ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков

ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС И ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ

Предлагаем Вашему вниманию стенограмму семинара, проведенного известным российским криминологом, доктором юридических наук, бывшим начальником российского бюро Интерпола, заслуженным юристом России, автором ряда интереснейших работ по криминологии и проблемам глобализации Владимиром Семеновичем Овчинским. Стенограмма дается с сокращениями.

ПРОХОРОВ, РОИЗМАЙН И «АРАБСКАЯ ВЕСНА»

Схема, которую приписывают Владиславу Юрьевичу Суркову, по прохождению Прохорова в Госдуму, думаю, развалена не самим Сурковым. И когда Прохоров обращался к двум руководителям страны, требуя отставки Суркова, полагаю, ему не к тем адресатам надо было обращаться. У меня такое ощущение, что Суркову совершенно невыгоден срыв этой ситуации, потому что главный пострадавший здесь - это сам Сурков. Прохоров - это его концепция, его креатура.

Я попытался через свои информационные источники установить, откуда были команды, и выяснил, что решение было принято не Сурковым, а Дмитрием Анатольевичем Медведевым. А он, как известно, напрямую такое решение один не стал бы принимать. Так что получается, что сломать концепцию Суркова и новой партии «Правое дело» распорядился Путин. Почему? Мне кажется, что товарищи с Лубянки, проанализировав ситуацию, поняли, что они с Прохоровым вводят троянского коня в свою политическую систему, которую с таким трудом и скрежетом создали за эти 10 лет. Они вводят человека, который независим материально, у которого миллиарды долларов, есть свой американский баскетбольный клуб высшей лиги. (А владельцы баскетбольных клубов высшей лиги США ‑ это определенная транснациональная элита, они все общаются между собой.) Получается вариант второго Ходорковского. У того был прямой выход на Чейни и на его окружение, а здесь появляется олигарх, имеющий прямой выход на транснациональную американскую элиту и которому не нужны ни МИД, ни президент, ‑ он может все сам решать.

Что еще их забеспокоило, ‑ это пристежка в виде Евгения Ройзмана. Ройзман фигура весьма любопытная, я много лет его знаю. Он появился сначала в организованных преступных группах, а именно: входил в ближайшее окружение Хабарова, лидера ОПС «Уралмаш», свердловского преступного сообщества, одного из самых мощных в 90-е годы. Потом Хабаров боролся с кавказскими преступными авторитетами, ворами в законе, тактически проиграл, был направлен в СИЗО, там странным образом быстро повесился, хотя был не склонен к суициду. Структура ОПС «Уралмаш» сохранилась, а Ройзман занял нишу, которую придумал Хабаров – «Город без наркотиков». Это была идея Хабарова для борьбы с кавказскими и цыганскими преступными кланами на Урале, через которые распространялись опиаты. У Ройзмана очень мощные позиции в криминальной среде, на так называемой «улице». Это понятие шире, чем криминальная среда, оно отражает способность влиять на большие неформальные группы, особенно молодежные.

Ройзман довольно харизматичный, смелый человек, много очков набрал в ситуации с Сагрой. Вы помните эту историю с нападением на таежный поселок Сагра? В этой истории Ройзманом были защищены жители Сагры, которые выступили против бандитов, и которых за это хотели привлечь к уголовной ответственности. А он съездил и в Следственный комитет, и в прокуратуру, добился того, чтобы наказали банду. Этим он набрал огромный авторитет, особенно среди населения Свердловской области и Урала, и даже среди криминала, не смотря на то, что он выступил против криминала. Ройзман фактически был признан человеком улицы.

И четвертый аргумент, который шел за Прохоровым, это его очень странные пиарщики оранжисты, которые появились с Украины.

Итак, налицо все 4 элемента. Миллиардер, имеющий реальные миллиарды, он ведь свой бизнес продал, после известных куршавельских событий, и это уже не просто заводы и фабрики, с которыми сейчас не понятно что делать, у него реальные деньги. У него прямые контакты в американской элите, через Ройзмана у него улица и криминал и эти структуры способны в любом регионе любую массу людей вывести на улицы. У него оранжисты, которые умеют это все соединять воедино. У него пиарщики, технологи.

Люди с Лубянки поняли, что если этот троянский конь, который движется во власть ими сконструированную до этого, получит легитимный статус, то от него уже не избавишься, с этим придется считаться, это будет почище, чем Борис Николаевич Ельцин в конце 80-х годов. Тогда был один Ельцин, а тут уже многофункциональная структура, от которой никуда не денешься. Поэтому они стали все это дробить.

А сразу после этого произошел вброс информации по конституционной реформе и введении фактически вместо президентской премьерской республики. Я думаю, что это отрабатывался запасной вариант: они поняли, что политические выборы ими заранее уже проиграны, прохоровскую партию вводили, чтобы создать некий политический противовес, а когда ее ликвидировали, практические за сутки, то получилось, что эти выборы можно уже заранее признать нелегитимными и разворачивать любые акции протеста. И, как запасной вариант, они вывели концепцию конституционной реформы.

Я считаю, что все это связано с арабскими революциями, теми глубочайшими трансформациями, которые происходят в мире. Россия сегодня сама попадает в ловушку арабских революций. Есть интересный документ, декларация «Арабская весна», принятая восьмеркой в Довилле. Медведев, как президент России, подписал этот документ. Это международная декларация, а я считаю, что сейчас документы восьмерки имеют большую политическую силу, чем документы ООН. Так вот, в документе безоговорочно оправдана «Арабская весна» как революция, ничего ни сказано о том, что сброшены легитимные режимы, ничего не сказано о том, каким путем они сброшены, не дано никаких объективных оценок, ‑ все просто одобрено. И если рассматривать это решение, принятое в Довилле, прямолинейно, то получается, что сегодня можно извне с помощью современных технологий в любом регионе организовать любой мятеж, любое восстание, назвать его революцией, добиться одобрения оказания внешней помощи, осуществления внешней интервенции, ‑ и в итоге привести новый режим к власти. Вот, что такое довилльское решение. А поскольку Россия это подписала, то мы сами попали под это решение, которое позволяет проводить псевдодемократические революции в том числе и у нас. С учетом того, что это уже не просто восстание, и любая такая революция будет сопряжена с прямой интервенцией НАТО, как мы это увидели на примере Ливии. И наверное, тоже самое произойдет с Сирией, а еще большая трагедия будет в Иране.

И, если логически перейти от всех этих фактов к нашей ситуации, то становится ясно, что наше руководство попало в ловушку хороших отношений с Соединенными Штатами, так называемых отношений перезагрузки, которые еще до конца не отвергнуты, ‑ в ловушку «Арабской весны».

КРИМИНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО И ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ

Вы спросите меня, каков выход из этой ситуации? Либо идти по этой волне, меняя тактические приемы, создавая либеральный фланг или конституционную реформу, либо вырываться из этой волны и создавать новый тренд, с новой идеологией, с новыми кадрами и делать совершено новый геополитический прорыв. Но они этого не хотят! И делать этого не будут потому что, прежде всего, они связаны, я думаю, с теми огромными капиталами, которые вывезены за рубеж и расположены в тех же американских банках, в тех же оффшорах. И они ими связаны по рукам и ногам. Идти на такой геополитический прорыв в свое время могли руководители СССР, не связанные лично, не опутанные всеми этими объемами финансовых средств. Которые могли действовать на свой страх и риск, довольно самостоятельно.

На Западе уже заготовлено несколько сценариев действий против нынешнего руководства. И главный вариант обвинения нынешней криминально-коррумпированной тандемократии - объявление России криминальным государством. В принципе, это уже произошло и нам многие политические деятели напрямую об этом заявили. Если мы возьмем последнюю Стратегию борьбы с международной организованной преступностью, которая одобрена Советом национальной безопасности США летом этого года, и по которой Барак Обама издал несколько директив, то в принципе видно сразу, что вся эта стратегия прежде всего направлена против России. Выбраны такие криминальные цепочки, которые характерны именно для нынешней России. Все эти списки Магнитского, списки Ходорковского блокируют руководство России, блокируют нынешнюю политическую группу, именно с точки зрения международной борьбы с криминалом и глобальной коррупции.

Поэтому с точки зрения международной ситуации по безопасности я вижу довольно тупиковую ситуацию, и совершенно беспомощные действия по противостоянию этому. Ну вот, допустим, сенатор Кардин объявляет свой список Магнитского, тех, кто по его мнению повинен в смерти юриста Магнитского. Почему американцы этот список создали, в принципе, вполне объяснимо. Магнитский работал в структурах американской компании и пострадал. А, поскольку он относился к американской компании, они и стали его защищать. То есть, с международной позиции, их действия, в принципе, легитимны, но кого они включают в этот список? Там одни сотрудники правоохранительных органов и фискальных служб Росси. Там начальник «Матросской тишины», руководители следственных подразделений, начальники оперативных аппаратов. А список для чего принят? Для того, чтобы эти люди не могли въехать в Соединенные штаты, для того, чтобы были арестованы их счета и их собственность в Соединенных штатах. Но это бред. Какая собственность может быть у начальника «Матросской тишины» в Соединенных штатах?

Но давайте не будем торопиться. Мы подходим к самому интересному в этом списке. Там представлена также госпожа Степанова, начальник налоговой инспекции № 28, чьи преступные действия и вскрыл Магницкий, когда уже сам находился под следствием. Здесь самыми интересными становятся абсолютно бездарные действия нашего руководства. Если бы они взяли каждого конкретного человека из этого списка и сказали, что у него нет ни собственности, ни активов в США, то этот список не имел бы никакого смысла. Но никто этого не сделал. Тогда и возникают вопросы, которые есть и у всех здесь присутствующих: а может действительно у начальника СИЗО есть собственность и активы в США? (Хотя я считаю, что это вряд ли, он не сумасшедший.) А вот у госпожи Степановой есть, я знаю, и в Дубае, и в Европе, и апартаменты купленные, и в оффшорах, на многие миллионы долларов, между прочим. И все это у действующей начальницы налоговой инспекции, которая пошла сейчас на повышение и является руководителем одной из головных структур Министерства обороны.

Но поскольку ничего не делается по зачистке выявленных коррупционеров, то у наших противников за океаном есть все основания продолжать спокойно составлять списки, массировано наступать в идеологическом плане, потому что режим, который создали наши руководители, действительно во многом является криминальным. Никто ничего не расследует, и даже то, что опубликовано в российских или зарубежных СМИ, во внимание не принимается и никакие санкции по этому не применяются.

Возьмем ситуацию с главным органом, который должен осуществлять надзор за законностью в стране, генеральной прокуратурой - с нее сняли функции расследования и оставили только надзор за законностью. А что творится в самой генеральной прокуратуре? В столичной области арестовано 6 или 7 районных прокуроров, зампрокурора Московской области Игнатенко находится в международном розыске и даже объявлен в розыск по линии Интерпола. Это беспрецедентная акция. Я вам могу сказать, что за всю мировую историю никогда ни один из прокуроров крупных регионов не объявлялся в розыск по линии Интерпола. Нигде и никогда не вскрывалось прокурорских мафий в таком масштабе, чтобы 6 или 7 человек уже сидели, а еще десяток были под следствием. И еще получены показания об очень крупных руководителях в самой генеральной прокуратуре. (И при этом генеральный прокурор, который все это допустил, переназначается на свою должность.)

Само наше руководство создает образ криминального государства своими руками. И в этом весь парадокс.

Когда мы начинаем говорить обо всем этом, то нужно рассматривать все во взаимосвязи. Мы рассматриваем процесс развития оранжевой арабской революции и смотрим, какие силы там участвовали, что из себя представляют повстанцы в той же Ливии, что из себя представляют силы, которые сбросили Мубарака, кто представляет ядро в демократических структурах тех же арабских стран, где произошли революции? Мы видим, что везде немалую роль играет криминальный элемент. И парадокс сегодняшней мировой ситуации заключается в том (не только нынешней, если мы возьмем любые революции, нашу революцию 1917 года, перед этим февральскую), что мы видим везде криминальные элементы, которые являлись ядром многих социальных преобразований.

И когда мы анализируем структуру нашего общества и прогнозируем развитие событий в нем, то мы от этого никуда не можем деться. Вот тот же Ройзман предложил Прохорову создать организацию «Город без наркотиков» в масштабе всей страны, а не только в Свердловской области. Они сначала хотели создать ячейки во всех субъектах Российской федерации, потом в каждой области, и так далее, вплоть до крупных населенных пунктов и поселков. Точки опорные. Якобы для борьбы с распространением наркотиков, но на самом деле, у них же вся эта организация состояла из тех же криминальных элементов, судимых за уголовные преступления. И сам Ройзман в свое время был судим за кражу. Вот мы и видим, что любая трансформация власти в любом случае, будет опираться на криминальные маргинальные элементы, поэтому, закрывать глаза на это при изучении того, что происходит в нашей стране, нельзя. Я хочу еще раз вам напомнить цифры, которые характерны для нашей страны, как ни для какой другой. По самым скромным оценкам, сейчас на территории России проживает до 30 миллионов лиц, судимых за уголовные преступления. Из 140 миллионов всего населения 30 миллионов у нас судимы за уголовные преступления. Которые прошли через места лишения свободы, У нас есть города, где полвина всего мужского населения судимы не просто за преступления, а за тяжкие и особо тяжкие преступления. Такие как Нижний Тагил, допустим. Там половина мужского населения судима за грабежи, разбои, убийства, рэкет и прочее.

Одним из самых угрожающих факторов для нашей страны сейчас является политика безбрежной легализации и гуманизации нашей уголовной юстиции, которая проходит по инициативе нынешнего президента Медведева. Произошли страшные вещи. Предыдущая либерализация произошла при Путине в декабре 2003 года, когда уголовный кодекс либерализовали донельзя, даже статью за хулиганство уничтожили. Оставили только хулиганские действия, произведенные с оружием. Но это простите, либо угроза убийством, либо разбой и грабежи, что квалифицируется совершенно по-другому. А то, что происходит сейчас, просто не поддается описанию, страну ввергают в криминальный хаос, на фоне всего того, о чем я вам только что рассказывал. Для чего все это делается, почему? Нам говорят, что для того, чтобы разгрузить уголовно-исполнительную систему, которая у нас перегружена. И, действительно, по количеству лиц, находящихся в местах лишения свободы, мы находимся в мире на третьем месте, а по удельному весу преступников среди населения, мы находимся на первом. Ну, а кто сидит? Если вы возьмете концептуальные документы ФСИН, то 80% всех сидельцев нынешних судимы за тяжкие и особо тяжкие преступления. Убийства, тяжкий вред здоровью, грабежи, вымогательство, похищение и торговля людьми, мошенничество и прочее. И сидят все, кого можно было выпустить условно-досрочно, все, кому можно было дать условное лишение свободы, штрафы и т.д. Все эти категории уже получили максимально мягкое наказание. А разговоры, что у нас сидят за мешок картошки, это бред нынешних либералов. И все мы прекрасно должны это понимать.

Сидит масса, которую выпускать, ну, никак нельзя. Из них сидит сейчас в местах лишения свободы свыше 50 тысяч лидеров криминальной среды и активных членов организованных преступных группировок. Пять дивизий особо опасных преступников, входивших в банды действующие на территории России! Среди них много героев 90-х годов. Я недавно поинтересовался, где банда Барыбина-Шкоборы, у которой только официально по уголовному делу прошло 53 трупа, ‑ об этой банде мало кто знает. Они убивали по всей стране. Новокузнецк, Курган, Москва, Питер, и за границей они тоже убивали. Их арестовали в 1995 году и судили по старому уголовному кодексу. Барыбин-Шкобора получил 15 лет лишения свободы, все остальные члены банды получили по 10-15 лет. Сегодня они все уже на свободе. И Барыбин-Шкобора, и все такие же бандиты и их банды ходят сегодня среди нас. Это и есть тот потенциал, который способен подняться на любые социальные волнения. То есть это такой потенциал, которого ни в одной стране больше нет. Мы должны это понимать. И возвращаясь к началу, почему в последний момент наши лидеры опомнились и, забеспокоившись о своем существовании, перекрыли Прохорову кислород? Потому, что понимали - вот этот вот криминальный потенциал и возьмут под себя Прохоров и Ройзман. Но Прохоров, допустим, ничего не способен взять, а Ройзман возьмет.

Далее перейдем к социальным структурам. Мне легче будет, если после такого краткого введения вы будете задавать по ходу свои вопросы. И мы будем продолжать обсуждать все в таком же темпе, как и раньше. У кого по ходу не возникли вопросы?

ИЗ ОТВЕТОВ В.С. ОВЧИНСКОГО НА ВОПРОСЫ

Чтобы вы правильно понимали, я бы с Ройзманом, как говорится, пошел в разведку, а вот со многими нашими генералами из МВД ‑ никогда. Но именно такой человек в политическом плане и представляет опасность для устоев. Потому, что он способен сетевым методом создать очень быстро серьезную структуру в масштабе страны. Когда Сурков планировал вхождение Прохорова вместе с Ройзманом, он рассматривал Ройзмана только как элемент привлечения электората, он не понимал, что это будет не просто увеличение виртуального электората, что это будет реальная политическая сила, которая получает легитимность во властных структурах.

У нас сейчас что происходит - вот я вам сказал о криминальных элементах, которые вышли на свободу, а многие так и не попали в поле зрения системы юстиции. И когда мы рассматриваем ту или иную ситуацию, кто собой что представляет, особенно на региональном уровне, то получается, что только федеральную часть сейчас чистят, не допускают во власть прямых членов ОПГ или бандгрупп, а на региональном уровне они во власти сплошь и рядом.

Вот громкое дело конца прошлого года, когда был арестован лучший мэр Российской федерации Лысенко, мэр города Энгельса Саратовской области за организацию серии заказных убийств. Сейчас идет кампания в его защиту, что мол невинного человека стараются упечь, а это не невинный человек, это активный член Парковского преступного сообщества. А активным лидером Парковского преступного сообщества по кличке Малыш был депутат Саратовского законодательного собрания Курихин. Недавно на него было покушение, его из автомата расстреляли в центре Саратова. И еще человек пять-шесть парковских являются председателями комитетов законодательных собраний области, представителями комиссий.

Такая ситуация у нас примерно по большинству регионов Российской федерации. Это все активно расползлось по стране, когда вступил в силу один из указов, который принял Медведев в сентябре 2008 года, это указ о ликвидации подразделений по борьбе с организованной преступностью и терроризмом в структуре МВД. Их ликвидировали в одни сутки - днем был зачитан указ, а утром людям велели освободить кабинеты и выгнали из зданий, в которых они находились. И больше половины лучших оперработников оказались без работы, а самое главное, что во многих регионах были повально уничтожены дела оперативного учета на банды и организованные группы. Все по указу Медведева. Когда я против этого выступал, я и другие люди, которые занимаются такими делами, мне говорили: да нет, все нормально. А потом произошли кущевские события, и проходит Коллегия ГУВД Краснодарского края по итогам этих событий, в марте этого года, выступает прокурор Краснодарского края, который дословно говорит следующее: в Краснодарском крае после ликвидации управления по борьбе с оргпреступностью были уничтожены полторы тысячи дел оперативного учета на банды организованной преступности. О чем говорит прокурор? Он говорит о том, что дело оперативного учета, или как раньше говорили, оперативную разработку, заводили на группу, банду, когда там не меньше пяти человек, от пяти до пятидесяти. Ну будем считать, минимум пять. Полторы тысячи на пять, это семь с половиной тысяч, и того семь-восемь тысяч особо опасных преступников в одном крае остались без оперативного контроля. Есть субъекты федераций, где умные начальники милиции-полиции, сохранили людей, дела, спрятали все. Ну будем считать таких половина, возьмем половину дураков и негодяев и половину хороших, что соответствует истине и будем считать так, что в 40 субъектах федерации уничтожили. Сорок умножьте на пять - 200 тысяч особо опасных преступников и членов ОПГ остались безо всякого оперативного контроля в результате указа Медведева. После этого они несколько недель гуляли-пили по всей стране и не могли поверить в такую радость, а потом двинулись во власть.

И когда говорят о том, что такое российская коррупция, то не подразумевают взятки. Взятки ‑ это бытовой уровень, примитивный. А современная российская коррупция ‑ это когда банда захватывает власть в каком-то регионе, ставит туда человека во властные структуры, они берут под свой контроль финансы, а потом эти финансы пилят. Они получают деньги из федерального бюджета, они делают откат в федеральный бюджет, на местах все разворовывают. Ставят они своих людей в основном на ЖКХ, на все управления по жилищному хозяйству, потому что деньги там бешенные, все, что связано с отоплением, энергоснабжением, это все отдано на места, а вращаются там в масштабах страны триллионы. Сотни миллиардов рублей и все это в основном в руках бандитов. И мы должны это осознавать.

Вот такую систему политическую, такую систему управленческую создали наши руководители за последние годы. И в такой стране будут проходить сейчас выборы. И конечно в такой стране всю эту систему перехватывали бы такие люди, как Евгений Ройзман, потому, что они умеют этим управлять, а идиоты, которые называют себя депутатами и не знают, что такое криминальный мир, не знают, как этим управлять.

И уже дело дошло до того, что лучше, если будут управлять прямые лидеры криминальной среды, это будет честнее, чем будут управлять ублюдки, которые сейчас сидят под видом мэров, губернаторов, которые все это разваливают так, что ничего не функционирует. Эксперимент, когда бандиты управляли крупным регионом, уже проводился во Владивостоке, когда мэром города был Николаев, по кличке Винни-Пух, руководитель боевиков в преступной группировке под название «Общак». Он начал с того, что заасфальтировал все улицы, всем ветеранам обеспечил ко всем праздникам бесплатные заказы, всем ветеранам-инвалидам поставил бесплатно стеклопакеты. Весь город на него молился.

Потом он начал отнимать все, что не отняли до сих пор. Все предприниматели должны были переписать половину собственности на него. Потом он стал отнимать все у иностранцев. Кончилось тем, что начальник ФСБ по Приморскому краю, чье здание находится на территории города, получил от мэра уведомление, судебное решение, что он в течение суток должен выехать из прежнего здания ФСБ в новое здание, которое для него построили за пределами города Владивостока.

После этого началась операция по ликвидации Николаева, его арестовали, потом по болезни выпустили, а потом дали ему уехать в одну из ближневосточных стран. Вот эксперимент по тому, как криминал будет управлять страной, уже проведен в принципе. Естественно, что Николаев никогда на смог бы стать мэром крупнейшего города Владивостока, если бы он сам тайно не работал на те же органы ФСБ.

(…)

Рассмотрим конкретную ситуация с Межпромбанком. Вот все знают, что в России, в кризисной ситуации 2009 года на погашение долгов решением партии и правительства было выделено 300 миллиардов долларов. И один из этих миллиардов долларов получил Межпромбанк, вернее, его руководитель, товарищ Пугачев, который в тот момент был близок к окружению наших лидеров. Оказывается, сейчас товарищ Пугачев сидит в Лондоне, он еще в розыск не объявлен, но активные следственные мероприятия по его банку ведутся. И еще оказывается, что весь миллиард украден. Украден в течение первой недели по получении этих денег. Как только транш пришел, Пугачев создал 100 липовых однодневок, открыл счета в оффшорах и в течение недели перевел деньги туда, не оставив ни копейки.

И это проверили сейчас только один Межпромбанк. Всего один из 300 миллиардов. А другие 299 миллиардов? Вы думаете, у них другая судьба? Я сомневаюсь. Просто товарищ Пугачев вовремя не поделился и скрысятничал, как говорят люди, о которых мы говорили в первой части. Скрысятничал – значит обманул, украл, не туда деньги из общака увел. Вот, какова наша банковская система. И, поскольку решение о переводе денег было принято в мае 2009 года, в июне он уже все это перевел в оффшоры, а еще в ноябре-декабре 2008 года глава Центробанка докладывал в докладной записке генпрокурору, президенту и премьеру о грубых нарушениях в деятельности Межпромбанка и наличии состава преступления в деятельности руководства Межпромбанка. То есть, миллиард был переведен после того, как службы финансового надзора по городу Москве, которые находятся в ведении представителей Центробанка, вскрыли предыдущие преступления. Об этом был проинформирован предыдущий президент, ныне премьер, но, не смотря ни на что, после этого было принято решение о переводе в эту же преступную структуру миллиарда долларов. Все это объявлено, висит на сайте, можно прочитать.

И естественно, МВФ и все прочие видят все это и имеют возможность все проверить и перепроверить. Ведь сегодня вся финансовая система прозрачна, все транзакции прозрачны, ничего скрыть нельзя, действует система «Эшелон». И какие бы системы безопасности не закрывали свои банки, все равно через систему «Эшелон», через электронный контроль все транзакции можно проследить. Действует международная группа «Эгмонт», поэтому, если ты скрыл что-то за пределами своей страны, тебя все равно вычислят. И Россия входит в этот «Эгмонт».

МВФ конечно понимает, что вся мировая банковская система во многом криминальна и кризис это явственно показал, но наша, российская банковская система криминальнее других. И это тоже показал кризис. Конечно, они сейчас выдвигают новые требования к России не потому, что так заботятся о нашем благосостоянии, о наших гражданах и наших финансах, а потому, что им это очень удобно с точки зрения давления и влияния на наши внутриполитические и внутриэкономические дела.

(…)

Что происходит в ходе так называемой реформы МВД? В первую очередь ликвидируются все подразделения по охране особо важных объектов закрытых городов. И их функции передаются местным территориальным органам милиции- полиции. Эта система была специально создана при Берии, когда развивалась наша ядерная промышленность, создавалась так называемая спецмилиция, где требования к сотрудникам были даже выше, чем к сотрудникам органов госбезопасности. Эта система за годы советской власти и так называемой новой России существовала следующим образом: закрытый город по периметру охраняет спецмилиция. Спецпроверки всего контингента, всех проезжающих. Те, кто проверяет, заточены на эту спецпроверку. Это такие же сотрудники госбезопасности, только в милицейской форме. Дальше по периметру внутренние войска охраняют химические заводы, ядерные станции. А теперь все, что касается спецмилиции, уничтожено, ее теперь нет. Передано территориалам. Где-то оставили специалистов, а где-то местные уже начальники УВД поставили уже своих людей. И это все сделано на фоне повышенной террористической опасности в стране в тот же год, когда ликвидирована служба по борьбе с оргпреступностью и терроризмом. Это та реальность, в которой мы живем. Я не касаюсь вопросов армии, потому, что здесь я не специалист, но что касается охраны объектов, борьбы с оргпреступностью и терроризмом, я знаю хорошо.

К этому надо добавить, что одновременно практически была ликвидирована, а сейчас с трудом воссоздается, система транспортной милиции сил МВД. Это преобразование Нургалиев стал проводить тоже под видом реформы МВД, ликвидировал подразделения по охране режимных объектов и 20 линейных управлений транспортной милиции, в один день. А что такое транспортная безопасность? Вот линейный принцип: линия идет от Калининграда до Владивостока, и все рассматривается по линиям. Вся передача информации, принятие действий, передвижение личного состава основана на этом принципе. Транспортная милиция, семьдесят лет существовавшая как отдельное подразделение, была ликвидирована в один день. Да, взамен были созданы транспортные управления в 7 федеральных округах, а это уже не линейный принцип. От транспортной милиции остались только линотделы, которые переподчинили федеральным округам и получается, что не действует система от Калининграда до Владивостока, она разорвана. Сейчас ее пытаются с горем пополам восстановить. А ведь всех предупреждали, специально собирался совет ветеранов МВД, писали коллективные письма Нургалиеву, президенту, премьеру, все напрасно. Рассказывали, объясняли, что в итоге может случиться. И случилось! Во время взрыва в Домодедово только поняли, что система уничтожена. Когда стали проводить проверки по Домодедову, оказалось, что к этому моменту уже даже те, кто там дежурил, работники милиции, были уволены, они просто вышли в форме, водки выпить. А что с них спросишь, если они уже уволены? Не было транспортной милиции при взрыве Домодедово, ее ликвидировали. Вот сейчас, после Домодедово, начали лихорадочно что-то восстанавливать. Это результат правления наших великих мудрецов в плане безопасности.

(…)

Я уверен, что людей масштаба Судоплатова, Абакумова, сейчас в наших органах безопасности нет, даже в масштабах Филиппа Денисовича Бобкова, который сумел создать все те партии и оппозиции, которые сейчас существуют, всех национал патриотов, суперлибералов, супердемократов. Это все у него было в двух сейфах, как рассказывал один мой друг, режиссер, друг Филиппа Денисовича Бобкова, которому тот показывал, что вот в этом сейфе лежат оперативные дела на наших националистов. А в этом сейфе оперативные дела на наших будущих демократов. И я думаю, с кого начать? Кого первым запускать в процесс? Это был еще до 1987 года даже, до январского пленума ЦК КПСС.

(…)

Вы прекрасно знаете, что все московские кавказские кланы сформировались в полной мере при Лужкове, получили огромные полномочия, вплоть до участия в деятельности правоохранительных органов. Когда Володя Колокольцев стал начальником московской милиции, он мне рассказывал, какие страшные вещи он там обнаружил. Целые подразделения, которые сформированы из одних азербайджанцев, дагестанцев и прочих. Я не националист, но не может быть так, чтобы в Москве существовали целые отделения, где 80% представителей одного какого-нибудь народа, не титульного. Это уже патология, такого нет нигде в мире. Это все сформировалось за последние годы при Юрии Михайловиче. Сказать, что их таким путем пытались утихомирить – ерунда. Просто там зарабатывались огромные деньги, вкладывались сюда. И если пользоваться любимым словом пассионарность, которое сегодня здесь употреблялось, то мы все должны признать, что у наших кавказских, северокавказских народностей уровень пассионарности в несколько раз выше, чем у русского народа. Поэтому они все и захватывают. У меня все родственники лежат на Востряковском кладбище. Испокон века это было наполовину русское, наполовину еврейское кладбище. В течение двух последних лет ситуация кардинально изменилась. На главной аллее выстроились монументы, на них сплошь и рядом азиатские и кавказские фамилии. И это все горские евреи, которые не имеют никакого отношения ни к тем евреям, ни к тем русским, которые раньше хоронили своих умерших на Востряковском кладбище. Их захоронили на земле, которая ведет к аллее Славы, от входа на аллею до монумента нашим бойцам, погибшим в Великую отечественную войну. Сплошные памятники убитым и расстрелянным директорам рынков и магазинов. И такая аллея существует у нас не только на Востряковском кладбище, она и в бизнесе, и в финансовой сфере. И в правоохранительных органах. И от этого уже никуда не денешься.

(…)

Криминализация страны началась с 1987 года, с закона о кооперативном движении и индивидуальной трудовой деятельности, когда появились кооперативы, появились предприятия индивидуальной трудовой деятельности, когда появилась возможность легализовать доходы цеховиков и воровские общаки через кооперативы, началось их слияние. И когда рэкетиры, которые обычно бомбили цеховиков, директоров рынков, комиссионных магазинов, поняли, что чем бомбить, лучше найти хороших менеджеров, поставить их в совместный бизнес и его раскручивать. Так и пошло. В этот самый момент, по указанию ЦК КПСС министр внутренних дел Александр Власов, бывший первый секретарь Ростовского обкома партии, издает известное указание №10, по которому работникам милиции запрещено появляться и проводить какие либо проверки в помещениях кооперативов и предприятий индивидуальной трудовой деятельности. То есть, весь 1987 год и начало 1988 года, до Съезда народных депутатов, посвященного борьбе с организованной преступностью, все эти новые экономические образования были без какого-либо контроля со стороны правоохранительных органов. Вот в этот момент организовались именно те преступные сообщества с огромными легализованными капиталами, которые составили костяк нынешней организованной преступности. А после шоковой терапии Гайдара, залоговых аукционов, когда стало можно за эти преступно нажитые в годы перестройки деньги скупить за бесценок и так называемые ваучеры, которые через разные финансовые пирамиды бандитские структуры собрали у населения, ‑ все фонды, заводы, фабрики, вплоть до военных объектов, после этого структуры оргпреступности усилились вдвойне, втройне. В этот же момент происходило формирование криминальной банковской системы.

В 1994 году наступил пик криминальной волны, криминального террора. Мы написали тогда указ об усилении борьбы с бандитизмом и Ельцин его подписал. В этот момент в некоторых городах люди уже не могли жить - каждый день перестрелки, убийства. Бандиты хапали собственность бесконтрольно в ходе продолжающихся экономических псевдореформ, а, поскольку появились боевики, появились бешеные деньги, конкурирующие банды, то перестрелки шли повсеместно.

Только за одни год по официальной статистике было зарегистрировано 36 тысяч убийств. Для сравнения, сейчас по официальной статистике в год происходит 17 тысяч убийств. Но скоро эта тишина закончится. И начнется новый пик перераспределения и всего прочего. А эксперименты по вхождению во власть криминала начались с Владимира Владимировича, который хорошо знает структуру криминального мира. Питер был тогда второй столицей криминального мира, там действовали мощнейшие группы: тамбовская, казанская, малышевская и прочие. Они между собой конкурировали, контролировали целые отрасли народного хозяйства, регионы России, выстраивали из Питера взаимодействие по всей стране. Путин работал в Департаменте внешнеэкономических связей, оргпреступность тогда вся уже выходила на внешний рынок. ВВП был вынужден их всех знать, и общаться с ними, поскольку внешний рынок уже тогда был под контролем мафиозных структур. Он был хорошо обо всем этом осведомлен и как раз пытался эту структуру поставить под контроль. Этим и были вызваны некоторые эксперименты и даже устранения определенных людей в тот период.

(…)

Я постоянно езжу в Белоруссию, общаюсь с их руководителями правоохранительных органов. Они и тогда и сейчас решают свои проблемы очень эффективно. В тот период были физически ликвидированы основные преступные лидеры, убийцы, маньяки были все расстреляны, потому, что он смертную казнь до сих пор не отменил и плевать он хотел на все эти моратории. И правильно делает. И физические были устранения в ходе операций по ликвидации банд, уничтожены были серьезные лидеры бандформирований, остальные посажены на длительные сроки, некоторые сбежали. В тот же период были проведены прямые переговоры с лидерами диаспор и землячеств.

А предыстория такова: в течение нескольких недель появились несколько банд барсеточников и квартирных воров. Везде свидетели указывали на кавказцев. Лидеров их диаспор собрали в одном зале и спросили, сколько вам надо часов, чтобы собраться и выехать за пределы республики? Они не поняли. Тогда им объяснили, что грузовики уже стоят, оперработники ждут, но мы не хотим силу применять, мы хотим, чтобы вы сами туда погрузились. Тогда дошло. Они упали на колени и спросили: что надо? Им ответили: предоставьте в руки правосудия барсеточников и квартирных воров. В течение трех дней привезли всех, ‑ кого в Армении достали, кого в Дагестане. Тогда им выдвинули еще одно условие: чтобы на всех рынках работали только белорусы и русские. А если вы будете мешать, то всех вас снова соберем в эту комнату и уже тогда вы уедете без разговоров.

Это что, нарушение прав человека? Ну, извините, Саркози с цыганами тоже самое сделал в течение трех дней. Всех депортировали. И порядка стало намного больше.

Вопрос: Владимир Семенович, а я не очень понял, физическая ликвидация уголовных авторитетов, она что, безо всякой юридической базы была, или как?

В.С. Овчинский: Ну почему же без базы? При задержании, при вооруженном сопротивлении. Это соблюдение законности. Если враг не сдается, то его уничтожают. Мы такие операции проводили между Россией и Белоруссией в 90-е годы. Вы видели фильм «дальнобойщики»? Так вот там есть такой сюжет, они его у нас позаимствовали. Мы сделали несколько рефрижераторов, посадили туда собровцев с пулеметами, и как только банды подъехали, перекрыли дорогу, ребята двери распахнули и положили всех. Уничтожили несколько банд таким образом, и, между прочим, бандитизм между Россией, Белорусские и Польшей прекратился. А другого пути нет. Американцы бы то же самое делали.

Есть либерально-демократический подход, а есть подход государственный. И если ставится задача ликвидации бандитов, то применяются любые средства. Если речь идет о борьбе с коррупцией путем гуманизации наказаний или о борьбе с организованной преступностью путем ликвидации подразделений по борьбе с организованной преступностью, то все по-прежнему и останется, если еще хуже не станет. Нельзя путем гуманизации бороться с маньяками, убийцами и педофилами.

(…)

Саакашвили провел самую удачную и быструю реформу МВД и борьбу с оргпреступностью на постсоветском пространстве. Он полностью действовал по модели Лукашенко. Только он провел ее еще более эффективно - одновременно жесткое усиление борьбы с организованной преступностью и реформа МВД, потому, что там все подразделения милиции-полиции были на подкорме воров в законе. Он прежде всего принял законодательство, что если вор признает, что он вор в законе, то он сразу идет лет на 10-15 в тюрьму. Они в течение пары дней арестовали всех воров, посадили перед камерами и спрашивают: ты вор в законе? А он по понятиям не может сказать «нет», ‑ если он скажет, что он не вор, его раскоронуют и опустить могут даже. Он отвечает: да, я вор. И он сразу получает 10-15 лет, а остальная часть лидеров криминальной среды была физически уничтожена при задержании. Несколько человек сбежали к нам или в Испанию. После того, как он провел чистку по ворам, многие руководители полицейской структуры потеряли денежные ресурсы. Тогда он вывел их за штат, поднял все оперативные материалы, заявления людей, и, не взирая на то, правда это или нет, уволил всех, на кого были заявления. После этого набрал молодых ребят, выпускников юридических вузов, назначил их начальниками полиции, поднял им в 3-4 раза оклады. И все знают, что если кто-нибудь из них возьмет хоть 100 долларов взятки, то назавтра поедет на десять лет в тюрьму. И система заработала. Как ни удивительно. Я ненавижу Саакашвили, я его пристрелил бы лично за то, что он в августе сделал, но как он провел реформу и чистку оргпреступности, ‑ это просто блестящая работа.

(…)

Когда власть начинает давить криминальные структуры? Тогда, когда криминальные структуры становятся ее политическим конкурентом. Если криминальные структуры находятся во власти, депутатами, мэрами в представительной власти, но не являются политическим конкурентом, а являются механизмом получении прибыли, то всех это устраивает. Если бы банда Цапка не вырезала семью вместе с детьми и если бы не оставили следов, то Сергей Цапок сейчас был бы депутатом местного законодательного собрания. А потом был бы депутатом Госдумы. И через несколько лет мы могли бы видеть председателя комитета по безопасности в Госдуме Сергея Викторовича Цапка. А они случайно грязно сработали.


Количество показов: 5621
Рейтинг:  4.42

Возврат к списку

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх