загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Мучительное избавление от ига

Александр Проханов

Э.ГЕВОРКЯН: День добрый. Это прямой эфир. Телекомпания RTVi и радиостанция «Эхо Москвы», в студии – Эвелина Геворкян, и сегодня у нас с особым мнением выступает журналист Александр Проханов. Здравствуйте, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

Э.ГЕВОРКЯН: Номер телефона, на который вы можете присылать свои вопросы гостю и комментарии, прежний – +7 985 970-45-45. Ну а мы перейдем к обсуждению новостей, а перед этим обратимся к сегодняшней дате, печальной дате. Кроме того, что сегодня же похоронили убитых во время теракта в Волгограде, и 11 лет назад террористы захватили «Норд-Ост» на Дубровке. Хотелось бы ваших слов. Что-то изменилось в нашей стране на ниве борьбы с терроризмом?

А.ПРОХАНОВ: Не знаю, изменилось ли что-нибудь в борьбе с терроризмом, но изменился сам террор. Вот этот волгоградский террористический акт привнес в террористическую активность нечто новое, я бы сказал, нечто метафизическое.

Ведь, когда совершается теракт, то теоретики теракта, идеологи теракта очень тщательно выбирают время и место проведения теракта. И это значит, может быть, даже гораздо более того, чем сам теракт, удар смерти.

Время, которое было выбрано, это время последующей недели или двух недель со дня вот этой катастрофической схватки в Бирюлёве, когда страну потрясли вот эти события, и страна, потрясенная этим событием, стала делегировать различным своим представителям, в различные страты самые разные представления и высказывания по поводу этого грозного явления, и по поводу России в целом. И вы это знаете, что сразу же последовало несколько, на мой взгляд, чудовищных заявлений либеральных витий. Первое заявление было связано с предложением отторгнуть Арктику в России, передать ее под юрисдикцию...

Э.ГЕВОРКЯН: Но это же никак не связано с Бирюлёво – это еще до этого эти разговоры поднялись.

А.ПРОХАНОВ: Вот, Бирюлёво – это акт, связанный вот с этим отторжением. Это расторгает и разлагает наш синтез, наше общество. Затем появились очень новые по своей форме заявления Белковского о том, что пора сбросить Кавказ, и, наконец, заявления госпожи Альбац о том, что надо распилить Россию пополам.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну вот уж не надо. Именно так фраза не звучала, да? Шла речь о том, что такая опасность для России существует. Но почему-то СМИ, федеральные каналы эту фразу повернули таким образом, как будто бы она предлагает отдать Сибирь. Почему так произошло?

А.ПРОХАНОВ: Нет, она сказала, что распад неизбежен – это не имеет ничего удивительного.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну что? Это, разве, ее предложение? Она констатирует, наверное, с печалью.

А.ПРОХАНОВ: Она сказала, что разлом России по Уральскому хребту не является трагическим и может вполне представить себе такое разделение. И это, повторяю, не будет большой трагедией, и это неизбежно, она сказала.

Но я не об этом. Я говорю, что вот эти события – они были фоном, на котором произошел террористический акт в Волгограде. То есть они еще больше (вот эти акты, эти убийства этой женщины-бомбы) усилили элементы распада и расслоения.

Но новизна была в том, что выбрано место для этого удара новое. Был выбран Сталинград. Не Казань, не Петербург, а Сталинград, потому что Сталинград – это такое место на Земле, оно соизмеримо с Иерусалимом, где гроб господень, с Мединой, где священный камень Кааба, это сакральное место великой победы. Не только русской победы – это место великой советской победы, а, может быть, и победы всего человечества, потому что в Сталинграде совершилось ценой страшной преодоление вот этой космогонической тьмы, страшного зла, которое нахлынуло на Землю.

Э.ГЕВОРКЯН: Так а в чем смысл совершать теракт именно там? Какие параллели?

А.ПРОХАНОВ: Немножко терпения, и вы узнаете об этом, дорогая Эвелина. Я не утаю от вас этого. Так вот это место является местом, откуда народ, наш народ многонациональный, российский народ черпает энергию в самый тяжелый страшный период своей истории. Черпает надежду на возрождение, на победу, энергию света. Это огромный храм вот такой вот, возведенный победоносным советским народом. И этот храм разрушают.

Был удар нанесен по алтарю, по священному сталинградскому алтарю. Это хотели разрушить колодец, из которого наш народ пьет эту живую спасительную воду (последнее, что у нас сейчас осталось). Поэтому этот удар носит метафизический характер. И в эти террористические акты кроме экономических, военных, политических компонент, национальных, впервые была введена вот эта мистическая, метафизическая компонента.

Э.ГЕВОРКЯН: Но я, да, вот стесняюсь спросить, существует ли какое-то метафизическое решение этого вопроса? На ваш взгляд, адекватно ли в реальности вполне себе материальной действуют наши правоохранительные органы?

А.ПРОХАНОВ: Конечно, наши правоохранительные органы должны были бы по всему свету бегать и вылавливать всех террористов. Я удивляюсь, почему они не отловили ни американских террористов, ни в Сомали. Они бездействуют же наши правоохранительные органы, понимаете? Они должны были прибежать в Сирию, из Сирии Аль-Каиду выбросить.

Наши правоохранительные органы действуют настолько хорошо, насколько им позволяет действовать сама структура и слабость террористического подполья. А это подполье не слабо – оно сильно, оно нарождается. У этого подполья, повторяю, есть гигантские потенциалы, в том числе теоретики, теоретики вот этой вот метафизической войны. И сталинградский теракт, волгоградский теракт – он знаменует новый фазис, когда в ход пускаются не просто военные технологии, не то, что технологии страха, а вот эти магические технологии, отсекающие народ от источника возрождения и жизни. Желание превратить нас в унылых, обездоленных, потерявших веру, изнуренных, проклинающих, ненавидящих, потерявших надежду на любовь и на свет.

Единственным ответом на этот теракт являются не действия спецслужб и не проповедь наших лидеров и вождей, призывающих нас, там не знаю, к терпению и спокойствию, а духовная мобилизация. Каждый из нас должен мобилизовать себя, он должен заглянуть в свое сердце, не дать злу укорениться в этом сердце, не дать вот этим темным страшным мистическим силам одолеть. И сталинградские битвы в этом смысле продолжаются. И этот теракт показал, что сталинградское сражение продолжается.

Э.ГЕВОРКЯН: То есть еще раз, надо обратиться только к себе? Это личное дело?..

А.ПРОХАНОВ: Вы не сможете. Вы и я – мы не сможем взять в руки новые системы оружия ближнего боя и отправиться в леса уничтожать террористов.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, я надеюсь, что кто-то более уполномоченный и профессиональный мог бы этим заняться.

А.ПРОХАНОВ: Они вас не послушают – мы с вами советуем для них смехотворно. Когда мы в очередной раз говорим, что они бездельничают, мы им отвратительны, потому что они умирают на этих фронтах. Они делают всё, что в их силах. А мы из наших студий теплых в спину клянем их и говорим, что недостаточно они хорошо действуют. Вот в это время, когда мы с вами треплем языками (не мы с вами, а я именно – вы-то молчите как всегда), в это время какой-нибудь офицер спецподразделения умирает, его пронзили уже пули. Поэтому мы властны только над собой, мы – господа свое сердца.

Э.ГЕВОРКЯН: Я сейчас молчать не буду, я продолжу вас внимательно слушать через минуту. А пока реклама. И вернемся в студию через минуту.

РЕКЛАМА

Э.ГЕВОРКЯН: Продолжается особое мнение Александра Проханова. У микрофона – я, Эвелина Геворкян, и мы перейдем к обсуждению новости, которая, наверняка, не оставила вас равнодушным. В Москве возмущены призывом министра юстиции Латвии снести памятник советским воинам-освободителям в Риге. Ранее это предложение набрало в интернете достаточно подписей для того, чтобы этот вопрос рассматривали в Сейме. Мэр Риги и русскоязычное население требуют оставить памятник на месте. Ну и вот между тем циничными и провокационными назвали на Смоленской площади высказывания министра юстиции. Как вы относитесь к этому явлению? И вообще, может быть, нам не стоило брать на личный счет и вообще так близко к сердцу всю эту историю? Ведь, это внутренние дела другого государства.

А.ПРОХАНОВ: Мне кажется, мы должны послать туда рабочих русских, чтобы они помогли латышам снести наши памятники, наши святыни. Это было бы правильно, это было бы толерантно, это было бы либерально.

Э.ГЕВОРКЯН: Да причем здесь «толерантно»?

А.ПРОХАНОВ: Надо покончить со следами войны. Войну же начал Советский Союз. Он же покорил всю Европу. Если бы не Советский Союз, Латвия сейчас была б какой бы? Она была б фашистской, блестящей, прекрасной, по Латвии маршировали б эсесовские легионы, Латвия говорила бы сейчас исключительно на немецком. А мы сорвали этот план. Мы – мерзавцы, мы помешали латышам стать великой, хоть и крохотной божественной державой.

Э.ГЕВОРКЯН: Это опять фантазии, что если было бы. Сегодня это другое государство.

А.ПРОХАНОВ: Ну, вы же...

Э.ГЕВОРКЯН: Если бы у нас в стране происходило что-то подобное, кто-то высказывался о нашей внутренней политике, какой бы крик здесь стоял «Зачем вы лезете в наши внутренние дела?»

А.ПРОХАНОВ: Подождите. Вы хоть иногда заглядываете в зарубежную прессу? Вы видите, какую грязь льют на Россию западные СМИ, американские СМИ? Вы что, ничего не слышали о законе Магнитского?

Э.ГЕВОРКЯН: А это они грязь льют, а не то, чтобы помогают разобраться нам там, где сложно разобраться?

А.ПРОХАНОВ: Да, они помогают. Я считаю, что они помогают нам и через список Магнитского, и, конечно, послав арктическое это суденышко «Арктик Санрайз» - это тоже помощь. И мне даже кажется, что латыши, которые сносят наши святыни, они тоже нам помогают. Мы же бессильны. Что мы будем делать, если они не снесут этот памятник?

Э.ГЕВОРКЯН: Вы не отвечаете на вопрос. Это события, происходящие в другом государстве. Вы считаете, мы должны на них реагировать?

А.ПРОХАНОВ: Вы знаете, наплевать на другое государство, если это государство оказывает...

Э.ГЕВОРКЯН: Вы считаете, что оно по-прежнему, как бы, исторически наше?

А.ПРОХАНОВ: Это вы считаете. Но я считаю, что любое государство крохотное или малое, если оно совершает акции, враждебные духовно или политически враждебные России, оно должно получать ответ. Россия очень слаба. У России практически исчезла бомбардировочная авиация, и мы потеряли танковое преимущество, танковые корпуса. Поэтому над нами глумятся как хотят.

Если бы Россия сегодняшняя...

Э.ГЕВОРКЯН: Так сегодня уже сила не в танках.

А.ПРОХАНОВ: Сегодня сила в том числе и в танках, и в больших батальонах. Сила американцев в авианосцах и в орбитальных группировках. И если бы, повторяю, Россия была сильной, то есть она была способна строить новое оружие, а также вести рокадные дороги к границе Латвии, а также вербовать латвийскую элиту политическую, как это сделал Сталин в свое время (когда мы вводили войска, Латвия уже готова была принять нас – она открыла ворота), они бы не пикнули. Все они пользуются сегодняшней слабостью России.

Э.ГЕВОРКЯН: А кто нам мешает быть сильными, создавать новое оружие?

А.ПРОХАНОВ: Ну, вы мешаете.

Э.ГЕВОРКЯН: Я мешаю?

А.ПРОХАНОВ: Вот, прям, да, вы же здесь за столом, вы мне мешаете. Смотрите на меня глазами, полными укоризны. «Зачем России сильное оружие». А зачем нам танки?

Сильную Россию мешают нам создавать люди, победившие нас в 1991 году. Они мешают нам создавать сильную экономику, индустрию, они вывозят все ценности, они угнетают нас, они говорят, что мы – тупой, ничтожный народ, что мы не должны вмешиваться в дела Латвии, а также не должны вмешиваться в дела Вологодской губернии. А также нам нужно отдать половину России, распилить всё по Уральский хребет. И отдать Арктику нам нужно. И сбросить Кавказ.

Вот, все эти мерзавцы – они до сих пор во власти если не в политической, то, во всяком случае, в информационно-духовной. Поэтому Латвия делает это из соображений своих интересов. Но так будет не всегда, понимаете? Ведь, в истории ничего не бывает навсегда. И вот эта маленькая взбесившаяся страна, которая реабилитировала фашизм и готова, действительно, создать такой пул по братанию нацистов, фашистов, эсесовцев, сгноивших, истребивших пол-Европы и воинов стран антигитлеровской коалиции, она тогда поплатится. Наверняка. История не простит им это.

Э.ГЕВОРКЯН: А я полностью согласна с вами в том пункте, что хотела бы жить в стране большой, ни в коем случае не распадающейся на разные регионы и там ссорящейся с соседями. Каким образом мы можем это делать не путем силы, а каким образом мы можем привлекать к себе людей, живущих на Кавказе, чтобы там даже не было разговоров о том, чтобы разделяться с ними?

А.ПРОХАНОВ: Вы знаете, во-первых...

Э.ГЕВОРКЯН: Как не отдать Сибирю Китаю? Как привлечь...

А.ПРОХАНОВ: Как не отдать? Я вам скажу, как не отдать Сибирь Китаю. Знаете, как?

Э.ГЕВОРКЯН: Расскажите.

А.ПРОХАНОВ: Не отдать. И знаете, как удержать Кавказ в поле России? Удержать. Вот 2 рецепта. Хотите знать, как нужно удержать Арктику в своем поле зрения, в поле действий? Не отдавать ее. Но при этом надо заткнуть рты предателям, пятой колонне. Но для этого президент России и весь истеблишмент, который во многом является предательским и мерзким, работающим на супостата... Это вся русская элита (российская) – она контрнациональна, она враждебна России, она ее грабит и ненавидит за то, что она грабит Россию. Для этого должна быть, конечно, сформулирована новая концепция русской идеологии.

Э.ГЕВОРКЯН: Я запуталась. Потому что мне кажется, что вы, с одной стороны, говорите об одних и тех же людях, которые делают экономику, делают Россию слабой. В то же время вы на них же и надеетесь, что они эту ситуацию как-то исправят.

А.ПРОХАНОВ: Действительно, я очень путанно говорю. Я говорю о сегодняшней элите, которая является контрнациональной. Эта элита не делает экономику, она уничтожает экономику, она делает свою личную экономику и переводит русские потенциалы в чужие цивилизации. Но мы об этом говорим постоянно.

Значит, Россия сбросит с себя это иго. Россия сбросит. Так будет не всегда. Россия преобразится. В России появится национальная элита. Мы воскреснем из этой тьмы, уверяю вас.

Э.ГЕВОРКЯН: Вот эти процессы, начинающиеся, ну, или, вернее, продолжающиеся – Бирюлёво, национальное вот это сплочение, народные сходы – это мы в правильном направлении движемся к той цели, о которой вы говорите сейчас?

А.ПРОХАНОВ: Нет, неправильно.

Э.ГЕВОРКЯН: Нет?

А.ПРОХАНОВ: Потому что бирюлёвский скандал – это результат того, что у сегодняшней России нет ни динамики, ни развития, мы тупо стоим на месте. Царствует золотой телец здесь, царствует чистоган. В центр русской идеологии не поставлен творец, герой, космический мыслитель, философ, поэт. В центре нашей идеологии стоит стяжатель, мерзавец, хам, человек-гедонист, человек, занимающийся только потреблением, глумящийся над народом.

В центре нашей идеологии нет ни одного человека, который бы рыдал по поводу того, что сегодня творится с русским народом.

Э.ГЕВОРКЯН: А кого бы вы предложили?

А.ПРОХАНОВ: Ну, вас, конечно, Эвелина. Ну, вас.

Э.ГЕВОРКЯН: Зачем меня? Вы говорите о какой-то великой фигуре, философе, сильной личности какой-то.

А.ПРОХАНОВ: Я не говорю о великой фигуре, я говорю об идеологии, которая в центр своих полей ставит мерзавцев, людей, которые не могут ни управлять страной, ни двигать ее развитие. Эта элита будет уничтожена. Не знаю, каким образом она будет уничтожена. Будет она вырезана, будет она отодвинута на периферию, умчится ли она на скоростных автомобилях-самолетах, но она будет уничтожена, она уйдет из русской жизни. И эту элиту заменит другая, национальная элита. И лидеры этой национальной элиты есть – они среди нас. Просто надо меньше ходить в рестораны и в бары. И посмотреть, что творится на возрождающихся наших заводах, посмотреть на этих прекрасных молодых директоров, посмотреть на национальных интеллигентов, которые до сих пор пишут прекрасные книги и рисуют чудесные картины. Посмотреть на режиссеров, которые ставят чудесные фильмы.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, да. Россия всегда славится великими творцами, художниками.

А.ПРОХАНОВ: Это немало. Это немало.

Э.ГЕВОРКЯН: Это очень важно.

А.ПРОХАНОВ: Она, знаете, чем еще славится? Она кроме художников великих славится святыми, она славится праведниками. Даже в самые темные, страшные времена у нас есть праведники и святые. Евгений Родионов, например. Это наш святой.

И еще Россия славится (об этом знают в Латвии), она славится полководцами. Русские полководцы, русские святые и русские художники – это та триада, которая снова сделает Россию великой и прекрасной страной.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, хотелось бы верить, что, все-таки...

А.ПРОХАНОВ: Обещаю.

Э.ГЕВОРКЯН: Что, все-таки, путем молитв как-то нам удастся возродить нашу страну, но не только с помощью войн.

А.ПРОХАНОВ: Конечно-конечно, конечно, путем молитв. Помолимся, а потом постреляем. Доспех дрожит как перед боем, теперь настал твой час, молись, сказал Блок.

Э.ГЕВОРКЯН: Давайте перейдем к другой теме. Президиум Верховного суда под председательством Павла Серкова проигнорировал сегодня решение ЕСПЧ в отношении Алексея Пичугина, с одной стороны. С другой стороны, Россия также сегодня заявила, что не будет подчиняться решению международного трибунала ООН по морскому праву относительно захвата корабля Гринпис. И это достаточно громкие, важные новости. Сегодня уже идут разговоры о том, что это что значит? Фактически Россия с сегодняшнего дня начала процесс выхода из сферы международного права? Вы это также понимаете?

А.ПРОХАНОВ: Нет, я понимаю, что международное право, которое находится в руках еврочиновников, лукавцев, этих вот стряпчих, оно посягает на русский суверенитет. Оно абсолютно политизировано, оно оперирует на деле правом, на самом деле, оно оперирует евроинтересами, которые очень часто приходят в столкновения с российскими интересами.

Э.ГЕВОРКЯН: Не опасно ли нам будет совсем абстрагироваться от международного сообщества, выйти из всех международных?..

А.ПРОХАНОВ: Я не знаю. Международное сообщество всё время жрет наши углеводороды – мы от них не абстрагируемся, они от нас тоже. Очень трудно представить себе Европу без нашей газовой сети, например. А также очень трудно представить вывод американских войск из Афганистана без перевалочной базы в Ульяновске. Там много такого, что удержит нас. Торгового, экономического, военного.

А вот эти все европопытки гуманитарные, псевдогуманитарные – они, конечно, просто омерзительны. Я вот вспоминаю этот Санрайз. Такое прекрасное суденышко. Оно атаковало нашу платформу неожиданно совершенно.

Э.ГЕВОРКЯН: Слушайте, ну, атаковало – оно что, с пушками шло? Ну, это была акция. Очевидно, мирная. И она никакого вреда не принесла бы этим людям. Зачем надо было демонстративно так жестоко поступать?

А.ПРОХАНОВ: Это была акция в защиту тюленей и морской плотвы, я это знаю. Но в результате этой акции возник гигантский русофобский скандал в Европе, который и планировался.

Э.ГЕВОРКЯН: Нет-нет-нет. Он возник потому, что людей...

А.ПРОХАНОВ: Нет.

Э.ГЕВОРКЯН: ...обвинили в пиратстве...

А.ПРОХАНОВ: Не-не, нет. Милая Эвелина, вы знаете, вы наивная...

Э.ГЕВОРКЯН: Там десятки человек...

А.ПРОХАНОВ: ...вы милая, очаровательная женщина...

Э.ГЕВОРКЯН: ...сидят в тюрьме.

А.ПРОХАНОВ: Вы ни разу не плавали на льдине. Вы никогда не ощущали себя хозяйкой русской Арктики. Такого рода акции как и теракты (а это же террористический акт)...

Э.ГЕВОРКЯН: Ну...

А.ПРОХАНОВ: Это террористический акт, который был блестяще спланирован. Он был набит, этот кораблик был набит журналистами, он был набит репортерами. Люди...

Э.ГЕВОРКЯН: Там, в частности, например, была доктор из Подмосковья, которая абсолютно мирный человек, оказавшийся на судне, обслуживающая как медсестра там, помощница этих активистов из Гринпис. Ну, вы о чем? Это люди, выражающие свою позицию относительно экологии.

А.ПРОХАНОВ: Нет. Гринпис, Белуна и все экологические организации мира – они наполовину спонсируются мафиями, наполовину находятся на служении разведок. И экологическое движение в мире – это, по существу, инструмент уничтожения экономических конкурентов, раз. А также инструмент мощного разведывательного воздействия на соперников.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, если бы они повесили плакат там, то они бы в этот момент там совершили какую-то разведку. Ну, мне кажется, проигнорировать...

А.ПРОХАНОВ: Эвелин, ну, не прикидывайтесь. Ну, подумайте...

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, если бы проигнорировали, не было бы всего этого.

А.ПРОХАНОВ: Ну, немножко подумайте. Ну, немножко подумайте.

Э.ГЕВОРКЯН: Думаю.

А.ПРОХАНОВ: Вспомните, как вот эти вот корабли мира пытались прорвать израильскую блокаду Газы. Собрался корабль, на нем были активисты, турки, мусульмане, люди из России. И весь мир ждал, как этот корабль начнет прорывать эту мерзкую блокаду. И когда он вторгался в эти зоны, когда израильский спецназ с памперсами между ног атаковал и убивал этих безоружных активистов, уже весь мир ненавидел Израиль и ждал, что эти мерзавцы поступят так.

То же самое и здесь. Весь мир ждал этого скандала, этот скандал готовился. И он был...

Э.ГЕВОРКЯН: Так что же мы пошли на поводу-то, я никак понять не могу?

А.ПРОХАНОВ: А мы не пошли на поводу. Европа должна благодарить сегодняшнюю Россию за то, что она слаба, и за то, что во главе России стоит не Сталин, а Путин. Когда такие вещи происходили в 40-х годах после войны, когда были вторжения либо в наши территориальные воды на Севере или в Балтике, или вторжения в закрытые районы, где мы занимались пусками ракет, были тассовские заявления об этом и там была такая фраза: «Самолет ушел в сторону моря». Мы его просто сбивали, и он уходил туда. Мы не взорвали этот кораблик, и пусть он радуется, что он еще плавает.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, как-то надо переварить ваши страшные слова.

А.ПРОХАНОВ: Переваривайте. Переваривайте, Эвелина.

Э.ГЕВОРКЯН: Новости на «Эхе Москвы». Через 3 минуты продолжим.

А.ПРОХАНОВ: Переваривайте. Надо запивать.

Э.ГЕВОРКЯН: Продолжим «Особое мнение» с Александром Прохановым.

НОВОСТИ

Э.ГЕВОРКЯН: Продолжаем программу «Особое мнение». В студии – Эвелина Геворкян и Александр Проханов, в том числе отвечает на ваши вопросы. Вот пришел к нам вопрос от Александра из Гатчины: «А что с мигрантами-то? Выдворять? Запрещать законодательно? Вести политику против тех, кто разрешает мигрантам работать в России? Или, все-таки, вести политику против тех, кто разрешает мигрантам работать, а не против самих мигрантов?»

А.ПРОХАНОВ: Всё ерунда. Даже не хочется отвечать на эти дурацкие вопросы – их столько задают. У нас страна нерегулируемая. У нас отсутствует регуляция. У нас свободный, стихийный, жестокий рынок. Так вот мы рано или поздно придем к регулированию, к самому разному регулированию – потоками, деньгами, коррупционными процедурами, реальной политикой в Думе и за ее пределами. Пока она нерегулируемая. И бессмысленно запрещать или поощрять, делать визы. Собянин говорит, что нужны визы, Путин говорит, что визы не нужны. Понимаете? Один говорит, что нам нужно по мажоритарной системе избираться, третьи говорят «По партийной», четвертые говорят, что хорошо, что отменили выборность губернаторов, следующие, что хорошо вернуть. Это всё фигня, это всё такая ерунда.

Страна по мере того, как она будет выстраиваться в реальное государство, она будет вводить самые разные формы регулирования, в том числе и регулирование рынка рабочей силы, в том числе и регулирование мигрантов, в том числе и регулирование околоточных, которые берут взятки.

Э.ГЕВОРКЯН: Так а я не понимаю, что будет отправной точкой, когда это начнет происходить? Почему сегодня этого нет? А на завтра мы что, проснемся все, срочно будем законы соблюдать?

А.ПРОХАНОВ: Уже есть. Вот сейчас после эфира, когда вы выйдете на улицы Москвы, вы почувствуете, что процесс начался.

Э.ГЕВОРКЯН: Как приятно слушать ваши метафизические, мистические заклинания.

А.ПРОХАНОВ: Будем чаще встречаться.

Э.ГЕВОРКЯН: Если бы оно так и было.

А.ПРОХАНОВ: Чаще встречаться.

Э.ГЕВОРКЯН: Вот, собственно, я и хотела спросить: то ли у нас душа настолько широкая, что нас в рамки закона очень сложно и внутри страны вместить, и в международное право, которое мы только что с вами обсуждали.

А.ПРОХАНОВ: Нас разрушили, тотально разрушили в 1991 году. Мы по-прежнему разрушенная страна. Мы по-прежнему раненый народ, по-прежнему народ, у которого отняли 30 миллионов его соотечественников, а также территории. Мы по-прежнему народ, у которого мерзкая контрнациональная элита, повторяю в седьмой раз за этот вечер. И это всё будет изживаться. Это не делается поминутно. Для этого не нужны часы, для этого нужны часовые пояса.

Э.ГЕВОРКЯН: Каким образом наше общество, много раз травмированное, разобранное...

А.ПРОХАНОВ: Вы политолог, что ли? Вам что, политологическую лекцию прочитать, каким образом? Ну, зачем я буду здесь говорить...

Э.ГЕВОРКЯН: Поэтическим, психологическим. Я на полном серьезе спрашиваю.

А.ПРОХАНОВ: Общество уже мучительно избавляется от ига и от внешнего управления. Оно избавляется слишком медленно. Каким образом? Таким же, как оно сейчас это делает. Таким образом, как Путин объегорил всех высоколобых всесильных мировых лидеров и спас Сирию от налета. Вот таким вот образом. Такие способы существуют. Эти способы по мере возможности будут реализовываться.

Э.ГЕВОРКЯН: Россияне оценили разгул коррупции, местную власть обвиняют всё чаще, а (НЕРАЗБОРЧИВО) реже. Это результаты опроса. И, вот, в то же время опрошенные заявили, что доля коррупционных взаимоотношений в сфере образования в последние годы существенно сократилась. И, видите, напротив больше вопросов появляется к местным чиновникам.

А.ПРОХАНОВ: Я уже давно не хожу в школу, а также не посещаю конторы местные. Я не знаю, какая атмосфера в пенсионных фондах, а также в начальных классах средней школы. Не могу, не знаю ничего. Просто не могу ничего сказать.

Э.ГЕВОРКЯН: То есть вам не кажется важным следить за вот этой нашей теневой жизнью, теневой экономикой?

А.ПРОХАНОВ: Конечно, важно. Но я сейчас последнее время занимался тем, что следил за листопадом. У меня перед моим домом несколько берез, и они теряли листву. Мне кажется, это так великолепно и так сложно. Я всё время посвятил вот этому русскому демисезонью, когда кончается зима и лужи покрываются сизым льдом с мороженными пузырями серебряными.

Э.ГЕВОРКЯН: Хорошо. Раз вы хотите говорить о чем-то поэтичном, не сильно...

А.ПРОХАНОВ: С вами нельзя иначе, Эвелина.

Э.ГЕВОРКЯН: Спасибо вам большое. Перейду к приятной для вас теме.

А.ПРОХАНОВ: Онищенко?

Э.ГЕВОРКЯН: Да. Я знаю, что вы просто мечтаете поговорить об этом. Там еще до начала эфира всё время спрашивали «Ну, когда же, когда же будет вопрос про Онищенко?» Решение об отставке главы Роспотребнадзора может быть оформлено в ближайшие дни. Источник в «Ведомостях» говорит, что, все-таки, это вопрос уже решенный, и вот-вот мы все ждем и трепещем. Вы как отреагировали в первый раз, когда вообще услышали эту новость об отставке?

А.ПРОХАНОВ: Ну как я отреагировал? Я ожидал, что это произойдет. Онищенко – великий человек. Онищенко – единственный из всех осмелился сказать, что вот эта чудовищная африканская чума свиней, которая сейчас сразила всё наше животноводство, с таким трудом налаженное, что это результат заражения нашего скота бактериологическими базами, которые находятся в Грузии, это американские бактериологические центры. И это была экспансия, мощнейшая экспансия. И, к сожалению, наше контроружие, наши антидоты, благодаря ельцинской политике, были уничтожены – мы сейчас не обладаем бактериологическими компонентами для нанесения удара и для отражения этого удара. Поэтому мы беззащитны. И Онищенко это сказал. Это великий подвиг.

Э.ГЕВОРКЯН: Слушайте, да он подвиги через день совершает, когда обнаруживает...

А.ПРОХАНОВ: Вот это великий подвиг.

Э.ГЕВОРКЯН: Засланный к там протухший продукт и так далее.

А.ПРОХАНОВ: Это великий подвиг, это жертвенность. И он знал, что он идет ва-банк. Но в российской политике, конечно, существуют очень мощные силы, которые контролируются американцами, и эти силы сейчас будут Онищенко мстить – они его выдавят из его роли. А роль его очень мощная. Конечно, это инструмент политики.

Америка – это страна, которая постоянно ведет экономические войны. Скажем, чего стоит поправка этого Джексона-Вэника. Это мощнейшая экономическая война, это запрет на поставку технологий в Россию. А чего стоят бесконечные блокады, которые устраивают американцы по поводу Сирии, Ирана, других стран? Это экономические войны.

И Онищенко делает то же самое. Он прибегает к средствам экономического давления на враждебные страны или на враждебные акции. Это абсолютно традиция вашей великолепной Европы.

Э.ГЕВОРКЯН: И это нормально, не надо этого стыдиться?

А.ПРОХАНОВ: Ну, Европа и Америка это делают. Почему бы нам не делать? Мы идем в фарватере ценностей.

К тому же Онищенко... Чем Онищенко меня пленил? Он абсолютно неординарный человек. Это не какой-нибудь чинуша, не какой-нибудь такой скучный, застегнутый на все пуговицы человек. Это человек внутренне веселый, человек внутренне хохочущий.

Э.ГЕВОРКЯН: Каждое его выступление, в том числе на «Эхе Москвы», да, действительно. Всё ярко.

А.ПРОХАНОВ: Конечно! Вот, помните свою эту обидчицу, которая уже поспела, поспешила его уволить-то? Он назвал ее таким странным или загадочным персонажем, по-моему, да? Вот эту даму-то?

Э.ГЕВОРКЯН: Да.

А.ПРОХАНОВ: А как он прекрасно, когда ему говорили об инфекции, которая связана с голубями? Он прямо без обиняков, не боясь преследования, сказал, что голуби – это одна из самых глупых птиц. Понимаете? Он не побоялся того, что вот эта птица мира, голубь, она нанесет ему ответный удар.

Э.ГЕВОРКЯН: Вот, если все эти шутки в сторону, то у меня лично остается один вопрос. У нас в стране очень много некачественных товаров внутри нашего рынка.

А.ПРОХАНОВ: Да.

Э.ГЕВОРКЯН: Почему-то брат хочет объегорить брата, заработать, подлить, там не знаю, каких-то ненужных ингредиентов, очень много лекарств, которые, как мы знаем, некачественные и подделанные. И вот на фоне того, что творится у нас на внутреннем рынке (а это очень важно, здоровье нации, то, что мы едим), вдруг силы наши-то доблестные и всё чувство юмора, и вся энергия направляется на решение политических вопросов. Разве не так?

А.ПРОХАНОВ: Политика и экономика – это 2 сестры. Запад давно пользуется, повторяю вам, экономическими средствами для достижения политических целей.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, они-то хотя бы своих людей кормят хорошими продуктами.

А.ПРОХАНОВ: Да? Вот эти жирные, толстые, обрюзгшие американцы, которые не вмещаются в Уолл-Стрит?..

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, не все, да. В Америке с этим тоже большие проблемы.

А.ПРОХАНОВ: Раньше тротуар Уолл-Стрита...

Э.ГЕВОРКЯН: А мы вообще очень похожи на Америку.

А.ПРОХАНОВ: Раньше по тротуару Уолл-Стрита могли идти 6 американцев параллельно. Сейчас только 3! Три жирных, толстых, переваливающихся американца могут пройти по тротуарам Уолл-Стрита. Их кормят модифицированными продуктами.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну так и нас кормят. Думаете, чем-то лучше?

А.ПРОХАНОВ: Так а других нету. У нас отняли нашу фармацевтику. У нас же не только ракетостроение убили 1991 года гайдаровские реформы. У нас отняли наши самые качественные медикаменты. И также самую лучшую в мире зубную пасту. Поэтому чего там говорить-то? Онищенко – герой, рыцарь.

А то, что он бросил в лицо американцам это страшное обвинение (ну, грузинам, американцам), что они на своей территории развернули базы бактериологической войны с Россией, это великий поступок.

А то, что касается голубей...

Э.ГЕВОРКЯН: Когда вы имперски мыслите, все-таки, Грузию вы уже никак не включаете в круг наших друзей.

А.ПРОХАНОВ: Причем здесь Грузия? Я говорю об африканской чуме свиней. Свинки. Свиноматки. Поросята. Анна Ивановна, наш отряд хочет видеть поросят.

Э.ГЕВОРКЯН: Москва оказалась в конце мирового рейтинга городов с наилучшей репутацией, 90-е место из 100. К счастью, вот, Питер на 58-м. Ежегодный рейтинг составляет международная консалтинговая компания Институт репутации. Города оцениваются по 13-ти признакам. Ну, главное, что, в целом, этот рейтинг отражает уровень доверия, восхищения, уважения к городу в мире. За державу не обидно?

А.ПРОХАНОВ: Нет. Я думаю, что Собянин, все-таки, недоплатил этому рейтинговому агентству. Он должен был прислать еще пару кейсов, и мы бы сейчас были где-нибудь на 14-м.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, почему, вот, у вас как где-то мы внизу, так, значит, мы недоплатили? Опять про взятки, про коррупцию.

А.ПРОХАНОВ: Я люблю родину. Была бы только родина богата и счастлива.

Э.ГЕВОРКЯН: Я ее тоже люблю.

А.ПРОХАНОВ: А вся Латвия меня мало интересует. И Грузия.

Э.ГЕВОРКЯН: Я ее тоже люблю.

А.ПРОХАНОВ: Пока они не в объятиях нашей империи. Так что...

Э.ГЕВОРКЯН: Это было особое мнение Александра Проханова. Наше время в прямом эфире подошло к концу. Спасибо вам за участие в эфире.

А.ПРОХАНОВ: Вам спасибо.

Э.ГЕВОРКЯН: Через неделю приходите снова.

А.ПРОХАНОВ: И да здравствует Онищенко.

Э.ГЕВОРКЯН: Это ваши слова. Спасибо. До свидания.

Эхо Москвы 23.10.2013


Количество показов: 1695
Рейтинг:  3.9
(Голосов: 7, Рейтинг: 5)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх