ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков

О модернизации на словах и на деле

18 ноября в Институте динамического консерватизма (ИДК http://www.dynacon.ru/) прошел семинар на весьма злободневную тему. Итак, президент Дмитрий Медведев объявил курс на модернизацию страны. Но вот трагический вопрос: кто будет его проводить, коли ни нынешняя «элита», ни сложившееся с 1991-1993 годах государство (как аппарат управления) не заинтересованы в развитии РФ? Если им и так «жить хорошо»? Если развитие несет им смертельную угрозу?

Фактически, обсуждалось не только послание-2009, но и нашумевший доклад «Модернизация России как построение нового государства», где авторы предложили президенту создать еще одну вертикаль власти в стране: модернизационную. Президентскую – в дополнение к премьерской «вертикали».

В самом деле: как сдвинуть с мертвой точки развитие страны? Как не допустить при этом развала и хаоса в РФ?

Напомним, что авторы доклада о модернизации – депутат Госдумы Илья Пономарев, президент Института национальной стратегии (ИНС) Михаил Ремизов, генеральный директор ИНС Роман Карев, руководитель аппарата подкомитета по технологическому развитию комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи Константин Бакулев. (http://www.apn.ru/publications/article22100.htm)

Суть их предложений: невозможно говорить об инновационном развитии страны без ее модернизации. Нельзя внедрять инновации в стране, где разрушаются важнейшие системы социализации: средняя и высшая школа, армия, наука, культура, правоохранительная система, социальное обеспечение. Где разлагается государственный аппарат. Где распадается и дичает само общество, где правит бал тотальная коррупция, где разрушается промышленность. Общество постмодерна должно быть уничтожено, необходимо снова создать модерн. То есть, решить проблему общественной среды, способной к воспроизводству, внедрению и использованию технологий. Необходимо побороть последствия демодернизации, идущей от Горбачева и по нынешнюю пору. По сути дела – создать новое государство и новую элиту, консолидировать распавшееся общество на здоровых началах.

По мнению авторов доклада, нынешние государство и правящий истеблишмент складывались как мародерские, как структуры для утилизации и «распила» советского наследства. Они не могут измениться сами. Поэтому необходимо создать президентскую вертикаль модернизации – параллельную структуру власти. Она должна состоять из чрезвычайных органов управления для решения неотложных проблем (таких, как беспризорность, организованная преступность и т.д.) и «стратегических штабов» по разработке перспективных программ (новая образовательная модель, концепция военного строительства, альтернативная урбанизация и т.д.). То есть, перед нами – предложение создать модернизационную «чрезвычайку».

МОДЕРНИЗАЦИЯ БЕЗ МОБИЛИЗАЦИИ?

Настрой семинару задал доклад эксперта ИДК Константина Черемных, выступление коего носило заглавие «Модернизация - по вертикали или по горизонтали».

«Когда появилось послание президента – отметил эксперт, - то, что в нем отсутствует вертикаль, было замечено практически стразу, независимо от того, какую позицию занимает тот или другой печатный орган. А первоначально-то мы собирались спорить между собой, поскольку спор между авторами Русской доктрины и Институтом национальной стратегии продолжался примерно года два и шел, как представлялось о вещах достаточно принципиальных. Основной предмет моих возражений ко многим публикациям Станислава Белковского и Михаила Ремизова состоял в том, что если мы считаем, что модернизация сочетается с мобилизацией, то это не может касаться только элиты или только каких-то отдельных, например, территориальных или промышленных секторов, это должно затрагивать только все общество целиком».

К.Черемных отметил, что в «Русской доктрине» была предложена концепция своего рода переходном периоде (периода преобразований) и связанных с ним специальных структур, обеспечивающих модернизацию через мобилизацию. По выкладкам эксперта, ноябрьское послание президента РФ Федеральному собранию не несет в себе главного – заряда мобилизации общества. В этом смысле полезно сравнить послание Дмитрия Медведева с посланием Барака Обамы Конгрессу США 20 февраля 2009 г. Обама, также констатируя кризисные явления, намного больше Д.Медведева говорит о финансах и бюджете (11 абзацев против 2 у Д.Медведева). Собственно о технологиях американец упоминает скупо. Зато последние 9 абзацев послания Б.Обамы – самая мобилизующая, драматически-«духоподъемная» часть. Не упоминается ни Гражданская война, ни Вторая мировая, у Обамы нет даже самого слова «победа». Нет – глава государства США призывает не сдаваться, не капитулировать.

Д.Медведев, наоборот, апеллирует к Победе 1945 года. Однако «духоподъемная часть» его послания крайне мала. Описание кризиса тоже меньше, чем в американском послании. Иными словами, по этим признаком отчетливо видно, что президентское послание в РФ не играет мобилизующей роли. Таким образом, составители президентского послания считают вопрос национальной мобилизации второстепенным, неудобным, «временно ненужным», что ли. Получается, что модернизация не связывается с мобилизацией общества.

Еще один существенный момент: отечественное президентское послание, не ставя перед федеральным правительством сложных задач, основную тяжесть нового курса перекладывает на плечи региональных властей. Именно они должны обеспечивать быстрое согласование инвестиционных проектов (как будто бы Градостроительный кодекс не вводил демократического, но крайне долгого механизма общественных слушаний по проектам). Именно в регионах власти должны снижать себестоимость строительства инфраструктуры, хотя ее дороговизна часто связана не с откатами, а с объективными факторами. На региональном уровне предписано бороться за энергоэффективность, а также обеспечивать партийный плюрализм в политике. То есть, налицо отвлечение общественного внимания с федерального на региональный уровень.

Предложение с сокращением часовых поясов вообще цинично-экономическое: пусть люди, вставая затемно, часами жгут электричество и платят за него.

Наконец, можно сравнить содержание ноябрьского послания Дмитрия Медведева с его же черновиком – статьей «Россия-вперед!» от 16 сентября. Обнаруживается «выпадение» ряда важных тем, произошедшее за это время. Например, президент РФ в сентябре говорил о том, что страна должна быть хорошо вооружена («достаточно хорошо, чтобы никому в голову не пришло угрожать нам и нашим союзникам»). И о самих союзниках говорилось накануне много: об укреплении кооперации по линиям ЕвразЭС, ОДКБ, СНГ, ШОС, и по линии БРИК. В сентябре Д.Медведев написал: «Мы не должны допускать чьих-то односторонних действий, которые могли бы нанести ущерб национальным интересам и негативно сказаться на наших внутренних делах…»

В послании Федеральному собранию все эти темы исчезли. Как будто за какой-то краткий миг произошел отказ от великодержавия. Наоборот, появился абзац о том, что нам, де, не нужно «надувать щеки» и жить воспоминаниями о прошлом. К.Черемных связывает это с явным кризисом в СНГ и с утратой РФ лидерства на постсоветском пространстве. Это показали события 16 сентября, в частности, те предложения по освоению Восточной Сибири и Дальнего Востока РФ, которые Пекин сделал Москве. Они сводятся к использованию русского сырья с помощью китайских технологий. Никакой переработки добываемого сырья на нашей территории – все должно вывозиться в Поднебесную. РФ де-факто делается сырьевым придатком КНР. В то же самое время, Китай предлагает Казахстану инвестиции именно в высокотехнологичные проекты на казахской территории. В то же время, Китай не соглашается покупать природный газ из РФ не то,что по европейским – но и по троекратно меньшим ценам.

Все это, по словам К.Черемных, явно сбило великодержавный тонус в послании-2009.

На ряде примеров эксперт показал бессистемность и недоработанность намеченных в послании приоритетов, а также трудности «общественно-классовой» природы при проведении намеченного президентом курса. Во весь рост встает драматический вопрос: где тот общественный субъект, что сможет проводить курс на развитие РФ? На кого может опереться глава государства?

ТОЛЬКО «НОВАЯ ОПРИЧНИНА»!

По мнению эксперта ИДК и футуролога Максима Калашникова, формат президентских посланий в сегодняшнем критическом положении РФ явно недостаточен. При том масштабе задач и опасности вызовов, которые стоят сегодня перед страной, нужен аналог отчетного доклада генсека КПСС съезду партии (а это – десятки страниц) плюс аналог принимаемых на съезде «Основных направлений развития» на десять лет вперед. В одном коротком послании нельзя сказать обо всем: получается рвано и сбивчиво. Сегодня нужен внятный план: куда и как должна идти страна в ближайшие 10 лет.

По мнению эксперта, никакой альтернативы курсу на новую индустриализацию РФ и ее инновационное развитие не существует. Либо такой курс – либо бесславный конец страны. Это признано теперь на самом высшем уровне. Но кто будет вести такой новый курс, если и прежнее государство, и коррупционно-сырьевая «элита» органически неспособны проводить такую политику, они впрямую ей враждебны? Сама господствующая идеология постмодернизма (и либерального монетаризма) отрицает путь необходимого стране развития. Кто же будет спасать Россию? Где необходимые для этого новая элита и сильная опора в обществе?

Неслучайно поэтому возникла идея создания «модернизационной вертикали» (доклад Пономарева-Ремизова-Карева-Бакулева).

- Идея не нова. Еще в 2003 г. ее высказал ваш покорный слуга в книгах «Вперед, в СССР-2» и «Оседлай молнию!». Только там речь шла не о параллельной вертикали власти в прежнем государстве, а о создании теневого, параллельного государства. Ядра новой государственности. Так сказать, о «новой опричнине», - заявил М.Калашников.

По его мнению, необходимо никак не меньше чем создание такого «опричного государства-параллели» (работающего тайно, а не явно), вернее, параллельного контруправления страной. Что же касается его смягченного варианта: создания второй вертикали власти в старом государстве (и в нынешних условиях), подогнанной под определенные персоналии – то такой путь может вести к катастрофе, ускоряя агонию РФ. Почему?

Во-первых, по мнению Максима Калашникова, для проведения нового курса необходимо четкое видение будущего РФ, причем будущего опережающего, а не догоняющего. Плюс это национальная мобилизация на основе идеи, а не голого экономического прагматизма. А что мы имеем в РФ? Господствует некий либеральный агностицизм по Фридриху Хайеку, страх «элиты» перед проектированием Будущего, ее настроения «все как-то само собой сложится», обожествление «невидимой руки рынка». Государство должно где-то в сторонке стоять, только помогать неким процессам.

Соответственно, в послании Д.Медведева мы видим пять ключевых направлений, которые – чистая «догонялка», а не опережающее развитие. Это повторение практики 1970-1980-х годов (копируем Запад), что обрекает нас на отставание и поражение в мировой конкуренции. (Догоняющее развитие для нас с 1991 г. невозможно.) Сами названные приоритеты бессистемны: брали то, что есть.

Во-вторых, экономика развития нелиберальна по своей сути: она проектна, она имеет очень сильное волевое начало. Там так называемый либерально-рыночный сектор – только пристройка к ней. А в РФ мы видим типичную неолиберально-монетаристскую «элиту». У нее мозги четко запрограммированы под идеологию застоя, это противоречие очень страшно. И мы не видим из послания: решится ли вообще проблема выдвижения новой элиты?

В этих условиях создать вторую вертикаль власти в РФ в рамках одного и того же криминально-сырьевого государства – это запрограммированные перенапряжение власти, борьба двух вертикалей за ресурсы, взаимоисключающие политические решения (неогорбачевщина). В итоге – дезорганизация, саботаж, причем все усиливается страшной коррупцией. Закономерным итогом такой политики становятся хаос, развал, череда техногенных катастроф, подъем регионального сепаратизма (см. пример СССР 1986-1991 гг.)

Таким образом, необходим параллельный контур управления развитием страны. Ибо старое государство коррупционно, антиинновационно, неиндустриально и т.д. Еще одна особенность. Государственный аппарат всегда нацелен на сохранение статус-кво. А развитие - всегда нестабильность, разрушение старого. Поэтому в дополнение к государству должно существовать нечто, отвечающее за развитие.

Исторические аналоги этого «нечто» с той или иной степенью успешности и соответствия:

- опричнина Ивана Грозного;

- потешные полки и гвардия Петра Великого;

- сталинский «орден новых меченосцев» в замысле Сталина, но, к сожалению, не воплощенный в жизнь;

- организация СС в Германии;

- корпус стражей исламской революции в Иране;

- постмасонство, закрытая сеть, которая стоит за спиной государства в США.

Все это структуры, существующие параллельно с государством и отвечающие за развитие – и заставляющие государство идти вперед.

В нынешних русских условиях «новая опричнина» потребует:

- четкого плана будущего страны «опережающего», а не «догоняющего» характера (с догоняюще-импортозамещающими дополнениями), планов новых Пятилеток развития как совокупности мегапроектов-локомотивов развития РФ;

- диктаторской власти, опирающейся не на гнилой и вороватый бюрократический аппарат, а на новый класс делократов, «самураев развития», на сильное местное самоуправление (демократическая Диктатура развития).

Такая власть должна иметь свою вооруженную силу (зародыш будущей Русской армии). Подобная гвардия должна защитить властителя от попыток сил реакции и деградации устроить государственный переворот (или региональный сепаратистский путч). Она же призвана подавлять сопротивление старой коррупционно-сырьевой «элиты». Тем паче, что развитие РФ потребует принести в жертву и «раскулачить» изрядную часть высшего чиновничества и олигархата.

Вместе с гвардией в рамках «нео-опричнины» необходима особая спецслужба, контуры коей обрисованы в работе М.Калашникова «Чекисты Пятой империи». Ее миссия – «разграждение» саботажа на пути продвижения нужных инноваций, борьба с коррупцией, изъятие награбленного, выведенного из экономического оборота, уведенного за рубеж. (Отнять – но не делить, а рационально инвестировать.)

Новая опричнина должна иметь четкое представление о том, что она превосходит старое государство в эволюционном плане так же, как сапиенс – питекантропа. Это – диктатура честных, умных и компетентных над вороватыми, тупыми и неумелыми. Господство наукоемких отраслей над сырьевыми и «первопередельными». Гегемония дальновидных людей с живым воображением над косными и инертными. Опричнина призвана господствовать над старым государством, очищая его от скверны и направляя в нужную сторону. Выполняется сталинский завет: прежде всего – идеология, планы развития и кадры высшего качества.

В составе новой опричнины должны работать:

- мозговые тресты высочайшего уровня, специальные комиссии по решению неотложных задач и стратегических проблем;

- системы предсказаний, прогнозов, моделирования последствий предполагаемых действий;

- передовые организационные технологии и организационное оружие;

- служба подбора, подготовки и расстановки кадров – с отбором исключительно честных людей (с помощью новейших психотехнологий);

- тесно связанная с этим система образования;

- свой «параллельный» бюджет развития, инвестиционные и венчурные фонды, «параллельная» кредитно-финансовая система (зародыш новой национальной банковской системы), поскольку В РФ нет суверенной кредитно-финансовой системы.;

- собственные институты опережающего развития, смыкающиеся со старым государством (например, Агентство передовых разработок при президенте РФ и принимаемые государством стратегические программы развития типа Атомного проекта старых времен).

Наконец, опричнине необходимы собственные территории – очаги инновационного роста, опытные модели развития. То есть, закрытые города, наукограды, технополисы вокруг исследовательских университетов и футурополисы, предложенные экспертом президенту Д.Медведеву. Это – новая, расширяющаяся страна.

Цель новой опричнины – «пересборка» страны, создание и Сверхновой России, и сверхнового русского народа.

Ее идеология: инновационное, социальное и национальное развитие, прорыв в эпоху «за капитализмом» в ее русском варианте. Сбережение и возвышение нашего народа. Воссоединение русской цивилизации в рамках федеративного Русского союза (РФ + Приднестровье + Белоруссия + Украина как минимум). Создание привлекательной модели качественной и богатой жизни граждан. Сопроцветание и соразвитие с народами-цивилизационными союзниками русских. Сотворчество и сверхнационализм по «Русской доктрине». Опричнина преображает страну и постепенно включает в нее всю РФ, после этого переставая быть опричниной.

- Таким образом, нужна полноценная новая опричнина, а не «модернизационная вертикаль». Ибо она чревата вторым изданием горбачевщины, - считает Максим Калашников. Он особо отметил, что во многом разделяет выводы и положения доклада «Модернизация России как построение нового государства», расходясь только в вопросе механизма достижения цели.

ОПАСНОСТЬ ИННОВАЦИЙ БЕЗ МОДЕРНИЗАЦИИ

По мнению соавтора доклада «Модернизация России…», депутата Государственной Думы Ильи Пономарева, президент РФ в своем послании отошел от идеи модернизации страны, сместив акцент на инновации. А это крайне опасно. Более того, Дмитрий Медведев рискует оказаться в положении позднего Михаила Горбачева, ставшего равно чужим и для тогдашних консерваторов, и для перестроечных радикалов.

Напомним, что суть доклада И.Пономарева и его соавторов – в том, что нельзя имплантировать инновации в страну, где идет демодернизация. То есть – разрушение и деградация самого общества и его важнейших институтов: госаппарата, армии, юстиции, образования, системы социального обеспечения. Ибо развиваться может лишь общество модерна, каковое только одно в силах и порождать инновации, и правильно их использовать.

- Мы постоянно путаем в дискуссии два понятия: модернизации, как общественно-политического процесса и понятие инноваций, как (условно) процесса технологического развития. Это путают все: президент, все сотрудники его администрации, правительство и зачастую - эксперты, - считает И.Пономарев, не скрывая своего разочарования президентским посланием-2009. Он считает, что сентябрьская статья Д.Медведева «Россия, вперед!» посвящена модернизации, тогда как послание – только инновациям.

Помимо путаницы в понятиях есть и чисто психологический аспект. Статью «Россия, вперед!», по мнению эксперта, писала пресс-секретарь Наталья Тимакова, а послание-2009 – референт Ева Василевская. А они – дамы с «совершенно разной моторикой и вообще взглядом на жизнь». Плюс к тому, статья была опубликована в Газете.ру, имеющей целевую аудиторию: точно ту, которая нужна с точки зрения этого обращения.

- Послание же сделано тому самому правящему классу, который первоначально надо расстрелять, для того, чтобы возникло хоть какое-то движение вперед, - невесело шутит депутат. - В зале, где читалось послание, я слышал, как народ шушукался и что говорил. Могу сказать, что 95% аудитории – это полные враги любого подхода к модернизации, о которой говорил президент. Было очень хорошо слышно, какая часть зала и на какие темы реагировала, чему аплодировала и т.д. Волна этого враждебного, или, как минимум, скептически-иронического отношения, ощущалась просто физически.

С моей точки зрения, то была яркая демонстрация того, что элита антимодернизационна по своей сути. Стало окончательно ясно, что на самом деле стабильность (высший приоритет эпохи Путина) и модернизация – полные антиподы. Любой мыслящий человек, читающий поток откликов на президентскую статью, придет к единственному правильному выводу: модернизация в нынешних условиях невозможна. То есть она требует устранения действующей системы власти. Думаю, что мы свои пять копеек со своим докладом тоже в эту обойму настроений внесли…

Как считает И.Пономарев, без пресловутых параллельных структур и без отстранения регулярной бюрократии от дела модернизации ничего не получится. Чтобы построить новую опричнину, у первого лица личностного ресурса явно не хватает. Недостает еще одного важнейшего фактора: доверия между первым лицом и хотя бы какой-то значимой социальной группой или классом.

- Их можно назвать хоть опричниками, как Максим Калашников, хоть «Поколением М», как Михаил Ходорковский, хоть параллельной вертикалью, но без наличия абсолютного доверия между первым лицом и значимой социальной группой, в общем, ничего нет и быть нет может, - считает докладчик.

Илья Пономарев отметил, что в докладе его соавторы показали: демократия сама по себе с модернизацией никак не связана. Более того (личное мнение депутата) в условиях авторитаризма проводить модернизацию гораздо удобнее и эффективнее: тут гораздо больше шансов на успех. Но демократия – один из способов выстроить доверительные отношения между правителем и «атакующим классом». Правда, не самый эффективный.

В нынешней же РФ получается так: нет ни демократии, ни истинного авторитаризма. Однако инновационное развитие, считает И.Пономарев, может идти в «параллельном пространстве», вдали от институтов государства. Почему нельзя самим заменить лампочки на светодиодные?

Касаясь предложения о сокращении часовых поясов, И.Пономарев привел в пример то, как это нужно делать. По-китайски. КНР начал огромное строительство сети скоростных железных дорог и автомобильных трасс, чем резко сокращает масштаб своей территории. И это качественное изменение общественных отношений. Именно так и нужно сокращать число часовых поясов в РФ. Это и было предложено в докладе самого Пономарева «со товарищи». Но мало кто это услышал.

- Медведев, на мой взгляд, после этого послания подошел к очень опасной черте, пока еще отделяющей его от горбачевщины, - считает эксперт. – Горбачев (вспомните 1987-1988 годы) от условных консерваторов уже отошел, а к условным либералам еще не дошел. В итоге он стал чужим для тех и других. Сначала с ним связывались колоссальные надежды и ожидания, он не смог их быстро оправдать, в итоге для либералов Горбачев стал консерватором, а консерваторы на нем поставили крест. Он оказался в пустоте, в которую и провалился, утащив за собой всю страну. И, на мой взгляд, Медведев имеет возможность повторить тот же самый путь, из которого в лучшем случае те самые люди, которые сейчас являются медведевцами, будут теми самыми людьми, которые приведут Путина назад к власти. Тем самым закрепив старую модель…

ОПАСНОСТЬ РАСПАДА РФ

Другим возможным итогом такого разочарования в медведевской политике, как считает И.Пономарев, может стать развал РФ под знаменем борьбы с «колониальным игом Москвы». Это весьма вероятно в рамках сырьевой, демодернизационной модели.

- В этой ситуации идея футурополисов товарища М.Калашникова, та же самая идея, что звучала и в послании президента, и та, что продвигается Чубайсом и Сурковым очень активно (строительство новых городов, которые называют, по-разному: кто биоагротехнополисами, кто новоградами, кто нанохабами, кто технопарками) может сработать на распад страны. Это ведь острова нового быта, нового инновационного сообщества. Именно они в демодернизированной могут выступить в итоге локомотивом распада. Потому что именно вокруг них будет сосредотачиваться наиболее динамичное население, которое достаточно быстро разочаруется в центральной московской власти и пожелает от нее отгородиться…

Примером таких настроений выступает «вотчина» самого И.Пономарева: академический Новосибирск, когда-то бывший антисоветско-демократическим, а нынче – ставший ярко-красным. Причем самым красным выступает сейчас Академгородок. Москву здесь не любят, считают ее врагом и колонизатором, от которого исходит все плохое. Мол, зачем Сибири со всеми ее ресурсами нужна нынешняя Москва? От Китая мы и сами можем ракетами защититься.

Только модернизация РФ и перенос столицы в Сибирь могут спасти целостность страны, считает эксперт.

ВСЕ-ТАКИ – ОДНОРОДНОСТЬ?

М.Ремизов предложил не зацикливаться на проблеме качества элиты РФ (ибо тут все разводят руками), а посмотреть на проблему параллельной вертикали власти как на вопрос теории управления. Он безотносителен к конфликту или к конкуренции Путина и Медведева, мнимой или реальной. Он не относится к конфликту элиты и контрэлиты в России.

По мнению эксперта, если мы действительно хотим предпринять комплексную ревизию базовых социальных институтов и, признав, что нынешняя высшая школа, административная система, нынешняя модель вооруженных сил или милиция структурно дисфункциональны, хотим создать чертежи альтернативных систем, то это смогут сделать не министерство образования и не министерство внутренних дел и ни министерство обороны. Это в силах сделать именно стратегические штабы, которые будут сначала мыслить, исследовать вопрос независимо от регулярной бюрократии, создавать социальные модели. И лишь потом, если эти опыты окажутся удачными, если сложатся благоприятные политические обстоятельства, то и реализовывать такие преобразования они смогут сами, не передоверяя дело совершенно чуждой переменам отраслевой бюрократии.

По словам М.Ремизова, идея параллельной вертикали власти носится в воздухе: что в «Русской доктрине», что в статье Виталия Третьякова о тактическом и стратегическом правительствах, что в некоторых воззваниях из либерального лагеря.

- Это касается стратегических штабов. Аналогичная ситуация – со штабами по принятию чрезвычайных мер в зонах социального бедствия и не только в них, - считает эксперт. - Положим, если всерьез будет принято решение о том, что ситуация с технической инфраструктурой на каких-то крупных энергетических объектах предкатастрофическая, то, вероятно, целесообразно сформировать некий специальный орган, который будет наделен действительно чрезвычайными полномочиями для решения этой проблемы.

Вопрос в том, что именно нам считать катастрофическим, за исключением уже состоявшихся катастроф, с которыми имеет дело, как правило, МЧС? Считать ли катастрофической ситуацию с беспризорностью или технической инфраструктурой, или с организованной преступностью в Приморье и т.д.? Это – вопрос политического решения и политической воли.

Все вышесказанное, как мне кажется, укладывается в некие каноны какого-то управленческого здравого смысла, поэтому тот ажиотаж, который вызвала наша идея в прессе и в экспертных кругах, мне кажется несколько наносным. Хотя здесь необходимо найти здравое зерно, выявить недостатки – если они существуют. Но не стоит чрезмерно мифологизировать саму идею второй вертикали…

Гораздо большее значение, по словам президента ИНС, имеет такая трудная проблема, как модель социализации. Если угодно – проблема шаблонов социальной идентичности. Здесь нужно запустить «социальные машины модерна», создающие достаточно однородное общество: системы массового образования, массовой армии и т.д. Это – средства тиражирования определенного человеческого типа. Но при этом необходимо решить, что «печатать» на этих «социальных машинах». Какой тип человеческой личности, какие культурные, поведенческие и социальные стандарты, какие ценностные приоритеты? Здесь необходимо иметь очень серьезный, прочный, национально-идеологический консенсус. Консенсус не в смысле благодушного всеобщего согласия, а в смысле того, что консенсус есть, в том числе, и механизм исключения несогласных. Вот без этого консенсуса строить и запускать социально-идеологические машины бессмысленно.

Директор ИДК Виталий Аверьянов, ведший круглый стол, отметил, что, отвлекаясь от политической конъюнктуры доклада группы Ремизова-Пономарева, в нем обратил на себя особое внимание мотив восстановления общества модерна. Острота и даже некоторая трагедийность этого мотива связаны с тем, что это восстановление предстоит осуществлять уже не из традиционного общества, а из общества потребления. Задача беспрецедентная и, с точки зрения многих, неисполнимая. Поэтому в данном пункте возникает вопрос о переходе в состояние сверхмодерна. На этом месте Максим Калашников вновь попросил слово для короткой реплики и отметил, что из гламурного существа действительно невозможно сделать Стаханова или Форда. Но и не стоит ставить перед собой нерешаемых задач. Надо уже говорить не о восстановлении модерна, а создании следующей ступени, – отчасти по аналогии с Византией, которая после падения Рима еще тысячу лет держалась.

Михаил Ремизов возразил против идеи Максима Калашникова о том, что нужно идти дальше модерна. Это, как считает М.Ремизов, приведет к сценарию анклавного развития, утрате социальной связности, солидарности и однородности общества. В частности, пропагандируемая Максимом Калашниковым идея «выращивания» людей со сверхспособностями, которые будут резко отличаться от основной массы, также ведет не столько в сверхмодерн как высшее качество модерна, сколько в какое-то иное общество, напоминающее антиутопическую пародию на средневековье.

ИСТИННЫЕ ЦЕЛИ

Эксперт ИДК Сергей Алферов вернул обсуждение к президентскому посланию, предложив исследовать его не предмет истинного целеполагания.

Здесь он показал то, с каким упорством отстаивается такая порочная система, как ЕГЭ. А ведь она разрушает качественное образование – основу и модернизации, и инновационного развития страны. Ведь плодятся не самостоятельно думающие люди, а те, кого натаскивают на готовые ответы. С другой стороны, консервируется сырьевой характер экономики: ибо одновременно говорится и об энергосбережении внутри РФ, и о наращивании добычи углеводородов.

Касаясь проблемы моногородов, С.Алферов (сам – из Тольятти) считает: власть вряд ли сможет решить их проблему при имеющейся методе действий. Судьба ВАЗа – зеркало общероссийских проблем. В Тольятти многие говорят о том, что нужно спасать завод, полностью поменяв как минимум отдел снабжения, как максимум – все руководство предприятия. Причем для нового менеджмента нужны вовсе не «московские гости», которые занимаются исключительно финансовыми потоками, а не производством и модельным рядом. Нет – необходимо искать старые кадры опытных заводчан, приставлять к ним молодых учеников и вообще спасать ВАЗ при непосредственном участии народа. Таким образом, спасение тольяттинского автогиганта может стать пилотной моделью для спасения других моногородов.

Но, увы, в послании Федеральному собранию даже вопроса об этом не ставится.

По мнению С.Алферова, модернизацию нельзя вести на основе демократии – это бред. Нельзя делать основой ее и социализацию. Лучше и глубже всего вести модернизацию на глубоко русской цивилизационной основе. Хорошо осознав русскую миссию.

Завершая тему, скажем: увы, в нынешнее время невозможно обойтись без поиска истинных намерений, подтекста в текстах. То же самое можно сказать и о реальном послании, и о докладе «Модернизация России как построение нового государства». На 95% он может быть верен. Но остальные пять сотых могут нести в себе опасный заряд. Такой, что сделает самую идею параллельной вертикали власти в том же самом государстве банальным инструментом перехвата власти – при сохранении все той же коррупционно-сырьевой модели «развития».


Количество показов: 6283
Рейтинг:  3.75

Возврат к списку

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх