ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков

«БЕЛОРУССКАЯ МОДЕЛЬ»: ЕСТЬ ЛИ У НЕЕ ШАНС?

Прошедший на днях круглый стол в Институте динамического консерватизма был посвящен теме «Пост-ельцинская Россия и Беларусь Лукашенко: две модели развития». Участники искали ответ на вопрос: «Есть ли шансы у белорусской модели, которая столько лет была успешной?» Отчет о круглом столе подготовлен Максимом Калашниковым и вышел на интернет-портале Forum-Msk.

УВЛЕЧЕНИЕ ПОПУЛИЗМОМ

Первым выступил Юрий Федорович Годин – экономист-международник, который в 1973–2010 гг. работал в высших структурах государственной власти советского и постсоветского периодов, в том числе консультировал первых должностных лиц государства. В 1997–2001 гг. "делал" аналитику для президентов Б.Н. Ельцина и А.Г. Лукашенко перед заключением Договора о создании Союзного государства, в 2002 году защитил вторую докторскую диссертацию по теме «Усиление интеграционного взаимодействия России и Белоруссии в условиях становления Союзного государства». Автор более 200 научных трудов, включая монографии по проблемам международной экономической безопасности и внешнеэкономической безопасности России.

Юрий Федорович считает, что прежде всего Александр Лукашенко виноват в том, что перед декабрьскими выборами 2010 года непомерно повысил социальную нагрузку на экономику республики, что и вызвало нынешнюю девальвацию. Роковую роль сыграло обещание довести среднюю зарплату до пятисот долларов. Здесь Ю.Годин солидаризировался с экс-главой Нацбанка РБ Ю.Богданкевичем: нельзя было выходить за черту в 350 долларов, а также – настолько повышать пенсии. Не было взято в расчет и постоянное повышение цен на энергоносители, проводимое Москвой с 1998 года. Тарифы-то на тот же газ для Беларуси куда выше, чем для Смоленщины. Если учесть, что за ЖКХ в Белой Руси граждане платят только 30% от истинных затрат, а образование и качественная медицин (уже намного лучшие, чем в РФ) также финансируются из бюджета, то немудрено, что экономика не выдержала. Ничего не смогли сделать грамотные управленцы в правительстве – Семашко и Кобяков. Никакого баланса интересов Кремль учитывать не хотел и не хочет: он в своей политике по отношению к Минску руководствуется не государственными, а узко-коммерческими интересами. Именно поэтому мы теряем и Беларусь, и Украину. Хотя выживание в мировом кризисе возможно только в условиях сохранения единства нашей Восточнославянской цивилизации. Без интеграции трех «русских республик» РФ не выживет.

Но провалилась, по словам Ю.Година, не белорусская модель (она гораздо лучше, чем криминально-хозяйственная система РФ) – провалилось руководство Белоруссией. Управленцы-профессионалы «не выдержали давления со стороны Лукашенко».

- Нельзя говорить о «белорусской элите». Элита там состоит из одного человека, - считает эксперт.

Впрочем, Александр Лукашенко, сделав премьером Мясниковича накануне кризиса, уже стал готовить план приватизации ряда крупных предприятий. Но это крайне опасно. Ведь, в отличие от РФ или Украины, в РБ крупные предприятия не сбросили с себя содержание социальной сферы. Например, Новополоцкий НПЗ – «Нафтан» - до сих пор содержит город. С приватизацией покупатели завода избавятся от «социалки». И так – по всем приватизированным предприятиям-«локомотивам». Это разрушит всю лукашенковскую модель. В данном конкретном случае рухнет вся экономика Новополоцкого района. По словам Ю.Година, посланцы олигарха Дерипаски уже выходили в предложением участвовать в приватизации работающего Минского автозавода (МАЗ), причем хотели заплатить жалкие 50 млн. долларов и требовали всю «социалку» перевести с завода на государство.

ПОДУМАТЬ О БЕЗОПАСНОСТИ И ВЫЖИВАНИИ

С точки зрения Владимира Овчинского, спорить по поводу экономической модели Белоруссии бессмысленно. Ибо в ходе мирового кризиса выяснилось, что ни одна «рыночная модель» не работает. Кроме одной – китайской. И какой будет экономика, сегодня не может сказать ни один ведущий экономист Запада. Хоть Стиглиц, хоть Джеффри Сакс. Сам Владимир Семенович убежден, что из кризиса придется выходить с помощью жесткого государственного регулирования, по сути – социализма.

Сегодня надо говорить о безопасности страны. По мнению эксперта, США неминуемо развяжут войну в Сирии. Затем – поддержат новую агрессию Грузии против Абхазии и Южной Осетии. И потом примутся – по ливийскому сценарию – за Беларусь. Поспособствуют началу мятежа, вмешаются, установят в Минске угодную себе власть – и граница НАТО проляжет уже у Смоленска.

В Ливии Запад прекрасно смог сделать из местного сброда и уголовников мобильную армию с сетевыми способами управления, при этом обойдясь крайне незначительными собственными силами. И потеряли за полгода войны в Ливии всего-навсего троих своих военнослужащих. Белоруссию может ждать то же самое. И это, по мнению Владимира Семеновича, станет проигрышем крупной битвы новой войны – поражением РФ. А лагеря подготовки боевиков, по словам эксперта, уже есть в Польше. Она снова выступает в роли плацдарма для западной агрессии. Причем уже против России.

И если мы заботимся об интересах России, то нужно спасать Белоруссию от социально-экономической катастрофы путем включения республики в состав РФ. И помощи ей. «Наша выживаемость зависит от того, войдет ли Беларусь в состав России!» - убежден эксперт. Ибо иного пути нет ни у Кремля, ни у Лукашенко (его наверняка уничтожат физически в рамках «ливийского сценария»). Его до Гааги не довезут: уничтожен будет и сам Батька, и его ближайшее окружение, и руководство силовых структур.

- Идет война, бессмысленно спорить о моделях экономики. Речь должна идти о полной интеграции с Белоруссией, о выставлении на ее рубежах наших пограничников, о размещении на ее территории наших ракет! – говорит Владимир Овчинский. – Ибо наш режим при проигрыше Лукашенко ждет, в общем, то же самое…

А ХОЧЕТ ЛИ ЛУКАШЕНКО ПОМОЩИ?

Такой вопрос поставил экс-директор Института статистики Василий Симчера. Ведь пока все попытки помочь ему Александр Григорьевич отклонял.

По мнению ученого, самоуверенность Лукашенко уже патологична. В принципе, можно сделать многое. Экономика Белоруссии, в отличте от расейской, на 70% состоит из реального сектора. Ошибка Лукашенко была в том, что он не взял кредит в 25 млрд. долларов, который ему предлагал Китай (под 2% годовых) и на мягких условиях. (В.Симчера сообщил, что Москва надавила на А.Лукашенко, объясняя это мифической опасностью крушения Единого экономического пространства).

В.Симчера считает, что для помощи Беларуси нужна международная управленческая команда. Прежде всего – из России. Но кто соберет ее? Модератора нет. Бородин? Но это смешно. Он ничего не делает.

Резервы объективно есть, считает Василий Симчера – но их нет в голове Лукашенко. Эксперт выдвинул идею: почему бы Лукашенко не сделать премьером Сергея Глазьева? А Ю.Годин вспомнил, как Александр Григорьевич в свое время не принял предложения горбачевских экономистов, Абалкина и Ситаряна – разработать программу для республики. Равно как не встретили положительной реакции предложения экономистов из РФ более молодого поколения.

Уже по окончании семинара стало известно, что КНР согласилась предоставить Белоруссии второй за 2011 г. льготный кредит в 1 млрд. долларов, а также объявила о своем участии как в совместных проектах на территории РБ (строительство витебской ГЭС, содового завода на Гомельщине и модернизация бумажного завода в Добруше, создание в РБ совместного индустриального парка и создание спутниковой связи с помощью китайской компании «Великая стена»), так и в приватизации предприятий Беларуси. Уже понятно, что таким образом Пекин показывает себя великой державой и вышибает склочно-меркантильную Москву из Белоруссии. Мы пока не знаем, на каких условиях КНР примет участие в приватизации жемчужин белорусской экономики: «Беларуськалия», МАЗа, БелАЗа, БМЗ, двух крупных нефтехимических заводов, согласится ли на содержание обширной социальной сферы этих компаний. Но по образу действий Китая в Африке известно, что он, в отличие от западных инвесторов и от подражающих им российских, не превращает предприятия в огороженные колючей проволокой зоны, изолированные от местного населения, а проводит политику социального развития на местах.

Кроме того, Китай, будучи кратно сильнее РФ по экономике и финансовым резервам, получает плацдарм в Восточной Европе. Здесь он сможет разместить крупные консигнационные склады для экспансии своих товаров как на Запад, так и на Восток. И правители РФ, по меткому выражению Василия Симчеры, ведущие себя как примитивные советские фарцовщики, оказавшиеся на троне, получают смачную оплеуху. Рушатся их планы получить белорусскую собственность задешево, путем выкручивания рук Минску, экономическим давлением (не дадим вам нефти-газа, перекроем доступ белорусского молока на рынок РФ).

Вполне возможно, что обладающий трехтриллионными долларовыми резервами Китай сделает то, что давно могла бы сделать Москва: выручит РБ пятнадцатью-двадцатью миллиардами. Ибо, в отличие от Греции, помощь которой исчисляется 149 миллиардами евро, Беларусь требует подмоги на порядок меньше.

Время, как говорится, покажет. Теперь понятно, почему А.Лукашенко не хочет искать никакой помощи в РФ – ни в ее власти, ни в ее оппозиции. С его точки зрения, польза от оппозиционных экономистов РФ сомнительна. Китайцы – это реальное дело и реальный подъем, за ними – реальная сверхдержава с огромными возможностями и по-настоящему государственными мужами-стратегами у руля. А соседние экономисты, некоторые из коих работали при Горбачеве – что? За ними ведь ничего нет.

Китай действительно может разыграть белорусскую карту, воспользовавшись мещанским жлобством нынешнего Кремля.

ЧТО БЫЛО ЯСНО ЕЩЕ В 2005-М?

Экс-замминистра науки и образования и бывший депутат Госдумы, заслуженный деятель науки РФ Борис Виноградов – давний поборник тесной интеграции. Еще молодым специалистом Б.Виноградов в 1969-1972 гг. принимал участие в строительстве Новополоцкого химкомбината, шеф-монтаж коего вели западные немцы. (По ночам их оборудование тщательно «перерисовывалось» - СССР так же заимствовал технологии, как и нынешний Китай). В 1971-м Виноградов был в числе тех, кто расследовал взрыв на Минском радиозаводе. А потом – проектировал в Белоруссии многие заводы.

Наш эксперт начал с того, что прочитал письмо от своего белорусского коллеги, написанное в 2005-м. Дело было после референдума, давшего Лукашенко право пойти на третий президентский срок. Друг Виноградова писал, что события подошли к опасной черте. Прежде всего – для РФ. И то, что может произойти в Беларуси, может напомнить 1991 год в зеркальном отражении. Реакционной силой выступят «супердемократы»-ортодоксы. Они достаточно раздроблены и не так организационно сильны, как ортодоксы-коммунисты, но их сил и разрозненных акций вполне хватит на небольшую республику. При этом политически Минск тесно связан с Москвой, и катастрофа в РБ немедленно скажется и на РФ. Поэтому визави Виноградова уже в 2005-м рекомендовал создать «параллельный центр силы», подобный тому, что имел Ельцин в противовес союзному центру Горбачева. Центр, который перехватит власть в Беларуси и не даст «супердемократам» совершить непоправимое.

«Режим Лукашенко обречен», - заявлял друг нашего эксперта еще шесть лет назад и пояснял: методы, коими Батька удерживает власть, не соответствуют нынешнему времени. Не внешние воздействия, а прежде всего внутренние противоречия выступают катализатором оппозиции в РБ. «Лукашенко надо спасать от него самого!» - говорилось в письме. Он, как и Акаев в Киргизии, до последнего момента не станет верить в происходящее, но все рухнет в одночасье: «и народ отвернется, и элита переметнется». Причем спасать Лукашенко нужно не ради него самого, но «ради будущей Великой России». То есть, необходимо использовать положение для того, чтобы в критический момент создать новое государство – унитарную Великую Русь.

Тогда автор письма предложил Б.Виноградову план действий по созданию параллельного центра власти. Но шесть лет назад Борис Алекссевич, выступивший накануне с горячей поддержкой Лукашенко, даже рассорился со своим коллегой из-за этого письма.

- Я тогда обвинил его в иллюзиях, но сегодня понимаю, насколько он был близок к истине еще в 2005-м, - горько улыбается Борис Виноградов. Он считает, что за последние 9 лет (начиная с оскорбительного заявления Путина в 2002 году о «мухах и котлетах» и газовой войны 2004 г.) в Белоруссии уже нет прежней поддержки РФ. А молодежь в западных районах РБ уже практически целиком ориентирована на Европу. При этом сам Лукашенко, столкнувшись со жлобством Кремля с 2002 г., сам стал использовать самостийно-националистическую риторику. Сегодня многие в Белоруссии обозлены тем, что накупили легковые иномарки для перепродажи в РФ, и теперь «попали» в результате введения Единого экономического пространства. Не добавляют симпатий к РФ действия ее властей по энергетическому удушению РБ и орды граждан РФ, опустощающие прилавки продовольственных магазинов из-за девальвации «зайчика». Так что психологическая ситуация в Белой Руси для РФ не очень хороша.

А как с технологической стороной дела? Б.Виноградов в составе госкомиссии принимал последний советский завод по трафаретным печатным платам, построенный в Минске по линии электронной промышленности СССР с помощью французов. (Подобный завод построили и в Приднестровье). Потому РБ сейчас по части электронного производства выглядит неплохо. Они, в отличие от РФ, сохранили и производство, и кадры. Беларусь в этом смысле – некоторый конкурент Китая и «азиатских тигров». Белорусы вышли на конкурентные типоразмеры микросхем. По идее, чтобы поставить РБ на колени, нужно взять в руки эту часть индустрии. Или уничтожить ее. Как это сделали в Латвии, где в СССР работали «ВЭФ» и «Радиотехника». Ведь – вопреки бредням о неконкурентоспособности советского производства, их после 1991 года прикончили вмиг – именно как потенциальных конкурентов.

Кое-что уже сделано. Например, многие классные специалисты из электроэнергетики уехали работать в РФ, и началось это переманивание при реформаторе РАО «ЕЭС» Чубайсе. Идет некое «недружественное поглощение» белорусской экономики.

На все это накладываются, по мнению Б.Виноградова, особенности личности А.Лукашенко, который даже бывших приверженцев часто превращал в своих врагов, не говоря уж об изначально равнодушных. Так произошло с бывшим (1996-2003 гг.) ректором БГУ Александром Козулиным, которому Виноградов даже письмо в тюрьму писал, ибо дружил с ним давно.

Девальвация белрубля будет большой – это очевидно. Падение жизненного уровня граждан Белоруссии неизбежно. Долго ли будут терпеть белорусы?

- Сегодня нужно думать не столько о том, что должны делать белорусы, а то, что должна сделать РФ, чтобы сохранить Беларусь, - считает Б.Виноградов. Значит, власть РФ должна твердо и четко взять курс на воссоединение и создание новой большой страны. Если же власть не сможет подняться на такой уровень, то в Белоруссии неизбежен тот «ливийский вариант», о котором говорил Владимир Овчинский.

Эксперт убежден, что новая индустриализация страны немыслима без высокотехнологичных отраслей Белоруссии, поскольку РФ их потеряла. И только по этим соображениям Москва должна вложить в Белую Русь достаточные средства.

Нужно решать вопрос и с личностью А.Лукашенко.

СИЛА И СЛАБОСТЬ «КОРПОРАЦИИ БЕЛАРУСЬ»

По мнению автора этих строк, взявшего слово на семинаре, у Белоруссии сейчас нет внутренних сил, чтобы выбраться из кризиса самостоятельно. Это возможно лишь с внешней помощью.

1995-2005 годы были триумфом Александра Лукашенко, его пиком. Он не повторил неолиберального идиотизма властей РФ, сумев сохранить промышленность (обреченную на уничтожение в случае «рыночных» реформ по образцу РФ) и нарастить производство в агропромышленном комплексе. По сути, он создал «корпорацию Беларусь». Некий островок успешно реформированного СССР «без Горбачева», каким он мог быть при власти умного прагматика-реформатора технократического типа. Лукашенко – честь и хвала ему за это – смог сохранить Белую Русь как «сборочный цех» СССР и заменить выпавшие звенья технологической кооперации, перейдя на западные (импортные) комплектующие вместо российских. (Ибо прежние поставщики Белоруссии в РФ были уничтожены в ходе деиндустриализации).

Но в 2005 году нужно было совершать рывок в развитии, искать новые пути развития. Инновационного развития. Это предлагали в своих статьях-посланиях Лукашенко и Юрий Крупнов (концепция РБ как «новой Ирландии»), и Сергей Переслегин (страна-полигон будущего в книге «Самоучитель игры на мировой шахматной доске»), и автор сих строк («Операция «Технобагратион»»).

Но Лукашенко повел республику по прежней колее. И она стала деградировать в промышленном смысле. Если в 2005 году на прилавках магазинов РБ было много бытовой электроники собственного производства (вместе с чистым импортом), то в 2010-м – гораздо меньше. Если в 2005-м я покупал часы минского ЧЗ с белорусскими механизмами, то в 2010-м на них стояли уже японские, а сам завод не работал: его готовили к продаже швейцарскому инвестору. Технологически промышленность РБ стала деградировать, теряя даже внутренний рынок – на фоне сохранения высоких социальных гарантий в государстве. И это не могло не привести к кризису.

Время оказалось упущенным. За шесть минувших лет можно было сделать РБ местом притяжения для инноваторов и смелых проектов (прежде всего – невостребованных в РФ и на Украине), и такая политика могла бы приносить плоды сейчас. Но, увы – говорить об этом приходится в сослагательном наклонении.

Теперь же, с девальвацией белрубля, зависимость белорусской промышленности от импортных узлов и комплектующих больно бьет по экономике. Доля импорта в производстве больших карьерных самосвалов на БелАЗе очень высока: тут и шины, и двигатели, и гидравлика, и электромеханика с электроникой. То же самое можно сказать и о «Гомсельмаше», о производстве белорусских телевизоров и даже часов. Девальвация «зайчика» сильно осложняет жизнь местных производителей: а на что закупать комплектующие в том же Евросоюзе, коль оборотные средства обесценились, коль нужна валюта? (Ю.Годин считает, что республика может выжить только при введении множественности курсов рубля, при льготном его курсе для промышленности. Но против множественности курсов выступают как Запад, так и РФ, придерживающаяся неолиберальной модели «Вашингтонского консенсуса»).

Да, в РБ был высокий уровень государственной поддержки и промышленности, и агросферы. Но это требовало своего газового «Ямала», своей нефтяной «Тюмени», коих у Минска нет и не было. Приходилось выходить из положения, выторговывая у Москвы газ по более низким, нежели для ЕС, ценам. В ход шли реэкспорт углеводородов, получаемых от РФ с помощью некоторого завышения потребностей республики, экспорт нефтепродуктов, произведенных из относительно дешевой нефти, а также некоторые иные ухищрения. Но Кремль один за другим стал пережимать эти каналы заработка для Минска. (Любителям поорать «Да они на нашей шее сидели!» отвечу жестко: в РФ никакие низкие цены на энергоносители не использовались для подъема промышленности – ее все равно разрушали).

Если бы доходы от энергоносителей в РФ использовались так же, как в Белоруссии!

Уже в 2005-м было ясно, что Кремль намерен «прессовать» Белоруссию с помощью газовых и нефтяных поставок. Не зря первая газовая война в 2004-м была не против Украины, а против союзной Беларуси. Многие из нас тогда ездили в Минск и пытались донести до Лукашенко: Москва вас будет душить! Необходимо срочно создавать новую модель развития. И не только ее! Нужна активная роль РБ в создании подлинно единого государства, в воссоединении РФ и РБ. Ибо без получения нормального доступа к нефтегазовым богатствам Ямала и Тюмени белорусская модель просто не выживет. Говорю прямо: мы призывали Лукашенко стать лидером оппозиции и самому возглавить объединенную страну, вырвав нефтегазовые доходы из рук мародеров и компрадоров.

ЗАКОНОМЕРНОЕ СЛЕДСТВИЕ И ПЕРСПЕКТИВА УКРАИНИЗАЦИИ

Но А.Г.Л. на это не пошел, оказавшись слишком закостеневшим и в плане поиска новой модели развития. Он стал страдать некоей «бронзовой болезнью» и думать, будто сможет прожить в режиме самостийности, лавируя между Москвой и Брюсселем. Отказавшись от планов стать воссоединителем разрушенной в 1991 г. страны, он сделал кризис Белоруссии вопросом лишь времени. К тому же, Лукашенко начал насиловать экономику, наваливая на нее все большую социальную нагрузку, но не имея при этом таких же источников экспортных доходов, как РФ. Получился своеобразный «греческий вариант», приведший к нынешней финансовой, девальвационной катастрофе. Ю.Годин прав: нельзя было страдать таким популизмом.

Лукашенко давно перестал прислушиваться к умным людям, решив, что единолично может справиться со всем. Примеров тому – масса. А потом Александр Григорьевич стал терять и чувство меры, отталкивая от себя даже искренних приверженцев. Чего стоит его появление на публике (недавний парад независимости в Минске) в огромной (с аэродром), расшитой золотом фуражке в стиле латиноамериканских диктаторов-«горилл», да еще с двумя сыновьями в форме. Такое подражание династии Кимов в Северной Корее покоробило слишком многих. К социально-экономическому положению он своими же руками нанес себе и тяжелый психологический удар.

Он так и не понял, что белорусская модель имеет смысл только в случае объединения РФ и РБ, что обеспечит гарантированное снабжение Беларуси энергоносителями. Только в случае взятия на себя роли общерусского лидера и вождя воссоединения, замыкающего на Лукашенко энергии русской национал-патриотической оппозиции и надежд русских протестных масс. И нас, кого он пригласил в республику на исходе 2005-го, повезли не на нормальный разговор с первым лицом, а показывать резиденцию Деда Мороза в Беловежской пуще…

Уверовав в то, что можно творить с экономикой все, что угодно, и отказавшись от амбиций стать лидером объединенной страны, Александр Григорьевич подписал смертный приговор и республике, и себе лично.

Сейчас, когда экономика РБ рухнула под грузом социальных обязательств, республика попала в положение гораздо более тяжелое, нежели РФ в ходе финансовой катастрофы августа 1998 года. В Росфедерации рубль обесценился вчетверо (на 75%), но очень быстро. В Беларуси «зайчик» мучительно, почти за полгода, опустился на 60%, и явно еще упадет.

Особо отмечу: есть иллюзия: «В РФ-1998 рубль обесценился в четыре раза, то есть – на 400%. А в Белоруссии – только на 60%!» Это элементарное невежество. Уменьшение стоимости валюты вчетверо – это падение на 75 процентов. Валюта вообще не может обесцениться больше, чем на сто процентов. Превращение валюты в простую бумагу – девальвация на 100%. Обесценение валюты в тысячу раз, как в Веймарской Германии или в Зимбабве – это девальвация на 99,9%. Потому рубль-зайчик уже пал почти так же низко, как и его РФ-собрат в 1998-м.

В РФ после девальвации начался рост производства. Но для этого сложились условия: рост мировых цен на энергоносители, начавшись в 1999-м, давал Федерации возможность пополнять бюджет, заморозить на время тарифы естественных монополий (очень сильное средство для роста производства!) и обеспечивал худо-бедно приток валюты для оживления старых мощностей. Ничего этого у нынешней Белоруссии нет. Нечем заткнуть дыры в бюджете, нет сил на замораживание тарифов естественных монополий, нет притока энергоносителей по щадящим ценам. Можно лишь брать все новые и новые займы. (На тот момент я не знал о втором кредите от КНР, однако любые кредиты горьки – их ведь придется рано или поздно отдавать, причем кредитор, пусть даже самый мягкий, всегда выставит некие условия в свою пользу).

Сможет ли в этих сверхсуровых условиях Минск обеспечить реконструкцию своей индустрии и повышение явно упавшей конкурентоспособности? Сможет ли приобретать комплектующие? Сможет ли А.Лукашенко всего этого добиться, успев стать неприятным для белорусской молодежи, объективно утратив поддержку значительной части общества? Будем смотреть правде в глаза: несменяемый на протяжении семнадцати лет президент многим просто надоел. Здесь РБ намного уязвимее китайской системы. В Китае генсеки-вожди страны меняются каждые 8 лет, но курс остается прежним: его хранит надчеловеческая структура, правящая партия, носитель стратегического замысла. У Лукашенко никакой партии такого типа нет, он правит по принципу «Государство – это я!», а попытка создать партию под себя в нынешних условиях обречена на римейк «Единой России» в самом лучшем случае. На римейк бесполезного симулякра, для слишком многих – аллергена и «красной тряпки». Особенно в ходе нынешнего обнищания белорусов.

Кроме того, если Лукашенко пойдет на приватизацию, существует большая опасность того, что инвесторы начнут сбрасывать «социалку» с предприятий, пуская под нож всю нынешнюю модель социальной защищенности. (Можно ли надеяться на мягкость китайских инвесторов? Согласятся ли они на сохранение социальных обременений купленных в РБ предприятий? Никакой гарантии этого нет. Поскольку в самом-то Китае промышленность от социальных обязательств весьма свободны!)

Если социальную сферу предприятий сбросят, то Беларусь ждет шок, причем очень сильный.

Потому судьба лично Лукашенко и его власти висит на волоске. Здесь соглашусь с В.Овчинским. Кризис – отличная предпосылка для переворота или бунта. Тем более, что РФ сейчас – крайне непривлекательная «модель развития наоборот», и большинство белорусов с большими основаниями считают, что распространение нынешних российских порядков на их республику – это погром, разрушение и разграбление.

Что делать? Ждать реальной помощи от Кремля невозможно: как правильно заметил В.Симчера, у его нынешних обитателей мышление не национальных стратегов калибра Сталина, де Голля или Рузвельта, а барыг и фарцовщиков. Как выжить самому? Боюсь, Лукашенко не решится замкнуть на себя протестные настроения в РФ и не ринется в активную игру на внутриполитическом поле Российской Федерации. (Когда после семинара появилось сообщение о китайском кредите в 1 млрд. долларов как прологе к еще большему кредитованию, считаю: отныне судьба Лукашенко и его людей – всецело зависят от милости Пекина).

Если же Александр Григорьевич не получит значительных финансовых вливаний извне, он, скорее всего, с дальнейшим усилением кризиса будет свергнут с помощью прозападных (и поддерживаемых Западом) сил, а Белоруссию ждет некая украинизация. Конечно, дальше начнет нарастать напряжение между западными областями Белоруссии («Литвой») и восточными (русская, православная часть). Уровень жизни, вопреки иллюзиям антилукашенсковцев, в РБ упадет даже ниже украинского (нет портов и выхода к морю вообще, произойдет неолиберальная деиндустриализация, а почвы белорусские намного беднее украинских). Европа, сама корчась от жестокого кризиса и отбрасывая балласт в виде бедных стран, белорусам ничем не поможет. Но это – уже через энный промежуток времени.

Хотя лично автор этих строк, будь он в Кремле сейчас, нашел бы 20 млрд. долларов на помощь РБ и начал бы процесс воссоединения республик, дав Лукашенко гарантии неприкосновенности и «пенсионное обеспечение» в энное число миллиардов. В конце концов, такое воссоединение в Великую Русь по стоимости – примерно чемпионат мира по футболу, а русское воссоединение нам гораздо важнее пинания мяча под вопли обдолбанных пивом фанатов.

Правда, в нынешнем Кремле уверены в противоположном…

ЛУКАШЕНКО ВОСПРИНИМАЛСЯ ПУТИНЫМ КАК УГРОЗА ЛИШЬ ДО 2001 ГОДА…

Путин испытывал интерес к модели белорусского развития, а равно и воспринимал А.Лукашенко как серьезный вызов лишь до 2001 года. Об этом говорил эксперт ИДК, Константин Черемных.

Пока В.Путин не освоился в РФ окончательно, он еще думал: а не позаимствовать что-нибудь из белорусской модели? Например, не придать ли Совету безопасности в РФ такой же высокий статус, коим обладал в тот момент Совбез РБ? Именно тогда главой СБ в РФ стал друг Путина и несостоявшийся преемник-2008, нынешний вице-премьер Сергей Иванов. Однако, как отмечает К.Черемных, ничего из усиления роли Совбеза не вышло, все развалилось из-за интриг внутри команды самого Путина.

До 2001 года продолжался период, когда имелась свобода выбора сценария. После, когда В.В.П. потерял интерес к белорусской модели, все пошло по жесткой колее. (Максим Калашников: добавлю, что команда Путина изначально сделала ставку на сырьевую модель экономики, с промышленностью возиться не желала, а Лукашенко к тому времени отказался от амбиций стать правителем воссоединенной страны).

Проект «Северный поток» (2003 г., строительство экспортного газопровода по дну Балтики в обход Белоруссии) оказался, по словам К.Черемных, неприятным ударом для А.Лукашенко, долгое время никак не желавшего поверить в то, что «Нордстрим» - не бумажный проект. Он все время пытался доказать ненужность сей «трубы». По понятным причинам он так же противился продаже «Белтрансгаза» в руки «Газпрома». Ибо «БТГ» давал возможность получать газа больше, чем потребности РБ.

Увидев, что Кремль перешел к «многовекторной политике» и не делает целью объединение, А.Г.Л. тоже решил заняться подобным. Политика Лукашенко становится из многовекторной явно антироссийской с того момента, как Обама и Медведев объявляют «перезагрузку», а РФ превращается в проходной двор для транспортировки грузов в Афганистан.

- Есть тут и некоторые теневые стороны, - говорит эксперт. – Понятно, что Минску нужны были дополнительные источники финансирования, помимо перепродажи нефти и газа. В связи с этим вспомним, что после запрета на казино в РФ игорные заведения стали открываться в Белоруссии. А это подразумевает собой вложение денежек темного происхождения. И это имеет свой эффект…

Основные инвесторы в казино, как поведал эксперт – из Израиля и Сербии. По словам К.Черемных, слишком многое говорит, что решение о допущении инвесторов в РБ принимает лично президент. Во всяком случае, по аналогии с допущением тех или иных предприятий в свободную экономическую зону в Бресте – там решения тоже принимал лично А.Г.Л.

Что внушает надежду сейчас? То, что вопрос об объединении РФ и РБ на неунизительных для Лукашенко условиях всегда всплывал перед президентскими выборами в РФ, начиная с 1996 г. Должен он всплыть и сейчас, надеется эксперт ИДК. Первые ласточки уже есть. Сначалап «Известия» разражаются статьей, где некий источник в Кремле (а это – пресс-секретарь Медведева г-жа Тимакова) обрушивается на плохого Лукашенко за идею об усилении полномочий ОДКБ. Но потом выходит помощник президента по внешней политике Приходько – и заявляет: ничего подобного. Идея хорошая. Медведев в Сочи говорит об этом. То есть, он поддерживает не Тимакову и не Юргенса с ИНСОРом, а Лукашенко.

К.Черемных считает, что пророссийская часть элиты РБ всегда была для Лукашенко опаснее, чем прозападная. Поэтому он с 1990-х годов периодически вычищал тех, кто мог стать протеже Москвы.

Где Лукашенко сделал ошибку в экономике? Если ты, по словам эксперта, исповедуешь идею осажденной Брестской крепости, если враги у тебя – и на Западе, и на Востоке, то ты никак не можешь делать так, чтобы у твоего народа возникали повышенные потребительские ожидания. Тут либо одно, либо другое. Торгуй оружием, договаривайся с кем нужно в РФ о транзите – но только не строй казино. Не позволяй формироваться паразитическому молодежному мышлению. Не позволяй возводить иномарки в культ.

Удержит ли Лукашенко власть? Наверное, он надоел гражданам. Семья Алиевых в Азербайджане тоже надоела. Но она и управляет по-иному, и Азербайджан – часть Востока, и в ней есть нефть. Ничего этого Лукашенко не имеет. Он окружен славянскими и прибалтийскими странами, где не понимают традиции передачи власти от отца к сыну. Там не понимают роли личности, там есть партии. А партии у Лукашенко нет, имеется только он сам. Чаще всего соседи сравнивают его с Чаушеску. Потому, считает эксперт, нужно делать что-то, чтобы не напрашиваться на эту аналогию. И не разделить судьбы кондукатора Румынии.

Тем более, что Лукашенко, при всех его ярких способностях и бесспорных достижениях, не бог, чтобы все учесть. И в его окружении за столько лет осталось мало людей, способных предложить что-то умное и прорывное. Зато все больше – откровенных подхалимов и льстецов, хвалящих Лукашенко совершенно не за то, за что можно хвалить.

Нужно ли при этом опасаться «ливийского сценария» для РБ? По мнению К.Черемных, технология революций в славянских республиках СССР еще не создана. Да, была технология «цветных революций», но она завершилась к 2005-му. Потом придумали технологию для стран Магриба и Ближнего Востока, однако она хороша только там. Для нас пули еще не успели отлить, идет исследовательско-конструкторская работа, изучается блогосфера. И пока протестующие против Лукашенко пользуются старым инструментарием.

Однако, говорит эксперт, все это происходит на фоне распадающегося Евросоюза и поднимающейся новой волны мирового кризиса. Так что здесь бабушка надвое сказала. Нужно ведь учесть историческую нелюбовь белорусов к революционности. В событиях 1917 года и после белорусы по числу революционеров сильно уступают тем же латышам и великороссам. Поэтому К.Черемных не считает, что падение белрубля автоматически и неотвратимо приведет к революции и падению режима, по сценариям, что уже наблюдались в Египте или Ливии.

***

Таким образом, над судьбою Белоруссии сегодня нависает огромный вопросительный знак.

Крах Белой Руси самым драматическим образом может отразиться на судьбе Российской Федерации…

21.09.2011.


Количество показов: 3150
Рейтинг:  3.96

Возврат к списку

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх