загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



О штатных провокаторах

Максим Шевченко

О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, наш гость сегодня журналист Максим Шевченко. Здравствуйте, Максим.

М.ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте, Ольга.

О.ЖУРАВЛЁВА: Первый вопрос, если позволите, как вам кажется, кто выиграл в результате беспорядков в Бирюлёве? В чью пользу обернулось?

М.ШЕВЧЕНКО: В результате беспорядков в Бирюлёве выиграли те, кто сумел закрыть эту крупнейшую плодоовощную базу и перевести арендаторов этой базы на свои территории. А фамилии этих людей и бренды их компаний, я думаю, должны выяснить журналисты «Эха Москвы».

О.ЖУРАВЛЁВА: Подождите-подождите.

М.ШЕВЧЕНКО: (смеется)

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть это чисто финансовая история?

М.ШЕВЧЕНКО: Я уверен...

О.ЖУРАВЛЁВА: Чисто коммерческая?

М.ШЕВЧЕНКО: Здесь есть 3 составляющие. Первое, это, скорее всего, случайная драка, все-таки, в ходе которой погиб Егор Щербаков. Это была чистая случайность криминальная.

Вторая составляющая (и еще раз соболезнования его друзьям и родным, и всем близким), вторая составляющая – это общая усталость жителей Западного Бирюлёво от их невообразимо тяжелой жизни в этом депрессивном районе Москвы, где нету никакого просвета в том, чтобы эта жизнь как-то исправилась, посреди которой находятся торговые центры, базы, какие-то логистические терминалы, ездят там сотни каких-то большегрузных автомобилей, водители, какие-то временные гостиницы, хостелы для гастарбайтеров, проституция, спиртное вокруг этого, непонятно что, в общем. Ну, в общем, кошмар.

И, конечно, людей просто это достало. Я думаю, что под общим названием «русское население» туда все попадают, кто там живет и давно уже прописан – и русские, и татары, и азербайджанцы, и кавказцы, и армяне. Вот, все. Уверен, что даже в этой толпе были совершенно разные люди. Точнее так: не в толпе, а на народном сходе. Толпа возникла потом.

Третья составляющая – это, собственно говоря, усталость от этой самой базы, потому что вот вам вопрос. Вот огромное предприятие, в котором задействованы тысячи людей. Я, во-первых, стал выяснять и выяснил, что практически никто из Западного Бирюлёво на этой базе не работал. Я просто стал спрашивать у людей: «Вы хоть кого-нибудь знаете из тех, кто там работает много лет? Вы хоть кого-нибудь знаете, кто работает из Западного Бирюлёво на этой базе? Или кто у вас работает и прописан в Западном Бирюлёво?» Нет. Никто не вспомнил ни одного человека.

То есть у жителей Западного Бирюлёво с базой никакой связи, никакого интереса личного нету. И база эта не завод, вокруг которого, не знаю, живут его рабочие, что было бы хоть какой-то коммуникацией.

Второй момент, эта база – это тяжелейшая нагрузка, как я сказал уже, на район. Но эта база ничего при всех своих сверхдоходах не сделала в пользу Западного Бирюлёво. Не разбила скверик там, не построила детский садик, ни школу...

О.ЖУРАВЛЁВА: Ни стала убирать улицу.

М.ШЕВЧЕНКО: Ни стала убирать улицы и вешать при этом плакаты «Этот скверик – дар жителям Западного Бирюлёво от плодоовощной базы номер такой-то» или «Этот детский садик построен на средства плодоовощной базы». Это было бы нормально, и ситуация не была бы такой озлобленной, понимаете?

О.ЖУРАВЛЁВА: Подождите. Ну а вот где произошла связь между одним и другим?

М.ШЕВЧЕНКО: А четвертая составляющая... Я уверен просто (уверен), что убийство и всё остальное стали поводом, фоном для просто... Ну, это, наверное, не рейдерский захват. Просто для уничтожения конкурентов для того, чтобы перевести поток овощей на другие достаточно большие логистические терминалы, которые, скорее всего, строятся и будут введены в действие в ближайшем Подмосковье рядом с МКАДом. А конкретно какие, это уже ваша работа.

О.ЖУРАВЛЁВА: Максим, получается, что спор хозяйствующих субъектов, как у нас это называется.

М.ШЕВЧЕНКО: Это не спор. Это называется в России «рейдерский захват и уничтожение конкурента».

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, хорошо. Значит, конкурентная борьба привела неких людей...

М.ШЕВЧЕНКО: Это капитализм. Вы хотели капитализм?

О.ЖУРАВЛЁВА: Да, мы хотели. Мы его очень любим...

М.ШЕВЧЕНКО: Вот вы получили капитализм.

О.ЖУРАВЛЁВА: ...и очень надеялись, да.

М.ШЕВЧЕНКО: Я его ненавижу. Но вы получили капитализм.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Значит, экономические интересы потребовали того, чтобы народ вышел на сход.

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, это просто организовать достаточно легко. Такую деталь. Я не знаю, правда, неправда – позвоните, у него спросите... Ну, я скорее склонен верить ему. Мне сказал Дмитрий Демушкин, лидер движения «Русские». Он был в больнице, его туда привезли ребята на машине, когда начались беспорядки, потому что он как лидер националистов, ну, вполне... Он – вменяемый человек. Он и Белов – они были не заинтересованы ни в каком погроме, они хотели народный сход и митинг националистов. Вдруг появились люди...

О.ЖУРАВЛЁВА: Подождите, а почему он в больницу попал?

М.ШЕВЧЕНКО: У него операция по другой теме совсем. Спортивная травма была до этого.

О.ЖУРАВЛЁВА: А, всё понятно. Так?

М.ШЕВЧЕНКО: Вдруг, говорит, появились какие-то клубы болельщиков, вот эти вот пацаны поддатые. Все болельщицкие клубы работают с МВД. Вот, кто скажет, что это не так (по крайней мере, со спецслужбами), тот просто вообще ничего в этом не понимает. Все они находятся под контролем спецслужб. Как правило, МВД.

Появились эти пацаны, которые стали там бегать как мыши просто, кричать, вопить. И появились провокаторы. И Демушкин мне сказал, что они опознали одного человека, который был на Манежке в свое время и разговаривал чуть ли не с Колокольцевым, когда туда Колокольцев приезжал там в маске – помните, был такой эпизод? Это вот тот же самый, которого тогда назвали тоже... Армянин. Фамилию точно не помню просто. То, что армянин, это существенно. Что русский национализм у нас такой, очень специфический.

Второй был... Они его опознали тоже. Он дал в свое время показания под охраной сотрудников Центра по борьбе с экстремизмом против членов движения «Русские», против русских националистов. И вот этот человек громче всех орал «Бей черных! Громи базу!» То есть это стукач, это штатный провокатор охранки, как говорили в старых добрых книгах Алексея Максимовича Горького.

О.ЖУРАВЛЁВА: Из чего делается вывод?..

М.ШЕВЧЕНКО: Из чего делается вывод, что часть этих событий была стихийная, а часть событий была тщательно спланирована и организована.

О.ЖУРАВЛЁВА: Силовыми структурами?

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, криминально, бюрократически силовыми, бизнесовыми структурами, которые и составляют суть, существенную суть того слоя, который управляет Россией и который воспользовался ситуацией, чтобы уничтожить эту плодоовощную базу. Еще, главное, тему пустили: дагестанцы владеют. Вот, мол, безобразие какое, знаете? Но, правда, потом так обратно ее отжали, потому что поняли, что последствия могут быть достаточно тяжелые для страны.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы разъясните поподробней и эту позицию тоже через небольшой перерыв. Никуда не уходите – мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлёва, мой собеседник – журналист Максим Шевченко. Максим, если можно, поподробнее разверните ваши тезисы, что же, все-таки, было.

М.ШЕВЧЕНКО: Оль, дело в том, что об этом подробно пишут журналисты больших изданий – «Ведомости», допустим, подробно описали.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, у вас же сложилось собственное мнение.

М.ШЕВЧЕНКО: Да, у меня сложилось мнение, что вот эти вот составляющие – убийство, трагический случай, стихийное восстание народа... Потому что люди не верили, что МВД что-то расследует. Они полагали, что если они не выйдут на народный сход, то вот убили парня, ну и через полгода им по-прежнему скажут, что убийцу ищут. Понимаете, да? А то, что народный сход, то, как бы, они подтолкнули МВД, потому что полное неверие в честность полиции, в честность внутренних дел является, я уверен, важнейшей и постоянной составляющей видения политической ситуации в стране жителями Западного Бирюлёво, например.

О.ЖУРАВЛЁВА: Например.

М.ШЕВЧЕНКО: Например, да. Ну, может, в других районах по-разному. Там на Рублевке, наверное, верят в полицию – там полиция вытягивается по струнке, когда мимо них проносятся машины или, там, ползут в час-пик по длинной дороге. Там вот в полицию верят. А в Западном Бирюлёве в полицию вообще не верят. А в Дагестане от полиции еще и бегают, понимаете? Увидят полицейского – и лучше за угол завернуть.

Поэтому у нас по-разному. В разных районах страны по-разному относятся к людям в форме и особенно к полицейским.

О.ЖУРАВЛЁВА: А вы-то как к ним относитесь в этой ситуации?

М.ШЕВЧЕНКО: Смотря в зависимости от региона страны, в котором я нахожусь.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, хорошо. Вы сейчас находитесь...

М.ШЕВЧЕНКО: На Рублевке по-одному, в Западном Бирюлёве по-другому.

О.ЖУРАВЛЁВА: ...вы сейчас находитесь в Центральном округе города Москвы.

М.ШЕВЧЕНКО: Про Центральный округ это отдельная тема. Здесь я нахожусь на «Эхо Москвы», здесь я чувствую себя в безопасности.

О.ЖУРАВЛЁВА: Так, хорошо.

М.ШЕВЧЕНКО: В прошлый раз или, там, неделю назад или две я у вас тут Колокольцева встретил в коридоре, понимаете? Поэтому... Я как раз уходил, а он приходил. Он бросился ко мне с объятиями, поэтому я прямо уж даже и не знаю, что думать. Есть такие точки на Земле, где даже министры внутренних дел бросаются с объятиями и жмут руки. А есть места, где совсем по-другому. Вот это, наверное, Западное Бирюлёво, я так думаю.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Значит, у нас, как бы, и полиция разная в разных регионах.

М.ШЕВЧЕНКО: Такое ощущение, что да. Такое ощущение, что полиция совершенно разная. Что-то у них есть общее в глазах, в жестах, в манерах там, в уголках глаз, в манере говорить, в манере двигаться. Вроде как они, вот, из одного теста, а, на самом деле, разные. Но это, знаете ли, уже такое... Можно даже сделать этнографическую такую, такую этнополицейскую карту таких типов полицейских по стране. Знаете вот там делают карты религий? Можно карту полиций сделать, потому что в Казани, допустим, бутылку в зад засовывают подследственному.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, я думаю, что не только в Казани.

М.ШЕВЧЕНКО: В Западном Бирюлёве, я думаю, им вообще плевать на людей просто. Они просто там...

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, подождите. Вы же все равно сказали, вы говорили, что там были провокаторы в этих вот историях с народным сходом, перешедшим в погром.

М.ШЕВЧЕНКО: Это сказал не я. Я рассказываю то, что мне рассказал Дмитрий Демушкин, потому что он это официально... Я это озвучил, потому что...

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы считаете, что это может быть правдой?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, у меня нет повода не верить Дмитрию Демушкину. Это русский православный человек, которому я лично доверяю.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. В сухом остатке получается. Случилась трагедия...

М.ШЕВЧЕНКО: Про провокаторов он говорил, да, что громче всех кричали люди, которых они идентифицировали как провокаторов, потому что этот крикун давал показания против его друзей и на суд он приезжал под охраной сотрудников. То есть его специально привозили. А сейчас они его увидели, как он громче всех кричит «Режь черных!» Поэтому это ситуация, которую так или иначе журналистам полезно было бы расследовать, мне так кажется.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо

М.ШЕВЧЕНКО: Теперь что касается того, что кавказцы владеют базой там, вот, Талбоев, там, какой ужас, какой ужас. Во-первых (и тут я могу сослаться на «Ведомости», а не на то, что у меня какие-то особые отношения с кавказцами), я Магомеда Талбоева видел в своей жизни 2 раза. Ну, космонавт, великолепный летчик. Говорят, что он там как-то раз самолет без хвоста, когда у самолета хвост отвалился, он его все равно посадил. Говорят, летчик в небе – он делает (Магомед) то (ну, ему уже лет много), что никто не делал, вообще ни один. Те, кто видел, просто потрясены.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы знаете, многим обидно, что такой выдающийся человек вынужден зарабатывать на какой-то гнилой сомнительной овощебазе.

М.ШЕВЧЕНКО: Во-первых, база – она не гнилая. Во-первых, там были овощи высшего качества. Что она гнилая, это я не знаю. Так на каждой овощебазе. 20%, вы хотите сказать, что 20% овощей Москвы поставлялись гнилыми, что ли? Я не исключаю. Я, например, вообще против генномодифицированных разных там помидоров-огурцов, которые в Россию поступают из Турции, не знаю, Израиля, других стран.

Я тут недавно там вижу виноград из Австралии, арбузы из Аргентины. Мне непонятно, как это можно довезти их сюда и после этого еще есть? Я таких вот овощей...

О.ЖУРАВЛЁВА: Морем.

М.ШЕВЧЕНКО: Морем, да. Вот, я ем только российские овощи, там, или азербайджанские, или среднеазиатские.

Но вернемся к кавказцам. Насколько я знаю, они эту базу подобрали в 1993 году. Это было соглашение между Магомедали Магомедовым и Юрием Лужковым. Ну, в начале 90-х. Она была пустая, и там не было такого серьезного бизнеса. За это время они превратили ее в достаточно эффективно работающее предприятие, где они просто владельцы этой земли... Как я понял из того, что нам рассказывают, из того, что пишут журналисты. Что они владели вот этой территорией и сдавали ее в аренду, естественно, в частности, уже там азербайджанцам, русским, узбекам, не знаю, кому угодно. Собственно, это нормальный рынок. Или у нас теперь в аренду тоже можно сдавать по национальному признаку?

О.ЖУРАВЛЁВА: Тогда возникает вопрос: а почему ж там никто не работал из жителей Западного Бирюлёво? Почему она была таким анклавом?

М.ШЕВЧЕНКО: Вот, почему никто не работал, я считаю, что это ошибка принципиальная... Ну, это, во-первых, природа капитализма, потому что выгоднее привезти рабов из Средней Азии, которым ты платишь копейки, чем нанимать местных жителей, платить им зарплату, с этой зарплаты налоги (все типы налогов) и еще там социальный налог платить как предприятие обязано платить всякое, да?

О.ЖУРАВЛЁВА: Но проблема не только в капитализме, но и в законодательстве.

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, проблема в капитализме в первую очередь. На него нет никакой управы. Народ на него никак не может повлиять. Местного самоуправления никакого в России нету вообще. Вот, если бы подобные предприятия существовали с ведома местного самоуправления...

Вот, допустим, в Западном Бирюлёве есть муниципальный совет, да? Если бы этот муниципальный совет, вот, без его ведома нельзя было бы завезти туда ни одного рабочего иностранного (прописать на этой базе)... А если ты прописываешь рабочих, то совет может потребовать с тебя, чтобы ты предоставил этим рабочим не резиновые квартиры по соседству, куда их набивать по 30-40 человек, а специально оборудованные бытовки, санитарные помещения какие-то, какие-то там столовые, оформленные правильно, в соответствии, без взяток...

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы искренне верите, что местный совет бы стал этим заниматься?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, тогда пусть живут в хлеву. Если человек не хочет убирать свою квартиру, то его квартира превращается в хлев рано или поздно, в такой бомжатник. Конечно, стал бы. И мы видели на народном сходе, что участники народного схода – это именно те инициативные люди, которые вполне стали бы этим заниматься, если бы им дали такие полномочия. Я веду к тому, что крупный бизнес обязан иметь социальное обременение по месту своего расположения. Что всякий крупный бизнес доходный (это можно всё высчитать) обязан вокруг разбивать парки, озеленять территории, открывать детские сады, создавать новые маршруты транспорта, понимаете, чтобы людям было удобно ездить. И тогда, пожалуйста, зарабатывайте свои миллиарды, но так, чтобы люди вокруг за стенами вот этих ваших предприятий и кластеров, которыми так модно тут у нас бросаться на Петербургском экономическом форуме (там кластер, тут кластер)... Вот у нас и получается: есть кластер, внутри кластера таджики, узбеки, киргизы бесправные, без паспортов, за гроши, а за стенами кластера местные жители, ненавидящие тех же самых ни в чем не повинных таджиков, узбеков, киргизов, и хозяева кластера, живущие в Лондоне или, там, в Ницце или где-то еще. Бог им, как говорится, в помощь, пусть живут где угодно. Может быть, просто в голову никому не приходило.

Так вот я считаю, что эти дагестанцы владеют этой базой на законном основании. В том смысле, в каком законен любой капитал в России. А так как любой капитал в России крупный, начиная с 1991 года, на мой взгляд, противозаконен (с 1992-го, точнее, с реформы Гайдара и с залоговых аукционов)... Любой крупный капитал противозаконен, любой крупный капитал является разбойничьим и грабительским. То вот именно с этой ссылкой они владеют законно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо.

М.ШЕВЧЕНКО: Предприятия всегда в рамках города были следующими: доля города любого – не важно, Москва или Ивантеевка какая-нибудь, понимаете, да? Но вот обязательно должно быть условие. А доля – частный капитал. Такое государственно-частное партнерство. Нет проблем.

О.ЖУРАВЛЁВА: Максим, еще один момент, касающийся, собственно, задержания убийцы. Сделал ли свое дело народный сход и погром в том, что так быстро был пойман подозреваемый?

М.ШЕВЧЕНКО: Мне кажется, что это всё какой-то постыдный спектакль. По крайней мере, привоз на вертолете...

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот-вот-вот. С вертолетом – что это было?

М.ШЕВЧЕНКО: ...к министру внутренних дел. У меня вопрос к господину Колокольцеву, если уж мы так с ним тут тепло поздоровались. Год назад в Москве был убит азербайджанский парень Метин Мехтиев. Это был интеллигентный такой хрупкий молодой человек, который вышел ночью купить молока 3-месячному своему ребенку и молодой жене, которая ждала его наверху. Во дворе его дома ему перерезали горло и нанесли несколько, более десятка, по-моему, ножевых ранений по телу. Тогда мы подняли шум достаточно большой. Этих убийц нашли через полгода. Но не потому, что они убили Метина, а потому что они убили еще одного. Ну, они оказались русскими, хотя это и не имеет значения, на мой взгляд, при совершении тяжелого преступления. Не после убийства Метина Мехтиева (хотя, я звонил следователю) их нашли. Их опознали по видео – они следили за ним, оказывается. И, якобы, нам говорят, что это уголовное преступление, хотя ему горло перерезали. Я считаю, что это неонацистское было просто преступление.

Этих подонков Колокольцеву в кабинет не возили, скажу сразу. У меня вопрос: каждого ли убийцу, который убивает у подъезда ножом парня, будут на вертолете возить к министру внутренних дел?

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет, вы мне другое скажите...

М.ШЕВЧЕНКО: Или только людей другой национальности?

О.ЖУРАВЛЁВА: ...вы понимаете, зачем это было сделано?

М.ШЕВЧЕНКО: Чтобы показать, что господин Колокольцев является русским патриотом и очень жестко...

О.ЖУРАВЛЁВА: И держит руку на пульсе?

М.ШЕВЧЕНКО: И держит руку на пульсе.

О.ЖУРАВЛЁВА: Скажите, а то, что убийцей оказался азербайджанец, это кому, я не знаю, на руку, кому во вред?

М.ШЕВЧЕНКО: А убийцы Метина Мехтиева были русские. Их было трое. Это кому на руку? Знаете, Оля, вот эти вопросы...

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот об этом и вопрос.

М.ШЕВЧЕНКО: Вот эти вопросы – они не имеют значения. А убийца узбека, которого вчера зарезали, 51-летнего в Бирюлёве?

О.ЖУРАВЛЁВА: А он не найден, насколько я понимаю.

М.ШЕВЧЕНКО: А еще убили азербайджанца вчера. Значит, МВД сразу заявило, что азербайджанца могли убить только азербайджанцы. Поразительно. Неизвестно, кто убийца, неизвестны мотивы убийцы. Нашли труп мужчины азербайджанца 27 лет с колотыми ранами. Множество ножевых ран. По версии МВД его могли убить только азербайджанцы в Москве, никто другой. Понимаете?

Вот, я могу сказать следующее. Подобная политика в Германии привела к Хрустальной ночи, к 1938 году, к погромам массовым еврейских магазинов. Первую ласточку мы уже видели. Хрустальная ночь тогда создавалась теми, кто вел Германию по пути решения за счет расовых вопросов или национальных вопросов каких-то экономических и политических вопросов.

Многие люди до Хрустальной ночи (Мартин Хайдеггер, Эрнст Юнгер) поддерживали национал-социалистов в свете их возрождения национального духа, как это казалось (что они возрождают национальный дух немецкого народа). Именно после Хрустальной ночи и даже чуть раньше (Хайдеггер чуть раньше), когда начались преследования евреев в его городе, во Фрайбурге, по-моему (он там был ректором университета). Эрнст Юнгер в 1938 году. Не выдержали, потому что антисемитизм не был свойственен немецкой культуре и немецкому национализму. Русскому национализму не свойственно презрение к людям другой расы, другой веры, другой крови. Это не русская черта.

О.ЖУРАВЛЁВА: Подождите. А Союз Михаила Архангела – он на чем был построен?

М.ШЕВЧЕНКО: Это было политическое движение, которое было основано против революционеров. Не столько против евреев, сколько против революционеров. Оль, почитайте.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но «Бей жидов, спасай Россию», все-таки, было.

М.ШЕВЧЕНКО: Это фантазии из советских фильмов – вы их не повторяйте. Вы лучше почитайте документы.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да они у меня в подъезде на стене написаны. Какие фантазии?

М.ШЕВЧЕНКО: Вы почитайте про документы Союза Михаила Архангела. Вот, мы говорим не про то, что сейчас пишут в подъезде, а про Союз Михаила Архангела. Он возглавлялся Николаем Романовым. У вас, с одной стороны, Николай, государь-император, понимаете, приходит на открытие синагоги в Петербург, а с другой стороны пишет «Бей жидов, спасай Россию», что ли? Фантазии советских пропагандистов повторять не надо.

О.ЖУРАВЛЁВА: А у нас-то сейчас кому это нужно во власти?

М.ШЕВЧЕНКО: У нас сейчас идет вот эта ненависть, вот этот национализм радикальный. Вижу, как он разжигается и как пламя его безостановочно просто ползет по обществу. Всем кажется, им кажется (каким-то властьимущим), что это очень легкая тема, с помощью которой можно очень легко подпиариться, показать свой имидж: ты за русский народ, ты там за еще кого-то.

О.ЖУРАВЛЁВА: Максим, это говорит о том, что это очень неумные люди. Это страшно.

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, они просто полагают, что это не существенно. Они полагают, что, опираясь на социальное большинство этническое, ты всегда прав. Так же думали немецкие нацисты, могу сказать. Кончилось для них это очень плохо.

О.ЖУРАВЛЁВА: Максим Шевченко со своим особым мнением. Никуда не уходите – мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в студии журналист Максим Шевченко. Максим, хотелось бы еще пару тем затронуть.

М.ШЕВЧЕНКО: А мы закончили с этим уже, да? Вот, с Азербайджаном и со всем этим?

О.ЖУРАВЛЁВА: Я думаю, да, с историей с Бирюлёво. Единственное, может быть, вопрос, который еще хотелось бы тоже вам задать. Сталик2014 спрашивает: «Почему у Роспотребнадзора и ФМС претензии к базе в Бирюлёво возникли после трагических событий? Это случается практически всегда». Вот, вы обратили внимание, наверняка.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, я сказал, почему, Потому что у меня есть такое подозрение. Журналисты, раскопайте это – я вам даю тему. Раскопайте.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, вы же видите.

М.ШЕВЧЕНКО: У вас, у больших СМИ есть прикрытие. У меня нет такого прикрытия как у газеты «Ведомости» или у «Эха Москвы».

О.ЖУРАВЛЁВА: Да у вас тоже есть кое-какие прикрытия.

М.ШЕВЧЕНКО: Да нет, у меня такого прикрытия нету. А у вас есть.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо.

М.ШЕВЧЕНКО: Копайте. Копайте, кому это выгодно, назовите эти имена, кто это всё организовал.

О.ЖУРАВЛЁВА: А вам не кажется, что иногда люди, которые всё это организуют, их вообще не много и они, в основном, все находятся в одном месте?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, за пределами нашей страны, я думаю, они проживают, в Ницце там или где-нибудь еще, понимаете, отдыхают, как правило. В Лондоне, скорее всего. И они делают... Ну, а тут это бизнес. Они даже, может, в подробности не вникают.

О.ЖУРАВЛЁВА: Если эти люди управляют Роспотребнадзором, МВД и ФМС, то возникает вопрос.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, почему управляют? Просто все знакомы друг с другом. Все знакомы, все – хорошие приятели.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть этого достаточно для того, чтобы натравить?..

М.ШЕВЧЕНКО: У всех общие, как говорится, цели и задачи.

О.ЖУРАВЛЁВА: ...натравить Онищенко на кого-нибудь, например?

М.ШЕВЧЕНКО: Я так не говорил.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Но намекали.

М.ШЕВЧЕНКО: Я не верю. Нет, я очень Онищенко люблю. Я вообще люблю доброго доктора, который не рекомендует есть плохие продукты. У меня образ Онищенко не вызывает никакой антипатии. Я всегда верю докторам, которые говорят «Этот творог плохой» или «Эти вина фальшивые» или там «Эти персики просроченные».

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, вот, вы в голландский сыр верите и в тюльпаны?

М.ШЕВЧЕНКО: Конечно. Если доктор говорит, как не верить? Я ж не доктор. Я всегда верю доктору.

О.ЖУРАВЛЁВА: Понятно.

М.ШЕВЧЕНКО: Меня так научили с детских лет, с фильма «Айболит-66», что доктор всегда прав.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но вам не страшно, что если бы в Голландии не случилась эта история с дипломатом, мы бы так и продолжали есть неправильный голландский сыр?

М.ШЕВЧЕНКО: Да, мне иногда бывает страшно. Я иногда цепенею от этого, но потом прихожу в себя, помолившись, и, как говорится, продолжаю есть швейцарский сыр, например, или костромской.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы знаете, это ненадолго, мне кажется. Всякое может случиться.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, посмотрим.

О.ЖУРАВЛЁВА: Мало ли, что там в Костроме понаделают.

М.ШЕВЧЕНКО: Я доктору Онищенко... Камень в него не кину. Я ему верю. Вот, с доктора спроса никакого нет. Я уверен, что на этой базе в любом случае нарушались санитарно-эпидемиологические вещи. Очевидно просто, они туда не могли войти. А когда толпа сломала ворота, вот и доктора вошли.

О.ЖУРАВЛЁВА: Тут-то и доктора пришли.

М.ШЕВЧЕНКО: Дорога открылась.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Скажите, а вообще...

М.ШЕВЧЕНКО: Нет такой овощной базы, где не нарушались бы подобные нормы.

О.ЖУРАВЛЁВА: А, ну, то есть понятно. Ткни пальцем и попадешь...

М.ШЕВЧЕНКО: В любую базу просто зайди и любую базу можно закрыть из-за того, что там крыса будет какая-нибудь или еще чего-то будет. Просто иного быть не может. Любая база – это место такое, где всегда можно всё найти.

О.ЖУРАВЛЁВА: Оптимистично. Максим, вы еще одну вещь мне скажите. Вот, сегодня был еще не сход, не митинг, но некая акция протеста байкеров в центре города, перекрывали они движение, их за нарушение ПДД...

М.ШЕВЧЕНКО: «Ночные волки», «Три дороги»?

О.ЖУРАВЛЁВА: Да. Ну, «Три дороги» в данном случае перекрывали. Скажите, пожалуйста, это единственный способ в стране как-то привлечь внимание к проблеме той или иной?

М.ШЕВЧЕНКО: К проблеме того, что убили вашего товарища?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, нет, в данном случае обвиняют в убийстве товарищей.

М.ШЕВЧЕНКО: А. Их там убили, да, их товарища обвиняют в убийстве?

О.ЖУРАВЛЁВА: Да.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, в принципе, я ничего против гражданских акций не имею. Я считаю, что они являются формой заявления воли народа. Это народный сход. Народные сходы – это вполне законная и легальная вещь.

О.ЖУРАВЛЁВА: А чем народный сход от митинга вообще отличается?

М.ШЕВЧЕНКО: Митинг – это заранее организованное мероприятие.

О.ЖУРАВЛЁВА: Которое можно запретить.

М.ШЕВЧЕНКО: А народный сход как запретишь?

О.ЖУРАВЛЁВА: А, понятно. Хорошо. Хозяйке на заметку.

М.ШЕВЧЕНКО: Другое дело, что у народного схода есть свои особенности. Допустим, собирается большое количество людей. Извиняюсь, а где они будут писать, например? Понимаете? Туалетов, биотуалетов нет.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы знаете, в Москве вообще этим вопросом никто не задается.

М.ШЕВЧЕНКО: Да. Нет, но когда митинг, то организаторы митинга обязаны, как бы, обеспечить какие-то санитарные нормы. Как будет охраняться народный сход, да? Кто гарантирует, что там не будет пьяных? То есть народный сход – это всегда достаточно опасная вещь по своей сути.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, мы каждый раз видим, что по результатам народного схода случается известно что.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, я считаю, что народный сход – это вполне законная, легальная и прекрасная форма заявления своего голоса.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но она единственная форма воздействия на власть?

М.ШЕВЧЕНКО: Нет, не единственная. Также я советую ребятам из «Трех дорог» прийти на «Эхо Москвы» и в прямом эфире рассказать, что они думают. Думаю, вы им согласитесь предоставить свой эфир.

О.ЖУРАВЛЁВА: Конечно, согласимся. Почему нет?

М.ШЕВЧЕНКО: Поэтому, ребята, если вы слышите, приходите сюда и «Эхо Москвы» вам позволит рассказать все ваши проблемы.

О.ЖУРАВЛЁВА: А у вас есть какое-то мнение по байкерам вообще?

М.ШЕВЧЕНКО: То, что я слышал, я слышал из третьих уст. Я не хочу передавать слухи.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо.

М.ШЕВЧЕНКО: Я знаю, что там была какая-то перестрелка и кто-то кого-то пытался себе подчинить. Я так подозреваю, что «Ночные волки» «Три дороги» пытались себе подчинить. Дальше уже я всё смотрю по сюжету фильма «Сыны анархии». Гениальный фильм, 6-й сезон уже сейчас вот как раз идет и, собственно говоря, я думаю, что все семьи счастливы по-своему, а несчастливы одинаково, да? Вот, все байкеры счастливы по-своему, а разборки между ними идут по одной схеме. Вот, я думаю, что по схеме «Сынов анархии» и там, в Зеленограде, по-моему, эта была тема, были эти разборки. Поэтому у меня вопрос: что, как? Это вот пусть придут, расскажут.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, понятно.

М.ШЕВЧЕНКО: Пусть и Хирург приедет и расскажет. Какие проблемы-то? Понимаете, с президентом катается. Что он, на «Эхо Москвы» приехать не может?

О.ЖУРАВЛЁВА: Да приходил, да. Было дело. Скажите, пожалуйста, а вот разборки с голландскими и российскими дипломатами в Нидерландах – они по какой схеме идут?

М.ШЕВЧЕНКО: Как, с голландскими дипломатами в Нидерландах какие-то разборки?

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет, наш дипломат в Нидерландах и, соответственно, дипломат Нидерландов в Москве тоже получил.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, я уже давал комментарий на эту тему. Я просто считаю, что...

О.ЖУРАВЛЁВА: Это адекватный ответ, по-вашему?

М.ШЕВЧЕНКО: А что именно ответ? Фрукты-овощи?

О.ЖУРАВЛЁВА: То, что там обидели дипломата, здесь обидели дипломата.

М.ШЕВЧЕНКО: А здесь обидели уже голландского дипломата какого-то?

О.ЖУРАВЛЁВА: А то! Пришли электрики.

М.ШЕВЧЕНКО: И что?

О.ЖУРАВЛЁВА: Связали, побили, нарисовали какую-то пакость на зеркале и ушли.

М.ШЕВЧЕНКО: Да? Ну, забавно.

О.ЖУРАВЛЁВА: А, то есть это, как бы, забавно?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, не знаю. Мне, честно говоря, конечно, за своего дипломата обидно. Ну и как-то голландского жалко. Ну, это конфликтная ситуация между государствами – это нормально. Всё должно быть симметрично.

О.ЖУРАВЛЁВА: М? То есть, в общем-то, в этой симметрии есть какая-то справедливость, вам кажется?

М.ШЕВЧЕНКО: Если там собака укусила нашего дипломата, значит, здесь должна собака укусить.

О.ЖУРАВЛЁВА: Понятно.

М.ШЕВЧЕНКО: Мир держится на гармонии, на равновесии.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Еще один вопрос, который хотелось бы с вами очень обсудить. Как вы считаете, почему Навальному и Офицерову вынесли такой приговор (условный срок)?

М.ШЕВЧЕНКО: Очевидно, они – хорошие мальчики и будут...

О.ЖУРАВЛЁВА: А если они – хорошие мальчики, почему их не оправдали?

М.ШЕВЧЕНКО: ...будут вести себя хорошо в течение 5 лет.

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет, ну, серьезно.

М.ШЕВЧЕНКО: Как раз до ближайших выборов, как раз у них есть шанс не совершать никаких преступлений, доказать, что они – законопослушные граждане.

О.ЖУРАВЛЁВА: Подождите. А почему тогда суд первой станции вынес приговор, причем чуть ли не в зале суда арестовал...

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, у них там еще одно дело на подходе, как я понимаю.

О.ЖУРАВЛЁВА: А, то есть отпала нужда?

М.ШЕВЧЕНКО: По парфюмерной фирме и еще по почте, по-моему, тоже там такое есть?

О.ЖУРАВЛЁВА: Да по-моему, они еще и корзины как-то неправильно вязали там наверняка.

М.ШЕВЧЕНКО: Корзины – там какие-то миллионы называют хищений долларов.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, то есть вы считаете, что их всё равно, во всяком случае, Навального все равно привлекут?

М.ШЕВЧЕНКО: Я не знаю, я не считаю.

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет, ну, здесь, как бы, есть несколько версий. Одна из версий, что уже надо Манежную оцеплять (сейчас Навальному вынесут приговор). Что страшно, что сейчас начнутся опять народные, простите меня, сходы, и поэтому суд быстренько за 2 часа всё решил, сказал «Да-да-да».

М.ШЕВЧЕНКО: Сход за сходом, сходом погоняет.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да. Испугались протестов каких-нибудь? Нет?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, протесты, наверное, все-таки, не очень приятная вещь для власти. Тем более, в свете романа Проханова «Время золотое». Вы не читали еще?

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет. Но мне кажется, он большими кусками его рассказывает.

М.ШЕВЧЕНКО: Гениальная книга. Я просто читаю в запой. Александр Андреевич, передаю вам через «Эхо Москвы» благодарность за эту потрясающую работу. Там описаны все сценарии современной России. Ну, там, конечно, с фантазиями личной жизни тех или иных персонажей. Всё угадывается. Но, в общем, великий ум великого писателя очень многое описал, продумал и, как бы, предсказал. Поэтому мне кажется, что тут вот...

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, тогда, может быть...

М.ШЕВЧЕНКО: Игры, большие игры.

О.ЖУРАВЛЁВА: В деле Навального вы-то лично какую игру видите? Кремлевский проект, как нам говорят? Как говорят другие люди, народный лидер, которого власть испугалась? Независимое правосудие? Почему бы нет? Как вариант.

М.ШЕВЧЕНКО: Власть испугалась, и отдала ему для регистрации на выборах голоса «Единой России».

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот, видите?

М.ШЕВЧЕНКО: Интересно, кого еще так власть испугается? Я что-то не думаю, что власть его испугалась. Я не знаю. Феномен Навального – это для меня тоже загадка. В нем есть сочетание нескольких факторов. И, на самом деле, того, что люди устали от криминально-коррупционной жизни в стране, которая ассоциируется с властью, это первый фактор. Второй фактор, что, на самом деле, люди такой западно-парламентской ориентации (я таковым не являюсь) хотят, чтобы парламент там и счет голосов – всё было по-честному. По мне так что по-честному, что не по-честному, один спектакль. Так просто театр, в котором не дают пирожных, - это когда не по-честному. А когда по-честному считают, так это театр, в котором дают пирожные. Но и то, и то – театр, к которому люди, большая часть народа не имеет никакого отношения.

А третий фактор с Навальным – ну, возможно, да... Все же создают каких-то джокеров. Навальный – джокер, не знаю, может быть, допустим, чтобы Прохоров, там не знаю, притормозить Прохорова на выборах президентских. Прохоров же очень популярный человек. Он у нас сходу завоевал...

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть Навальному кто-то делает биографию еще кроме прочего?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, Навальному, очевидно, помогают делать биографию. Это только слепой и совсем уже яростный фанат Навального, такой, религиозный сектант, навальнист может сказать, что власть никак не участвует в создании ему биографии. Власть – это один из главных конструкторов биографии Навального. Хотя, сам он по себе смелый, яркий человек, харизматичный и прекрасно...

О.ЖУРАВЛЁВА: Не жалко ему биографию делать, с другой стороны, не стыдно.

М.ШЕВЧЕНКО: А, вот, лучше подумаем все вместе, зачем это надо власти.

О.ЖУРАВЛЁВА: Подумаем.

М.ШЕВЧЕНКО: Вот вам вопрос интересный.

О.ЖУРАВЛЁВА: Максим Шевченко со своим особым мнением. Меня зовут Ольга Журавлёва. Всем спасибо, всего доброго.

Эхо Москвы 17.10.2013


Количество показов: 1749
Рейтинг:  3.25
(Голосов: 7, Рейтинг: 3.43)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх