ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков

СОВРЕМЕННЫЕ АМЕРИКАНСКИЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ВОЗМОЖНОСТИ ИХ ПРАКТИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ РОССИЕЙ

Доклад доктора экономических наук Александра Гапоненко 24 февраля в ИДК

24 ноября в ИДК прошёл семинар, посвященный проблеме использования в России современных западных технологий управления обществом. С докладомвыступил доктор экономических наук, директор Института европейских исследований Александр Гапоненко (Латвия). Публикуем текст доклада, доработанного автором с учётом обсуждения.

Введение

В 2000 году в ответ на внешнее политическое и социальное давление геополитических конкурентов, включавшее в себя и инициирование в стране вооруженных этнических конфликтов, высшая российская политическая элита приняла решение начать строительство единой нации. Несколько лет спустя, под воздействием тех же негативных внешних факторов, ею было принято решение приступить к восстановлению собственной цивилизационной общности. По различным нами здесь не рассматриваемым причинам оба эти стратегические решения не были соответствующим образом сформулированы и не стали основой для проведения мобилизации всего российского правящего класса. Адекватные организационно-управленческие структуры созданы не были. Не были выделены и достаточные ресурсы для реализации принятых решений. В результате строительство нации в России идет крайне медленно, путем проб и ошибок, а существенно ослабить внешнее давление на страну и ее потенциальных союзников так и не удалось.

В значительной степени, низкая эффективность предпринятых управленческих действий объясняется распространенностью среди российских властных элит представлений о том, что современное общество не нуждается в механизмах централизованного социального регулирования, в единой национальной идеологии. Представления эти были искуственно навязаны американцами росийскому обществу еще в период разрушениями СССР и до сих пор ими активно поддерживаются.

Между тем, сами американские элиты успешно используют социальные технологии как для укрепления единства своей нации и цивилизации, так и для ослабления конкурентов. Общественного внимания этому факту уделяется совершенно недостаточно. В связи с этим, автор в настоящем докладе пытается описать общие рамки применения американцами современных социальных технологий управления обществом и определить возможности их использования российскими правящими элитами.

1.0. Социальный процесс: ключевые понятия

Для правильной постановки проблемы применения социальных технологий необходимо сначала уточнить используемый понятийный аппарат. Благодаря разработкам таких советских и российских ученых-обществоведов, как А.Дугин, А.Зиновьев, С.Кара-Мурза, В.Лисичкин, Н.Нарочницкая, О.Платонов, И.Панарин, Г.Почепцов, Ю.Нетесин, М.Калашников, Ю.Дроздов, можно составить общую систему понятий, описывающих социальный процесс и инструменты управления им. Эта система может быть дополнена достаточно глубокими концепциями англосаксонских исследователей, рассматривающих многие частные социальные проблемы. Достаточно назвать имена А.Смита, Р.Бенедикта, Р.Брубакера, Э.Хоксбаума, С.Хантингтона, З.Бжезинского, А.Тойнби. Все эти работы позволяют сформулировать следующий набор ключевых понятий.

Социальный процесс есть процесс трудового воздействия человека на самого себя или на другого человека с помощью специфических материальных и информационных «средств труда» - социальной техники и социальных инструментов. Результатом этого воздействия является развитие способностей человека к активной целесообразной деятельности.

В социальном процессе принимают участие многие индивиды, которые связаны между собой отношениями разделения и кооперации труда. Развитие трудовых и материальных факторов производства, способностей человека ведет к последовательному развитию общественных форм социального процесса. В качестве исходных, органических по своей природе, форм социального процесса можно выявить род, племя, семью; в качестве более сложных, институциональных - народность, народ и нацию.

Институциональные формы социального воспроизводства возникают под воздействием социальных институтов – обособленных групп людей, связанных между собой отношениями разделения и кооперации труда и совместно применяющих сложные материальные и информационные средства оказания воздействия на других людей. Внешне эффект деятельности социальных институтов проявляется как производимая ими социальная услуга.

Социальными институтами являются церковь, школа, университет, музей, библиотека, театр, галлерея, филармония, газета, журнал, радио, телевидение и т.д. Каждый из этих институтов с помощью своих специфических средств и способов воздействия формирует определенные человеческие свойства.

Отличительной особенностью такой формы социального бытия, как нация, является то, что ее формируют социальные институты, основаные на действиях машинных систем, то есть своеобразные социальные фабрики. Таковыми социальными фабриками являются газеты, кино, радио, телевидение и т.д.

Для обеспечения деятельности социальных институтов требуется их регулярное снабжение материальными, трудовыми, финансовыми, информационными ресурсами, равно как и распростанение производимых ими услуг. Совокупность средств внешнего обеспечения деятельности социальных институтов можно, опять-таки достаточно условно, определить как социальные механизмы.

Совокупность целей (идей), ценностей, трудовых приемов, инструментов и техники, которые используются в рамках социальных институтов для формирования социальных общностей, равно как и внешних механизмов обеспечения деятельности этих институтов, можно, также используя образное выражение, определить как социальные технологии.

Одной из важнейших функций социальных инстутитов является формирование из обособленных индивидов социальной общности. Осуществляют они эту функцию посредством формулирования общих целей, придания им формы ценностей и убеждения индивидов в необходимости совместных действовий в соответствии с этими ценностями. Другими словами, социальные институты, помимо всего прочего, вырабатывают общую для всех идеологию и формирмируют с ее попощью единое общественное сознание.

Основные функции формирования способностей людей выполняют священники, учителя, преподаватели, писатели, артисты, музыканты, художники, журналисты, телеведущие, режиссеры, ученые-обществоведы. Все успешно действующие представители этих профессий образуют социальную элиту. Именно социальная элита применяет социальные технологии в процессе формирования социальных общностей.

Для выполнения своих функций социальные элиты должны получать материальные ресурсы от элит экономических и силовую поддержку от элит политических. Это требует выстраивания определенных внутриэлитных взаимоотношений, а также установления определенных общих взаимоотношений элит с массами населения. Конфликт элит или их отрыв от масс может привести к тому, что важнейшие социальные фунции не будут реализовывается и социальная общность перестанет воспроизводиться.

В мире идет постоянная конкурентная борьба между отдельными нациями за ресурсы развития. Те нации, которые создают более развитые социальные институты и вырабатывают более привлекательные духовные ценности, интегрируют в свой состав чужие народы и народности. В том случае, когда доминирующая нация включает чужие народы и народности непосредственно в состав своего государства, возникают такие составные социальные образования, как империи. В том случае, когда существует социальное доминирование одной нации над другими народами, народностями и даже нациями, но последние сохраняют свою политическую самостоятельность, возникают такие составные социальные общности, как цивилизации. Цивилизации также конкурируют между собой за возможность включения в свой состав инородных социальных образований.

Конкурентная борьба между отдельными нациями и цивилизациями включает в себя и действия по разрушению или недопущению развития духовных ценностей чужеродных социальных образований, по усилению социальных и национальных противоречий в их среде. Осуществляются эти действия с помощью специально разрабатываемых социальных технологий.

2.0. Современные американские теории, институты, инструменты и механизмы национального и цивилизационного строительства

2.1. Предпосылки качетвенного скачка в развитии американских

технологий управления обществом в 70-е годы ХХ века

Американская нация начала формироваться в середине XIX века на основе духовных ценностей белых англосаксонских поселенцев протестанского вероисповедания. Эти переселенцы создали высокоэффективную социальную систему «плавильного этнического котла», с помощью которой длительное время успешно осуществляли формирование единой американской нации из крайне разнородного в этническом и расовом отношении населения США. Эта система включала в себя «американские ценности», распространяемые через церковь, школы, прессу, радио, Голливуд, действенную эмиграционную политику, механизм «перемешивания» населения в ходе трудовой миграции и ряд других важных элементов.

В 70-е гг. ХХ века в результате роста самосознания и радикализации отдельных расовых и этнических групп в США возник целый ряд острых социальных конфликтов. Разрешить эти конфликты силовыми методами не удавалось, и правящая элита стала интенсивно искать новые технологии воздействия на общество.

В теоретическом и организационном плане помочь американской элите найти правильные решения возникших проблем помогли серьезные социальные наработки, сделанные учеными и менеджерами в сфере политики и бизнеса. Среди этих наработок важнейшими были: маркетинговые технологии, которые позволяли управлять поведением людей в процессе выбора, приобретения и потребления товаров (услуг); технологии управления персоналом, обеспечивающие контроль за деятельностью людей в сфере трудовых отношений; технологии publicrelations, позволявшие развивать у людей позитивное отношение к отдельным фирмам и политическим институтам; коммуникативные технологии, которые давали возможность управлять всеми видами поведения людей через распространение средствами массовых коммуникаций определенных наборов знаков и образов.

В рассматриваемый период в США происходило также бурное развитие систем массовых коммуникаций. К газетам, кино, радио, добавилось телевидение, попкультура, вычислительные машины, технологии сбора, обработки, хранения и передачи информациии, которые, в совокупности, предоставили новые технические возможности для управления поведением масс населения.

Следует отметить также тот факт, что сами американские элиты всегда были хорошо восприимчивы к перспективным идеям, легко включали в свой состав новых людей, которые выполняли важные социальные функции. Делали они это через разветвленную систему открытых и закрытых элитных организаций, позволявших достаточно свободно осуществлять внутренние коммуникации, мобилизовать в случае необходимости значительные средства.

Во внешнеполитической сфере перед американцами весь послевоеный период стояла задача обеспечения эффективного социального контроля над союзниками в рамках созданного ими PaxAmerica, а также задача поиска нового социального оружия для ведения идеологической войны с СССР и всей социалистической системой.

В этих обстоятельствах американские элиты и начали предпринимать интенсивные усилия по созданию новых социальных технологий. Рассмотрим подробнее их действия и полученные результаты.

2.2. Англосаксонские теории строительства нации и цивилизации

С 70-х гг. ХХ века американской, а точнее англосаксонской, обществоведческой школой было начато, и по настоящее время продолжается, интенсивное осмысление процессов национального и цивилизационного строительства. За это время разработано достаточно большое количество новых теорий и учений. Уровень всех этих разработок достаточно высок, хотя тематика их часто недостаточно точно очерчена и дублируется. Все разработки имеют острую практическую направленность. В исследованиях социальной проблематики принимает участие очень большое число американских и английских ученых. Они читают курсы во всех ведущих университетах, которые готовят элиту, привлекаются для консультаций. Исследователи объединены в профессиональные ассоциации, регулярно публикуют статьи и книги, проводят семинары и конференции. Вся эта научная деятельность хорошо финансируется, постоянно находится в кругу интересов властей.

Отметим наиболее важные американские теории и учения, на базе которых идет разработка современных технологий управления обществом.

Теорию строительства нации (Nation Building Theory) разрабатывают Seymour Lipse, Karl Deutsch, Lucian Pye, Reinhard Bendix, Anderson Benedict, Carolyn Stephenson, Robert Brubaker, Charles Tilly, Walker Connor, Tom Nairn, Ernest Gellner, Eric Hobsbaum, Anthony Smith, Rasma Karklins, а также ряд других исследователей. В рамках этой теории следует выделить группу примордиалистов, исходящих из представлений о том, что нации есть продукт развития естественных, прежде всего семейгых и родовых связей, и группу конструктивистов, которые полагают, что нация есть продукт человеческого конструирования. Конструктивистский подход оказался наиболее плодотворным и позволил дать описание содержания и этапов процесса строительства нации, действующих в этом процессе субъектов, используемых последними инструментов и приемов. Здесь же рассматриваются вопросы социальной интеграции этнических меньшинств. Значительное внимание в рамках этой теории уделяется изучению истории национального строительства в различных странах. В отношении каждой из этих стран накоплены общирные фактические базы данных, которые позволяют достаточно точно оценивать и прогнозировать развитие процессов национального строительства и управлять ими. Степень понимания американскими учеными национальных процессов в современной России и во всех постсоветских странах представляется намного более глубокой, чем степень их понимания российскими учеными.

В качестве лишь одного из примеров полученых теоретических результатов отметим выявление важнейщих инструментов национального строительства. В качестве таковых были определены: национальный флаг, герб, гимн, цвет, животное (растение), праздники, монументы, мифы, пантеон героев, язык, религия, денежные знаки, узнаваемые национальные фирмы и торговые бренды. Исследователями отмечалось, что разрабатывают и применяют эти инструменты элиты, которые с их помощью оказывают воздействие на массы. Элиты же создают необходимые для применения этих инструментов социальные институты.

Фактический материал по отдельным народам, нациям и расам собирался, а затем подвергался осмыслению также в рамках этнических и расовых учений (Ethnic and Racial Studies). В США, в первую очередь, изучается характер взаимоотношений между неграми, латинос, азиатами, индейцами и белыми. В качестве второстепенных исследуются отдельные этносы, которые еще не растворились в американском «плавильном котле». По данной проблематике следует отметить работы Collier-Thomas, B. Turner, J. Moore, R. B. Chan Sucheng, Helen Zia. В этих работах даются хорошие исторические, междисциплинарные описания, делаются сравнительные исследования, обрабатываются результаты целевых социологических опросов.

Теории национального строительства и расово-этнические учения тесно увязаны по своей тематике с теорией этнических конфликтов (Ethnic conflict theory) и теорией управления этническими конфликтами (Ethnic Conflict Regulation Theory). В них описываются содержание и формы протекания национальных (расовых) конфликтов, влияющие на их развитие факторы, анализируются стороны конфликтов, их цели, стадии, способы разрешения конфликтов применительно к различным этносам, расам и цивилизациям. Соответственно, выявляются способы смягчения и обострения конфликтов, определяются наиболее эффективные механизмы управления ими. Авторами определяется роль элит и масс в национальных конфликтах, выявляются инструменты национальной мобилизации. Наиболее известными исследователями, пишущими по данной проблематике являются Donald Horowitz, Anthony Smith, Jean Piaget, Benedict Anderson, Max Gluckman, John Rex, Lewis A. Coser, Randall Collins, Johan Galtung, John Paul Lederach.

По своему содержанию к рассматриваемой группе концепций принадлежит и теория социальных технологий (Social Technology Theory). В ее разработке изначально приняли участие Olaf Helmer, Bernice Brown, Theodore Gordon. Они определили социальные технологии как способы применения социальных знаний для управления обществом. Исследователями были выделены собственно социальные процедуры (Social Software) и материальные средства воздействия на людей в процессе коммуникаций (Social Hardware). Сфера применения социальных технологий анализировалась ими применительно к публичному (человеческие права и государственная политика) и частному (корпорации) секторам.

Помимо теорий, описывающих национальные процессы, англосаксами разрабатывалются теория цивилизаций (Theory of Civilization) итеория конфликта цивилизаций(Clash of Civilization). Традиционно проблемы цивилизаций входили в круг интересов таких историков и культурологов, как Arnold J.Toynbee, Joseph Tainter и др., которые занимались накапливанием и упорядочиванием большого фактологического материала по составным социальным образованиям. Однако с 90-х гг. ХХ века Samuel P. Huntington, Robert D. Kaplan, Zbignev Bzezinsky и их последователи в своих исследованиях стали делать акцент на конкурентной борьбе между цивилизациями. Они постулировали, что в основе конфликта наций и цивилизаций лежат несовместимые между собой религиозные и культурные ценности. В публикациях этих ученых дается описание структуры цивилизацаций, роль отдельных наций в них, исследуются способы борьбы цивилизаций между собой, степень вовлеченности в эту борьбу «центральных» и «переферийных» наций, а также этапы развития цивилизационных конфликтов. Все выводы делаются на основе анализа большого фактологического материала, имеют острую практическую направленность.

В 90-е гг. ХХ века американкие ученые сформулировали совокупность принципов и методов управления другими нациями в рамках глобальной Американской цивилизации, которые получили название теории «мягкой силы» (Soft Power Theory). В разработке этих принципов и методов принимали участие такие ученые, как Joseph Nye, Steven Lukes, Matthew Fraser и ряд других. «Мягкая сила» есть способ воздействия на правящие элиты чужих наций путем прямого манипулирования поведением подчиненых им масс. Техническую возможность манипулирования предоставляют средства массовой информации, которые приобрели в настоящее время транснациональный характер, а потому оказались неподконтрольными национальным правительствам. В качестве прямых агентов действия в политике «мягкой силы» выступают неправительственные организации, которые создают информационные поводы и задают нужное содержание сообщениям национальных и международных масс медиа. Для повышения эффективности внешнего воздействия в рамках рассматриваемой политики предпринимаются меры по разрушению традиционных ценностей населения стран - объектов социальной агрессии, проводится дискредитация их символов и героев, развенчиваются национальные мифы и т.д.. Политика «мягкой силы» применяется в координации с традиционной политикой «жесткой силы», то есть применением войск, дипломатическим давлением, подкупом, шантажом и т.д.

В последние десятилетия в рамках англосаксонской традиции происходит бурное развитие учений об элитах (Elites Studies).Суть этих учений заключается в уточнении структуры правящего класса, выделении в его составе ключевых игроков – элит, выявлении характера распределения власти между отдельными группами элит. Здесь же рассматриваются проблемы комплектования элит, характер взаимодействия элит с контрэлитами, с массами, определяются способы получения и делегирования властных полномочий, возможности создания препятствий для осуществления власти. Часть разработок посвящена вопросам регулирования взаимоотношений внутри элиты, построению элитных организаций, в том числе носящих закрытый характер, выработке специального инструментария воздействия элит на массы. Формулируемые учеными-элитологами рекомендации позволяют американцам предпринимать эффективные шаги по укреплению своей собственной и ослаблению конкурирующих наций, построению мировой правящей элиты, занятию в ее составе доминирующего положения. Среди ведущих разработчиков теории элит следует отметить такие имена, как Floyd Hunter, Robert D. Putnam, Thomas R. Dye, David Lane, Alex Motil.

Отдельно необходимо выделить появившиеся только в 2000-е гг., теоретические разработки, связанные с вопросами ведения информационных войн (Information Warfare). Они первоначально имели чисто военно-прикладное назначение, но затем стали использоваться и в практике борьбы с другими нациями в мирное время. Суть этой теории заключается в определении принципов подготовки и распространения информации, способной вызвать нарушения в системе управления обществом конкурента. Авторами подобного рода разработок являются James Adams, Edward Waltz, John Arquilla , David Ronfeldt, Thomas Rid, Daniel Ventre и большое количество других исследователей.

2.3. Современные американские технологии национального

строительства и некоторые результаты их применения

Практическое применение разработанных обществоведами теорий для нужд национального строительства стало возможным после того, как американские элиты пошли на создание широкого набора необходимых для этого социальных институтов, инструментов и механизмов, включили в свои ряды ведущих представителей новой социальной элиты и выделили очень значительные финансовые ресурсы для приведение всего этого инструментария в действие.

В 70-80-е гг. ХХ века в США была перенаправлена деятельность старых и создано большое число новых социльных институтов, занимающихся вопросами формирования общественного сознания. Центральную роль среди них стали играть общественные (неправительственные) организации. Эти организации с помощью небольшого штата профессионалов координировали деятельность большого числа добровольцев и реализовывали проекты по укреплению национального единства. Проекты реализовывались под лозунгом борьбы за создание гражданского общества, защиты прав индивидов, отдельных этнических и расовых групп и т.д. Неправительственные организации получали финансирование от благотворительных фондов и частных лиц. Государством были созданы льготные условия для работы этих фондов, введены налоговые льготы для тех, кто жертвовал на благотворительные цели, а в обществе была создана атмосфера поощрения филантропии. Государство взяло на себя функции финансирования «инфраструктурных» проектов –проведение научно-исследовательских работ, социологических опросов, публикацию части литературы, создание фильмов патриотического содержания, а также поддерживало СМИ, вносящие вклад в решение национальных и расовых проблем.

Работа всех созданных американскими элитами социальных институтов осуществлялась на основе широкого использования возможностей новейших средств массовых коммуникаций. Внутри США была создана действенная система информационного управления поведением населения. Она включала в себя распространение печатной, кино, видео, аудио продукции, выступления популярных американских музыкантов, формирование новостного потока, национальную систему сбора, хранения, анализа и управления информацией. Специально следут отметить использование возможностей Интернета. Доминирование американских производителей программных продуктов и провайдеров (Google, Yaxoo и др.) позвоило формировать в мировой паутине содержание наиболее важных информационных потоков и направлять поведение как отдельных потребителей информации, так и коллективов объединенных в социальные сети.

В качестве частного, но очень важного примера полученных результатов отметим создание качественного набора инструментов формирования национальной идентичности. Американские элиты воспитали уважительное отношение масс своего населения к национальному флагу, гербу, гимну, монументам (статуя Свободы, здание Капитолия, Арлинтонгское кладбище и др). Эти символы дополняют повсеместно используемые знаки доллара, наиболее известные товарные и фирменные брэнды (Coca-Cola, McDonalds, Ford, IBM и др.). Были определены и широко отмечаются национальные праздники (День независимости, День Благодарения и др.). Созданы и поддерживаются национальные мифы (об Отцах - основателях нации, демократии, американском образе жизни и др.). Постоянно пополняется пантеон национальных героев. Нормы отношения к национальным символам, праздникам, мифам утверждаются самими элитами, постоянно тиражируются через церковь, школы, университеты, средста массой информации. Следования этим нормам требуют от всех, кто претендует на получение американского гражданства.

Другой показательный пример. С помощью новых социальных технологий правящим элитам удалось преодолеть расовую и национальную дискриминацию, которая еще 40 лет тому назад угрожала целостности американского общества. Массовое движение чернокожих за свои права удалось расчленить и погасить, лидеры этого движения были интегрированы в состав элиты, либо дискредитированы. Убитый за свою активную правозащитную деятельность лидер негритянского движения Мартин Лютер Кинг был посмертно включен в состав галлереи национальных героев. Удалось добиться значительного ослабления влияние мусульманства в негритянской среде, которое до этого претендовало на роль альтернативной идеологии. В период острого экономического кризиса, в немалой степени для ослабления расового и этнического напряжения внутри американского общества, президентом США был избран чернокожий американец Барак Обама. Тот факт, что за него проголосовала очень значительная масса белого населения страны, также свидетельствует о высокой степени консолидированности американских элит и действенности применяемых ими технологий управления обществом.

2.4.Современные американские технологии цивилизационного

строительства: пример разрушения СССР

В середине 80-х гг. ХХ века американкие элиты стали применять разработанные ими социальные технологии для решения вопросов укрепления PaxAmericana. Взамен государственных ими были созданы международные общественные организации занявшиеся распространением американского влияния за рубежом. Эти же функции стали выполнять формально самостоятельные неправительственные организации, учрежденные в других странах. Основным механизмом управления всеми этими организациями стало предоставление им небольших грантов на реализацию целевых программ распространения американского идеологического влияния. Распределяли гранты на конкурсных началах независимые благотворительные фонды. Основными формами работы стало проведение знаковых мероприятий и освещение их в СМИ, организация бесплатной учебы и стажировок будущих фигур влияния в США. Создаваемые неправительственными организациями информационные сообщения тиражировались подконтрольными американцам международные и национальные СМИ.

Деятельность всех непрапвительственных организаций методически поддерживалась американскими исследовательскими центрами (ThinkTanks). Последние готовили также практические рекомендации для американских правящих элит.

Наиболее успешным опытом применения американскими элитами социальных технологий за рубежом явилось разрушение СССР как ядра конкурирующей Советской цивилизации. Суть проведенной операции свелась к тому, что основополагающие советские духовные ценности (социальное равенство, коллективизм, ориентация на духовные ценности и др.) были искусно подменены ценностями американскими (конкуренция и порождаемое ею социальное неравенство, индивидуализм, стремление к материальному благополучию любой ценой). Воздействие оказывалось американцами сначала через иновещание, а после ослабления внутреннего идеологического контроля - через ряд советских СМИ, во главе которых стояли фигуры влияния. С помощью этих институтов были инициированы снос советских монументов, переименование площадей, улиц и городов. Советская мифология была разрушена, пантеон советских героев разорен, практически прекратили отмечать национальные праздники (7 ноября, 1 мая, 9 мая). Религиозные ценности и традиции были разрушены еще ранее самой советской властью. После идейной дезориентации масс, осуществленной опять-таки через СМИ, правящая коммунистическая элита была лишена легитимности и массы советского населения были подвигнуты на ее ниспровержение. Затем началась индивидуальная работа американцев по формированию новой правящей элиты.

В результате отрыва элиты от масс и прекращения элитой всякой идеологической работы советская нация была разложена. Этому способствовало целенаправленное уничтожение основных инструментов идентификации людей с советскй нацией - знамени, герба, гимна. Взамен американцы предоставили новой элите инструментарий строительства самостоятельных наций - латышской, эстонской, украинской, грузинской и т.д. Помимо идеологической, новые национальные элиты получали от американцев финансовую, внешнеполитическую, организационную помощь.

При разрушении СССР были использованы методические наработки американских советологов, которые многие десятилетия изучали слабые места советской элиты, ее способы управления массами, этнические противоречия внутри советского общества. Поэтому внешнее воздействие оказывалось на правильно выбранные персоны и группы населения, идеологические «удары» наносилось точно по местам «этнических» изломов советской нации. Советская правящая элита применяемому идеологическому оружию ничего противопоставить не могла и развязанную против нее информационную войну проиграла. Победа на идеологическом фронте позволила американцам легко сломить политическое и экономическое могущество СССР и всей Социалистической цивилизации, распространить свое влияние практически на весь мир. Делалось это уже под прикрытием концепций глобализации мирового развития, мультикультурности, открытого общества, скрывавших исходное американское национальное содержание.

2.5. Современные американские технологии цивилизационного

строительства: пример установления контроля над Латвией

В 1991 году после распада Советской цивилизации и СССР возникло большое количество малых независимых государств, внутри которых началось интенсивное национальное строительство. Все постсоветские страны попали в сферу американского политического и социального влияния, стали частью PaxAmericana. Управление постсоветскими нациями осуществлялось американцами преимущественно методами «мягкой» силы. Остановимся подробнее на том, как это происходило в отношении Латвии.

В вышедшем из советской общности еще не дифференцированном латвийском обществе американцы поддержали наиболее радикальную часть латышской элиты и инициировали лишение ею большей части метного русского населения прав гражданства. В условиях возникшего этнического напряжения на высшие посты в государстве были внедрены американские (канадские, британские) граждане латышского происхождения, которые и стали проводить англосаксонское влияние в стране (В.В.Фрейберга и др.). Велась также работа с латышскими националистическими партиями, которым с помощью современных политтехнологий постоянно помогали приходить к власти (TB/LNNK, Jaunas laiks и др.). Силовой контроль осуществлялся через фигуры американского влияния, поставленные во главе силовых органов (KNAB, Прокуратура). Они допускали в нужное время утечку компрометирующей информации либо прямо привлекали к уголовной ответственности слишком самостоятельных местных лидеров (А.Шкеле, А.Лемберг). Управление массами населения стало осуществляться через международные (Фонд Сороса, Сорос центр) и местные (Providus, Delna) неправительственные организации. Под косвеный контроль американцев были поставлены местные СМИ (Laukuavize, LTV-1, LNT, LR-1, Delfi), специально создаваемые социальные сети (Politika.lv, Draugi.lv). Были открыты латвийские исследовательсткие центры, которые проводили мониторинг общественной ситуации (Latvian Centerfor Human Rightsand Ethnic Studies). В том числе ими проводились регулярные социологические опросы населения, которые позволяли определять необходимую силу и способы социального давления, которое надо было оказать на те или иные этнические и социальные слои населения.

Как частность следует отметить, что американцы умело навязали латышской элите, а через нее - и массам латышского населения весьма специфичекий набор инструментов национального строительства. В него входили: национальная мифология, замешенная на элементах нацизма и русофобии; многочисленные даты поминания латышей, «павших» от рук «советских оккупантов»; огромное количество памятников жертвам «советских» репрессий и латышам, воевавшим на стороне гитлеровских войск в годы Второй мировой войны; Музей оккупации. Носителями национальной мифологии стали представители латышской эмиграции из числа коллаборационистов, которые все послевоенное время работали в американских исследовательских институтах и фондах. Националистическая идеология была настолько эффективно внедрена в общественное сознание, что в течение 20 лет независимости не нашлось ни одного латыша, который бы осмелился выступить против нее. Все эти инструменты помогли сделать из латышей нацию-жертву, обращенную только в свое прошлое, лишенную воли к самостоятельным социальным преобразованиям, а потому легко управляемую извне.

Одновременно американцами были инициированы шаги по сносу или принижению общественного значения всех советских памятников, установлению законодательных запретов на использование советской символики. Все это делалось для того, чтобы не допустить в Латвии формирования самостоятельной русской общины.

В ноябре 2007 г., при появлении первых признаков самостоятельности у части латышских политиков и бизнесменов, американцами была организована «оранжевая» мини-революция. Она получила местное название «зонтичной» (ее участники использовали зонты для защиты от сильного дождя во время проведения митингов). Премьер А.Калвитис, посмевший снять работавшего на американцев руководителя спецслужбы А.Лоскутова, после этой революции потерял свой пост. Вторая «оранжевая» мини-революция была запланирована в Риге на 13 января 2009 г. Новый латвийский премьер И.Годманис с помощью личных друзей в МВД сорвал ее, но его вызвали в Вашингтон и через месяц все равно вынудили уйти в отставку, используя на этот раз накопленный ранее компромат. Нынешний премьер В.Домбровский выполняет все требования Вашингтона уже без напоминаний о возможности новой «зонтичной» революции.

В результате реализации всех этих мер внешнего управления Латвия успешно принуждается к исполнению роли звена в санитарном кордоне, построенном Америкой между ее геополитическими конкурентами Европой и Россией, хотя и несет из-за этого существенные экономические потери.

3.0. Проблемы строительства русской нации и цивилизации и возможности использования американских социальных технологий

3.1.Национальное строительство в России: проблема

поиска адекватных социальных технологий

Начало строительства единой нации в Российской Империи в целом можно отнести к середине XIX века. Шло оно на основе сакральных ценностей Православия и развившихся из него русских светских духовных ценностей. В пришедшем на смену Российской Империи СССР эти ценности были существенным образом трансформированы и превратились в ценности советские. Соответственно, коммунистическая элита стала проводить строительство советской нации. После распада советской нации в российском обществе стали активно восстанавливаться ценности Православия, а в светской сфере началось вытеснение американского либерального мировозрения обновленными русскими национальными ценностями. Однако распространению этих ценностей, а вместе с ним и укреплению национального единства, мешает отсутствие адекватных социальных технологий. При сохранении традиционной православной и русской направленности национального и цивилизационного строительства, представляется вполне возможным использования инструментария, наработанного американцами в последние десятилетия. Освоение американских социальных технологий предполагает последовательное осуществление целого ряда важных шагов.

Во-первых, необходимо тщательное изучение и творческая переработка всей совокупности англосаксонских теорий национального и цивилизационного строительства. На основании этой работы можно будет провести накопление фактического материала по ключевым социальным процессам и выработать собственный инструментарий воздействия на эти процессы. Заниматься этим должны российские аналитические центры.

Кроме того, потребуется подготовка в университетах и на всевозможных курсах достаточно большого числа людей, которые смогут применять наработанные российскими учеными социальные технологии.

На исследование и обучение специалистов нужно будет выделить серьезные финансовые ресурсы. Отставание России от США по ресурсному обеспечению сферы производства социальных технологий составляет не десятки, а сотни раз, а временной разрыв исчисляется, как минимум, тридцатью годами.

Во-вторых, остро стоит вопрос об интенсификации деятельности уже существующих и создании новых социальных институтов, которые бы занимались решением вопросов укрепления национального единства. В первую очередь, это должны быть неправительственные организации, вырабатывающие и распространяющие в общественном сознании укрепляющую национальную общность идеологию.

В-третьих, следует продолжить развитие механизмов, которые обеспечивают работу неправительственных организаций «идеологического» профиля. Опыт финансовой поддержки этих организаций через российские благотворительные фонды существует, и вопрос стоит об увеличении числа, специализации этих фондов и о значительном, в разы, увеличении размеров финансирования.

В-четвертых, вновь подготовленная достаточно многочисленная социальная элита должна быть органично включена в состав российского правящего класса. Для этого потребуется существенная перестройка внутриэлитных отношений, создание новых элитных организаций. Действенными формами такого рода организаций могут быть центры и клубы, вырабатывающие и распространяющие новую национальную идеологию. Они создадут серьезную идейную конкуренцию российским партиям, вынудят их не только более эффективно выполнять свои идеологические функции, но и привлекать в свой состав новые кадры идеологов.

Отдельно следует решать вопрос об интеграции уже сложившихся этнических элит в общероссийскую элиту. Доставшаяся России в наследство от СССР система национально-территориального устройства создает условия не для интеграции, а для обособления этнических элит, предоставляет им возможности для строительства собственных наций.

В-пятых, новые социальные элитные группы должна последовательно и систематически применять разработанные социальные технологии для решения назревших национальных проблем, привлекать к своей деятельности элиты политические и экономические.

Рассмотрим возможности применения современных социальных технологий в России на частном примере используемого в настоящее время набора инструментов национального строительства.

После длительного периода неопределенности Президентом России в начале 2000-х гг. были утверждены российский герб, гимн и флаг. В них достаточно удачно была сохранена традиция русской национальной символики. Эти национальные символы стали широко использоваться для укрепления идентичности граждан страны. Немало было сделано высшим политическим руководством для регулярной организации празднования Дня Победы, чествования героев Великой Отечественной войны. Начал восстанавливаться пантеон национальных героев, в него стали включатся русские и советские государственные, военные деятели, представители культуры, науки, спорта. Положительной оценки заслуживает выдача государственных заказов на создание кинофильмов патриотического содержания, открытие специализированных телевизионных каналов, несущих позитивную идейную нагрузку, реализация телевизионных проектов по пропаганде советского песенного наследия и т.д.

Однако подбор инструментария национального строительства продолжает оставаться случайным, применяется он эпизодически и несистемно.

Так, выявленные недавно в ходе реализации удачного телевизионного проекта «Имя России» исторические герои (св. благ. князь Александр Невский, император Петр I, советский вождь Иосиф Сталин) не были должным образом включены в состав национального пантеона. Уместно было бы издать литературу об их подвигах, распространить ее в библиотеках и школах, увековечить образы героев средствами монументальной пропаганды по всей территории России и т.д.

За исключением памятников героям Великой Отечественной войны российская элита не использует средства монументальной пропаганды. Не определено, какое российское кладбище должно быть признано национальным, каков должен быть порядок отбора героев для упокоения на нем. В результате, на одном кладбище хоронят президента страны и руководителя национального преступного синдиката.

Руководством страны в свое время было принято обоснованное решение об учреждении 4 ноября праздника «День национального единства». Однако само празднование властями не было организовано, и этот день со своими идейными акцентами начали отмечать представители русских радикальных националистических организаций. Власти стали запрещать проведение шествий и митингов, устраивать им в пику другие, но они уже воспринимаются населением как антирусские. Нельзя признать удачным и введение лишенного четкой идейной нагрузки праздника «День национального флага». Многие все еще плохо понимают причину утверждения в качестве общенационального именно этого флага, значение используемых в нем цветов, не говоря уже о том, что означает в проекции на современность двуглавый орел, изображенный на российском гербе.

На государственнм уровне не отмечаются юбилеи важнейших исторических событий. Так, в последние годы не отмечалось начало и окончание Первой мировой войны, слабо был отмечен юбилей Полтавской битвы, практически не отмечались присоединение Лифляндии и Эстляндии к России и многие другие даты. Как следствие этого, население не имеет единого мнения о значении важнейших событий в истории страны.

В настоящее время полностью отсутствует официальная мифология, которая абсолютно необходима людям в любом обществе для фиксации в упрощенном, образном виде ключевых представлений о нации. Не ясно, кто именно, как и когда образовал нынешнюю нацию в России, отстаивал потом право на ее существование в борьбе с врагами, какие принципы заложены в основу этой нации, что является ее святынями. Не понятно, является ли нынешняя нация наследницей российской имперской и советской нации или нет.

3.2. Россия и ее попытки построить собственную цивилизацию: проблема поиска адекватного инструментария

Советская элита имела богатый опыт цивилизационного строительства на основе коммунистических ценностей, организационных возможностей КПСС и мирового коммунистического движения, технических средств иновещания, зарубежной коммунистической прессы. Необходимо отметить, что это были социальные технологии, которые позволяли СССР удерживать мировой баланс сил на протяжении сорока послевоенных лет, причем при явном ресурсном преобладании США в экономической и политической сферах. Отказ от коммунистической идеологии и от поддержки мирового комунистического движения требует от российской элиты поиска других ценностных оснований и других инструментов цивилизационного строительства.

Единственной социальной силой, заинтересованной в восстановлении единства постсоветского пространства, в настоящее время являются проживающие за рубежом русские. Русские в широком смысле этого слова. Проживая в новых национальных государствах, они практически повсеместно находятся в приниженном социальном, экономическом и политическом положении, надеются на помощь России в улучшении условий своего бытия и готовы ей в этом активно помогать.

Россия провозгласила концепцию развития Русского мира и строит с ее помощью международную систему организаций соотечественников. Однако эти организации создаются при российских посольствах и получают от них финансовую поддержку. Это организационное решение не соответствует прямым задачам МИДа - поддерживать хорошие межгосударственные отношения с другими странами, и как следствие позволяет обвинять российские посольства в постсоветских странах в формировании «пятой колонны». Из-за этого российское внешнеполитическое ведомсто сводит всю свою работу с соотечественниками только к поддержке русского языка и русской культуры, старается всячески избегать конфликтов из-за приниженного положения соотечественников.

Признавая важность деятельности российского МИДа по развитию русского языка и культуры, следует отметить, что она совершенно не ведет к усилению влияния русского населения в общественной жизни постсоветских стран, не обеспечивает достижения цели усиления влияния России на постсоветском пространстве.

При решении проблемы строительства собственной цивилизации России целесообразно использовать американский опыт поддержки самостоятельных зарубежных общественных организаций, которые осуществляют социальные проекты, направленные на укрепление русских ценностей. Одновременно эти организации могли бы противодействовать распространению антирусской и антироссийской мифологии. Финансирование их целесообразно полностью отдать российским благотворительным фондам.

Для распространения своего влияния русские общественные организции за рубежом должны иметь доступ к местным и международным СМИ, распространять через них свою точку зрения как на русском, так и на национальных языках. Россия могла бы поддерживать такую работу диаспоральных образований информационно, научно-методически, кадрово.

Следует особо отметить, что российские СМИ вещают в настоящее время за рубеж преимущественно на русском и английском языках, а потому не влияют на поведение многих жителей постсоветских стран, которые давно уже не изучают русский язык в школах и вузах. Нет перевода российских фильмов на национальные языки постсоветских стран, нет соответствующего интернет вещания и т.д.

За двадцать лет существования политического объединения СНГ, тринадцать лет существования союзного государства Россия и Белоруссии практически ничего не было сделано для разработки и внедрения инструментария строительства какой-либо социальной общности. Помимо флага СНГ не приняты другие объединяющие символы, не сформирована общая галлерея героев, общая мифология, нет общезначимых монументов и т.д. Не достигнута договоренность об использовании русского языка в качестве общецивилизационного.

Напротив, американцы продолжают использовать свои социальные технологии для нанесения ударов по восстанавливающей постсоветское пространство России. Так, в 2007 г. властями Эстонии была организована провокация по переносу памятника «Бронзовому солдату» в Таллине, которая была нацелена на разрушение символов номинально советского, а реально - русского присутствия на постсоветском пространстве. Россия против Эстонии ввела негласную экономическую блокаду, но ответных действий символического характера не предприняла. Это позволило американцам применить то же социальное оружие в конце 2009 г. в Ташкенте и Кутаиси – вновь были снесены памятники советским воинам, павшим в Великой Отечественной войне. Адекватных ответных мер вновь не было предпринято, хотя содержание их для людей, знакомых с американскими технологиями, достаточно очевидно. В последних из рассматриваемых случаях даже не удалось организовать достойную пропагандистскую кампанию в российских СМИ, не говоря уже о международных. Это тревожный симптом того, что нынешние социальные элиты крайне слабы и не способны эффективно организовать поддержку действий высшего российского руководства по защите национальных интересов.

Другой пример. В 2008 г., в ходе военной агрессии Грузии против Южной Осетии, России была объявлена настоящая информационная война. Устоять в ней удалось, опять-таки, только благодаря личным усилиями высшего росийского руководства. Оказалось, что у страны нет ни концепций, ни кадров, ни средств противодействия современному информационному оружию. Именно из-за этого провалились в дальнейшем и попытки организовать дипломатическими средствами международное признание республик Южная Осетия и Абхазия.

В прошлом году Россией была принята Концепция национальной безопасности. Однако идеологические провалы осетино-грузинского конфликта в ней не были учтены и задача разработки средств ведения информационных войн не поставлена. Нет упоминаний в этой Концепции и о возможностях воздействия на другие страны через инструменты управления национальными конфликтами в них.

Все это, а также великое множество других фактов говорит о том, что российские элиты пока не могут правильно оценить значение совеменных социальных технологий, возможности их использования наряду с экономическими, дипломатическими, военными инструментами.

Выводы и предложения

Сравнительный анализ положения дел с использованием современных инструментов строительства наций и цивилизаций в США и в России позволяет сделать следующие выводы.

1. В 70-80-х гг. ХХ века американскими исследователями был разработан ряд важных теоретических положений и практических рекомендаций в области национального и цивилизационного строительства, а в 80-90-гг эти наработки стали широко применяться американскими правящими элитами на практике. Для реализации разработанных социальных технологий последними были созданы многочисленные общественные организации, финансовые фонды, выделены существенные ресурсы. Все вновь созданные инструменты были вписаны в общую систему государственного управления. Успешно применять социальные технологии американцам позволили их серьезные достижения в области телекоммуникационной техники, специльно созданная для этого международная сеть телекоммуникаций, включая интернет. Важным условием успеха освоения новых социальных технологий стало налаживание новых внутриэлитных отношений, создание эффективных элитных организаций.

2. Применение новых социальных технологий позволило американским элитам решить многие острые внутренние социальные, расовые и этнические проблемы. Во внешней политике умелое применение социальных технологий позволило в 1991 г. сокрушить главного геополитического конкурента США – Советскую цивилизацию, а также ее ядро - СССР.

Затем США стали успешно использовать социальные технологии для внешнего управления постсоветскими странами, включили эти страны в систему PaxAmericana, установили систему глобального доминирования.

3. Перед российскими элитами стоит проблема построения собственной нации и цивилизации, поскольку иначе социальное давление конкурентов приведет к распаду российского общества и самой России. Проблема эта постепенно решается на основе использования православных ценностей и светского русского опыта национального и цивилизациоонного строительства. Закладка собственного ценностного содержания позволяет без опасений обращаться к современному американскому «технологическому» опыту, который опережает аналогичные российские наработки.

4. Применение современных технологий потребует значительных интеллектуальных усилий от российских социальных элит, напряженной организационной работы от элит политических и выделения немалых средств элитами экономическими. Для согласования позиций всех этих групп элиты потребуется целенаправленое формирование их ценностных установок, реконструкция уже действующих и создание новых социальных институтов, перестройка части социальных механизмов. Ускорить этот процесс можно разработав, приняв и реализуя Программу комплексного внедрения современных социальных технологий управления обществом. Она должна стать по значимости в один ряд с другими федеральными российскими программами.

5. Параллельно с действиями по реализации вышеупомянутой Программы, следует разрабатывать и применять наличными силами наиболее очевидные инструменты национального и цивилизационного строительства.


Количество показов: 15153
Рейтинг:  4.2

Возврат к списку

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх