживаясь до своего мирка, до обороны одного монастыря. «Нужно идти вовне, создавать проблемы противнику у него в тылу!» - считает О.Кассин.

В заключение, подводя итоги круглого стола, Владимир Хомяков и Виталий Аверьянов отметили, что круглый стол удался. «Партия сегодня не работает, не годится, - отметил Хомяков, - просматривается объективная необходимость в широком общественном движении, которое может развиваться как коалиция». По словам Виталия Аверьянова, поколение убежденных атеистов уходит, но на смену ему приходит поколение индифферентное, безразличное, поколение воспитанное массовой культурой. Создавая коалицию, необходимо определиться со стратегией действий. «Есть два варианта: найти способ работы с индифферентными, безразличными, найти, чем и как их зацепить. Второй вариант: плюнуть на них и заниматься только «решительным меньшинством», которое затем в каком-то смысле силой заставит безразличных выйти из этого индифферентного состояния».


Количество показов: 6223
Рейтинг:  4.19

Возврат к списку

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх