ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков

И нашим, и вашим

Возможен ли в России социально-ответственный бизнес

Или ты честный, или ты богатый — эта порочная дилемма актуальна и сегодня, и, как показывают опросы общественного мнения (см., например, опрос Superjob.ru «Возможен ли в России честный бизнес?», «Однако» №44, 2010), подавляющее большинство россиян в совместимость бизнеса и этических норм просто не верит. С подозрением на российских бизнесменов часто смотрят и на Западе.

Инвестиционная компания «Арбат Капитал» провела круглый стол на тему: «Социально ответственное инвестирование — новый тренд на рынках». Для России тема социальной ответственности бизнеса — вопрос даже не моды или следования европейским стандартам, а шанс предъявить обществу «человеческое лицо» деловой активности, и переломить сложившийся негативный имидж беспринципности и жадности крупного бизнеса.


Социально-ответственные триллионы

В странах США и Европы социально ответственное инвестирование становится все более распространенным. Например, только в 2010 г. компании, управляющие активами в США, инвестировали с учетом социальной ответственности более 3 трлн долларов. Вопрос социально ответственного инвестирования уже несколько лет является предметом внимания ООН — в 2006 году по инициативе Программы ООН по окружающей среде ЮНЕП (UNEP) и Глобального договора OOH (The Global Compact) стартовал проект «Принципы ответственных инвестиций» (ПОИ). Проблемы финансового инвестирования оказались тесно связанными с гуманитарными вопросами из-за глобализации финансовых институтов. «Свободное перемещение триллионов долларов капитала в сочетании с интернационализацией инвестиционных портфелей означает, что деньги, заработанные и накопленные в одной части света, часто оказываются инвестированными и выданными взаймы компаниям, работающим в другой его части. Таким образом, инвесторы все чаще сталкиваются с теми проблемами и возможностями, которые являются первоочередными для ООН. Среди таких проблем можно назвать нищету, нарушение прав человека, войны, ухудшение экологической обстановки, глобальное изменение климата и коррупцию, а открывающиеся возможности включают быстрый экономический рост, демократизацию общества, мирное существование, образование, экологически чистые и возобновляемые источники энергии и устойчивое развитие», — отмечают руководители программы. В момент создания проект насчитывал около 70 участников — крупных компаний-инвесторов. Сегодня их уже почти тысяча (график 1). В ООН полагают, что с ростом числа участников растет и влияние, которое принципы могут оказывать на финансовый сектор и в конечном счете на всю экономику в целом. Вот эти принципы:
1. Мы будем включать вопросы экологии, социальной сферы и корпоративного управления (ЭСКУ) в инвестиционный анализ и процессы принятия решений.
2 Мы будем активными собственниками и включим вопросы ЭСКУ в нашу политику и практику владения активами.
3. Мы будем добиваться адекватного раскрытия информации по вопросам ЭСКУ от тех организаций, в которые мы инвестируем.
4. Мы будем продвигать принятие и претворение в жизнь принципов в рамках инвестиционной индустрии.
5. Мы будем сотрудничать для повышения нашей эффективности в реализации принципов.
6. Мы будем отчитываться о нашей деятельности и достигнутом прогрессе в деле реализации принципов.
На практике это означает, в частности, такие меры, как использование стандартной отчетности по ЭСКУ, требование включать вопросы социальной ответственности в годовые финансовые отчеты, запрос у партнеров и компаний — потенциальных объектов инвестирования информации о соблюдении ими соответствующих норм, стандартов, кодексов поведения или международных инициатив. А также весьма интересный пункт о пересмотре взаимоотношений «с лицами, предоставляющими инвестиционные услуги, которые не соответствуют ожиданиям, связанным с ЭСКУ».


Общественное порицание

На первый взгляд, кажется, что прямое отношение к социальной ответственности имеют бизнесы, непосредственно влияющие на окружающую, в том числе и социальную среду, — например, градообразующие предприятия, вредные производства, компании с тысячами сотрудников и т. п. Однако сейчас такие взаимосвязи все более усложняются. Так, в 2010 году в рамках ПОИ были, к примеру, такие проекты: инвесторы, подписавшие соглашение об ответственных инвестициях, провели переговоры с 14 североамериканскими, европейскими и японскими компаниями-производителями потребительской электроники, чтобы убедиться, что эти компании принимают меры по адекватному управлению социальными и деловыми рисками, возникающими в связи с добычей олова, тантала и других минералов в Конго. Речь идет о сырье, которое используется в производстве, например, мобильных телефонов и ноутбуков. Месторождения и добыча этих ископаемых в Конго контролируются вооруженными группировками, деятельность которых связана с массовыми убийствами мирного населения и прочими преступлениями против прав человека. Еще одна коалиция из 20 инвесторов — членов ПОИ — в 2010 году вела переговоры с международными компаниями, которые производят текстильную продукцию, в том числе из хлопка, выращиваемого в Узбекистане, с целью прекращения практики насильственного детского труда на хлопковых полях. К данной инициативе присоединились 70 компаний-производителей одежды, в частности, такие ведущие мировые бренды, как C&A, Gap и Levi’s. Также важная, по мнению ООН, инициатива 2010 года — соглашение инвесторов с горнодобывающим подразделением австралийской компании Wesfarmers о вложении средств в оборудование, которое позволит добывать фосфатные породы не на спорной территории непризнанного государства Западная Сахара, де-факто много лет оккупированного Марокко, а в других регионах мира. Конечно, можно рассматривать эти действия и в контексте политических игр — тема социальной ответственности и инициативы ООН вполне являются и политическими инструментами. Однако, как бы то ни было, все эти примеры показывают, что даже такие мирные продукты, как компьютер или хлопчатобумажная футболка, если распутать всю цепочку их производства, могут иметь отношение к весьма неприятным для обывателей обстоятельствам. Возможно, присоединяясь к таким гуманитарным инициативам, компании и теряют на отдельных участках себестоимости своих продуктов. Но они планируют выиграть на имидже в глазах акционеров и потребителей. На данный момент соглашение ПОИ подписано группой институциональных инвесторов и их партнеров (всего 857 организаций) с общими объемами капитала под управлением в 22 трлн долл., что, по данным ООН, составляет 10% от всего мирового рынка капиталов. Российских компаний в этом списке пока нет вообще.


Принципиальные инвестиции

На круглом столе по социально ответственному инвестированию своим опытом поделились шведские компании. В частности, подписавшая инициативу ПОИ Nordea Investment. Банковская группа Nordea обслуживает почти 10 млн клиентов, у нее более 33 тыс. сотрудников, и под ее управлением находятся активы на сумму 107 млрд евро. Хелена Хедберг, старший аналитик Nordea Investment, рассказала, что ответственное инвестирование в Nordea эволюционирует: если раньше вопросы социальной ответственности рассматривались лишь в связи с отдельными продуктами и услугами, то теперь они учитываются во всем инвестиционном процессе — от практики избегания «плохих», с точки зрения социальной ответственности, инвестиций происходит переход к предпочтению «лучших». Все большую роль, помимо традиционного финансового анализа инвестиций, играет анализ и параметров ЭСКУ — экологии, социальной сферы и корпоративного управления. Г-жа Хедберг отметила, что к этому международных инвесторов подталкивает быстро меняющаяся ситуация в мире. Это, в частности, и демографические изменения на растущих рынках — так, к 2030 году совокупное население Индии и Китая (Chindia) составит более 35% мировой популяции, и дефицит человеческого капитала в Европе, где к 2050 г. более трети населения будет старше 60 лет, и нехватка пресной воды — например, в Китае всего 7% ее мировых запасов, притом там проживает пятая часть населения всей Земли. При изучении потенциального объекта инвестиций сегодня принимаются во внимание и экологические параметры — связана ли его деятельность с загрязнением окружающей среды, использованием природных ресурсов; социальные — как обстоят в стране дела с правами человека, как эта компания учитывает вопросы здравоохранения, безопасности, взаимодействует с местными сообществами; и параметры корпоративного управления — насколько эффективной и независимой является работа совета директоров, ситуация с бизнес-этикой, коррупцией и т. п. Важным является прозрачность бизнеса и управления. Nordea работает в основном в Северной Европе и на развивающихся рынках Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, и, по словам Хелены Хедберг, препятствием для работы с российскими компаниями часто является именно то, что они непрозрачны и дают крайне мало информации по всем этим вопросам, и это автоматически «ставит их в черный список».


Быть «зеленым» выгодно

Когда инвесторы понимают, что они вкладывают деньги в бизнесы и при этом влияют на общество, то помимо корпоративной социальной ответственности (Corporate Social Responsibility, CSR) появляется более широкое понятие корпоративной ответственности (Corporate Responsibility, CR). Об этом рассказала Орса Бергстедт, глава департамента корпоративной ответственности и корпоративных коммуникаций Tele2: «Под корпоративной социальной ответственностью чаще всего понимают заботу о сотрудниках, благотворительность, но мы понимаем корпоративную ответственность шире — это то, как компания влияет на окружающий мир». У телекоммуникационной корпорации Tele2 сегодня 30 млн клиентов в 11 странах, 7 тыс. сотрудников, оборот — 5,8 млрд долларов. В круг вопросов социальной ответственности (соответствующее подразделение было создано в Tele2 в начале 2010 года) в компании помимо социальных аспектов также относят бизнес-этику, устойчивость бизнеса, вовлеченность в работу с локальными сообществами. В целом предлагается выделять четыре направления работы — права человека, трудовые права, экологические проблемы, экономические проблемы. Орса Бергстедт отметила, что для компании наиболее актуальны экономический и трудовой блок — это такие аспекты, как борьба с коррупцией, эффективное корпоративное управление, в сфере труда — работа с профсоюзами, создание прозрачных и честных условий работы. «Мы начинали в области корпоративной ответственности с минимизации наших рисков, управления брендом, концентрировались на аспекте социальной ответственности, далее этот вопрос стал уже связываться с прибыльностью, снижением затрат, ростом производства, теперь он уже влияет на развитие бизнеса, стратегию выхода на новые рынки, разработку новых продуктов и работу с новыми целевыми группами потребителей», — рассказала она. Это действительно может быть выгодным — в Европе лучше продаются «зеленые» товары и услуги, а молодые специалисты с большей готовностью идут работать в компанию, о которой известно, что она вкладывает средства в экологические и социальные проекты. В результате объем социально ответственных инвестиций в Европе с каждым годом растет (график 2)


Целесообразность с человеческим лицом

В России пока о широком распространении социально ответственного бизнеса говорить рано. Однако серьезным аргументом для отечественных бизнесменов является необходимость работы с европейскими партнерами, для которых, как можно заметить, вопросы корпоративной ответственности становятся все более важными. Так, Сергей Агеев, управляющий директор компании «ПечораЭнергоРесурс», занимающейся лесопереработкой, рассказал о том, как социальная ответственность может не противоречить бизнес-целям. «ПечораЭнергоРесурс» работает в Республике Коми, является вертикально-интегрированной компанией и работает по принципу безотходного производства — отходы лесопиления используются для производства топливных гранул-пеллет и эфирных масел. Предприятие является градообразующим и занимается также ремонтом и созданием такой инфраструктуры, как, например, деревянные мосты. Это нужно и для работы самих лесозаготовителей, но в то же время позволяет жителям отдаленных деревень не терять связь с райцентрами. Еще одна социальная инициатива — участие компании в программе восстановления мелких деревень, откуда жители обычно уезжают, так как там негде работать. Сейчас ведется проект по выращиванию в республике ряда лекарственных растений, в том числе аналога женьшеня — родиолы розовой, где могут найти работу эти люди. Нельзя сказать, что «ПечераЭнергоРесурс» занимается благотворительностью — просто компания ориентирована на западных потребителей и прошла международную сертификацию по системе Лесного попечительского совета FSC. Рынки и правительства большинства развитых стран мира в настоящее время требуют поставлять им лесоматериалы, произведенные из легального сырья на основе принципов устойчивого лесопользования. Гарантией этого и является FSC, открывающая сертифицированным российским компаниям дорогу на западные рынки. «В основе нашей работы лежит экономическая целесообразность, но в нашем случае она интегрирована и с социальной целесообразностью, и с заботой об окружающем мире», — считает Сергей Агеев. Еще один пример совмещения бизнес-интересов и благотворительности из другой сферы привела Маргарита Баржанова, директор Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства. «На Западе такие производители, как Hermes или Louis Vuitton, не просто поддерживают музеи, подобные нашему, а используют их экспонаты при поиске новых идей для своих коллекций. Это взаимовыгодно всем». В России музеи сейчас надеются на изменения в Налоговом кодексе в отношении налоговых вычетов, которые могут способствовать благотворительным акциям. Это особенно актуально с учетом принятого в этом году ФЗ-83 о коммерциализации бюджетных учреждений. С 1 января и музеи, и больницы, и школы становятся не государственными, а бюджетными учреждениями, что, например, означает ответственность своим имуществом по судебным искам. По словам Маргариты Баржановой, музеям удалось добиться только того, что они не рискуют музейным фондом. Неудивительно, что они ждут помощи уже не от государства, а от бизнеса.


Пусть государство начнет с себя

С мотивами социальной ответственности западных компаний и работающих с ними российских экспортно-ориентированных партнеров, вынужденных следовать тренду, все достаточно понятно, начал свое выступление председатель совета директоров «Арбат Капитал Менеджмент» Алексей Голубович. Но для России ключевым вопросом является то, будут ли отечественные компании, работая на внутреннем рынке, социально ответственными. И здесь из области бизнес-терминов мы волей-неволей попадаем в сферу вечных вопросов о справедливости, балансе ответственности между государством и бизнесом и, в конечном счете, о будущем всей страны, отметил он. Социальная ответственность, по мнению Алексея Голубовича, должна начинаться с ответственности перед работниками: пока условия оплаты труда населения будут неравными, на призывы к заботе об окружающей среде и благотворительности будет отзываться крайне мало людей. Кроме того, в России часто одна форма социальной безответственности сменяет другую, отметил Алексей Голубович и привел курьезный пример, как в начале 90-х остановка крупного химзавода на Волге привела к прекращению сброса отходов в реку, и появлению там популяции осетров, которыми стали угощать московских гостей, хотя ловля осетров без лицензии — браконьерство, то есть «большое зло» вынужденно прекратили и начали «маленькое». Достаточно было и примеров, когда одна и та же компания одновременно занимается громкой благотворительностью и при этом масштабно загрязняет окружающую среду. «С начала 1990-х мало что, к сожалению, изменилось, поэтому мы сильно отстаем от ЕС в области социальной ответственности бизнеса», — отметил глава «Арбат Капитал Менеджмент». Однако Алексей Голубович уверен, что российский бизнес может стать социально ответственным, если ему поможет государство, создав, в частности, нормальные условия для благотворительности: «В России благотворительные фонды часто очень непрозрачны. Например, к нам в компанию звонят люди и говорят, что проводится благотворительная акция для детского дома. Мы предлагаем оплатить счета за какие-то конкретные товары для этих детей, а нам говорят: нет, деньги можно только нам на счет перечислить. Мы просим какую-то отчетность этого фонда, а нам отвечают: “Вы что, нам не доверяете?” И большинство благотворительных фондов так работают, и даже не потому, что они нечисты на руку, они, может быть, просто не знают, каким должен быть механизм прозрачной работы благотворительного фонда». Ответил Алексей Голубович и на мой вопрос о том, возможно ли в России изменение отношения обычных людей к крупному бизнесу, который они не считают честным, и самой психологии наших бизнесменов на более социально ответственную. «Отношение к бизнесу, конечно, будет отличаться у пенсионеров в Москве, которым дорогие иномарки во дворе мешают, и у работников металлургического комбината, работники которого получают нормальную зарплату. Но даже и у этих людей отношение будет зависеть в конечном счете не от поведения предпринимателей, а от фазы экономического цикла: отношение людей к бизнесу становится хуже тогда, когда они видят, что нарастает имущественное неравенство. С этим действительно нужно бороться, и если закон будет определенным образом поощрять социальные проекты бизнеса, при этом не разоряя его, то будет меняться и пропорция распределения благ не только для сотрудников этих компаний, но и для всего региона, где этот бизнес работает». Главная роль в этом процессе принадлежит государству, подчеркивает Алексей Голубович, не только в экономическом, но и в морально-этическом смысле: «Вряд ли у предпринимателя будет желание платить личный подоходный налог, если он видит, что доход чиновника министерства или сотрудника госструктур, где есть возможность использовать свое служебное положение, выше в десятки раз, чем у учителя, у работника музея и у других граждан».


Сознательный капитализм

Слова Алексея Голубовича о том, что имущественное неравенство в обществе препятствует нормальной работе бизнеса, перекликаются с идеями «сознательного капитализма» (Conscious Capitalism), о которых еще несколько лет назад писали западные социологи, и в том числе Патриция Эбурдин — известный американский футуролог и соавтор Джона Нэсбитта по футурологическим бестселлерам «Мегатренды», каждый из которых предсказывал наиболее важные социальные и экономические тренды предстоящего десятилетия. Надо сказать, что еще в 80-е годы «Мегатренды» многое действительно предсказали в отношении только набиравшего силу информационного сектора в экономике, а в 90-е — лавинообразный рост интернет-технологий и их роль в постиндустриальном мире. «Мегатренды-2010» вышли в 2007 году с подзаголовком The Rise of Conscious Capitalism — «Восход сознательного капитализма». По мнению авторов, нынешние проблемы в экономике — рецессия, кризисы, корпоративные скандалы, а на уровне индивида — безработица, падение доходов, терроризм, войны, вынуждают пересмотреть саму идеологию капитализма и приведут к отказу от принципа «Прибыль превыше всего». «Капитализм должен излечиться вечными ценностями — ведь он потому оказался так всемогущ, что изначально был основан на принципе справедливости и равенстве возможностей», — пишет Эбурдин. И приводит слова Джеффа Шварца, главы корпорации Timberland: «Когда в мире миллионы людей не умеют читать, писать и голодают, можем ли мы заботиться только о прибыли акционеров?». Многие люди и сейчас верят или хотели бы верить, что сегодняшняя корпорация может и должна думать как об акционерах, так и об окружающем мире, и что «собственный интерес», краеугольный камень капитализма, необязательно означает крайний эгоизм. Социально ответственные инвестиции — это в конечном счете иное название все той же стратегии win-win, где выигрыш одних происходит не за счет проигрыша других, и где есть гармония между бизнес-интересами и более широкими интересами всего общества. И, наоборот, как справедливо отметил при старте проекта «Принципы ответственных инвестиций» тогдашний генсек ООН Кофи Аннан: «Мир, безопасность и развитие идут рука об руку с процветанием и ростом рынков. Если проигрывает общество — проигрывает и бизнес».


Справка

В программу ООН «Принципы ответственных инвестиций» входят 857 институциональных инвесторов с капиталом в 22 трлн долл. Российских компаний в этом списке пока нет вообще. Сегодняшняя корпорация может и должна думать как об акционерах, так и об окружающем мире. «Собственный интерес», краеугольный камень капитализма, необязательно означает крайний эгоизм.

Социально ответственные инвестиции — это стратегия гармонии между бизнес-интересами и более широкими интересами всего общества.

Статья напечатана в журнале "Однако" (2010 №48)


Количество показов: 4051
Рейтинг:  3.19

Возврат к списку

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх