загрузка

Новая версия сайта Изборского клуба
 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Справедливость, земля, космос

Александр Проханов

О.ЖУРАВЛЁВА: Добрый вечер. Это программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, наш гость – журналист Александр Проханов. Здравствуйте, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер.

О.ЖУРАВЛЁВА: Знаете ли вы, что в России могут запретить снимать кино с эпизодами пьянства? И этого не исключают в Комитете Госдумы по охране здоровья. Да и в парламенте в целом. Идет новая антиалкогольная кампания. Грядет, я бы сказала еще (пока не идет). Как вы к этому относитесь? Может быть, это и есть русский дух, который вообще лучше не трогать?

А.ПРОХАНОВ: Я отношусь к этому с пониманием. Потому что русский народ сейчас пьет нещадно, безмерно, он спивается, он превращается в какой-то клубок тоски, вопля и свинства. И поэтому желание отрезвить народ – оно понятно.

Но эта кампания кончится ничем, потому что беда русских людей не в том, что в магазинах очень много водки, а в том, что русский народ, после 1991 года особенно, - народ-подранок. Русских страшно ранили. Их ранили многомерно, у них отняли их государство. Государство, ради которого они на протяжении тысячи лет тратили весь свой исторический ресурс, свое время. Им сказали, что империя кончилась, что империя расчленена навсегда на части, что 30 миллионов наших соотечественников навсегда останутся за пределами сегодняшней России. И поэтому русские интуитивно чувствуют себя разделенным народом. Русские вожди не формулируют это, но на генетическом бессознательном уровне русский человек чувствует себя растерзанным и разбросанным на части, четвертованным.

У русских отняли их великую тяжелую имперскую работу, включавшую работу на гигантских заводах, на гигантских предприятиях, на гигантских рудниках. Мы – остановленный народ, народ, у которого выбили из рук имперскую работу.

О.ЖУРАВЛЁВА: Послушайте, Александр Андреевич. Если уж это соотносить с антиалкогольной темой, то сухой закон в той или иной мере возникал в русской империи и в самые звездные ее моменты. Пили всё равно. И стройки были, и империя была, и огромная была империя, и государь-батюшка был. С этим, как бы, давно живем.

А.ПРОХАНОВ: Ну, пьют индейцы Амазонки в том числе.

О.ЖУРАВЛЁВА: Пока им огненную воду не завезли, не пили.

А.ПРОХАНОВ: Пьют индейцы Амазонки свои тростниковые яды и свои традиционные настои. Я говорю о той страшной беде, которую сегодняшний русский народ, которому внушили, что он – народ бессмысленный, тупиковый народ, народ, потративший себя на бессмысленную, жестокую, глупую историю. Вот эта тоска, гигантская тоска – она приводит к тому, что народ стремительно уменьшается.

Ведь, и в период Петра людей гнали бичами на стройки. А в период последнего царствования за всё это царствование 60 миллионов русских народилось при том, что жить страшно тяжело. Сейчас русские перестали рожать, они перестали верить в свое будущее. Они прячутся в пьянство, в наркоманию и в бунты.

Русский человек звереет, потому что у него отняли представления о себе самом. Это совершенно чудовищное преступление почище, чем Холокост, потому что народ убили, оставив ему только плоть, отняв у него дух.

И исправление всего вот этого, спасение всего этого, конечно, лежит не на запрете сюжетов пьянства или курения в фильмах. Это просто смехотворно. Это глубинные причины. Исправьте глубинные основы этой русской трагедии, этого русского фактора.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вам предлагают гигантские стройки, самая дорогая Олимпиада, факел в космосе, Красноярск открывает свои гостеприимные двери для международных соревнований. У нас всё, в принципе, есть для этого, то, чего вы хотели.

А.ПРОХАНОВ: Вы просто не знаете, что такое реальная стройка. Вы просто не знаете той страны, когда каждый крохотный поселок, каждый крохотный квартал сверкал сваркой, он создавал новые машины, он создавал новый интеллектуальный и цивилизационный продукт, он создавал новые самолеты.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да бог с вами!

А.ПРОХАНОВ: Сейчас всё это ушло. Мы строим супермаркеты...

О.ЖУРАВЛЁВА: Это уже в 80-е годы ушло.

А.ПРОХАНОВ: Что в 80-е годы ушло?

О.ЖУРАВЛЁВА: Какая сварка? Вы о чем? Точно так же пьяные мужики по деревням, всё то же самое.

А.ПРОХАНОВ: Оль, это хреновина. Вы были еще тогда... Хотел сказать «сперматозоидом и яйцеклеткой», но вы были еще очень тогда маленьким существом. Именно в эти годы был совершен гигантский полет Энергии и Бурана. Это был суперпроект, который сулил нам к концу 80-х годов полет на Марс и на Луну. Это были гигантские технократические проекты, которые влекли за собой создание лунных поселений и городов. Создавались дивизии, которые должны были обеспечить появление русских людей, советских людей на Луне и на Марсе.

О.ЖУРАВЛЁВА: А потом эту могучую державу за 2 года растоптали как нечего делать, да?

А.ПРОХАНОВ: Вы хотите говорить о Горбачёве? Давайте.

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет, я не хочу говорить о Горбачёве.

А.ПРОХАНОВ: Вы хотите говорить о Венедиктове? Давайте. Вы не хотите говорить о проблемах, о русском факторе, который преодолим только через возвращение русскому народу его мессианской идеи, его мессианского понимания? Объяснение русскому народу, что он имперский народ, что этот имперский народ требует возвращения этой огромной имперской работы, возвращения и взращивания этих великих пространств. Когда русские будут включены в эту гигантскую работу по переведению России на новый цивилизационный уровень...

О.ЖУРАВЛЁВА: Кто не дает русским включиться в работу? Работа-то какая-то идет, что-то происходит.

А.ПРОХАНОВ: Какая работа? Ну, что вы говорите? Какая работа? Работа... Мостят улицы московские плиткой, а потом их снимают и опять мостят. И строят эти гостиницы, эти чудовищные гигантские стадионы, на которых наваривают огромные деньги. Спортсменов скоро не останется в России. Не останется здоровых людей в России.

Отрезали Украину, сейчас начинается свара между Россией и Украиной, ссорятся 2 славянских народа, по существу 2 половины русского мира на глазах у нас ссорятся. Вы что думаете, рядовой человек не чувствует это? Рядовой человек чувствует, что с ним делают что-то чудовищное, что ему что-то ампутируют.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть это всё проходит без участия рядовых людей как в России, так и на Украине? Это всё делают некие силы, которые к нам никакого отношения не имеют?

А.ПРОХАНОВ: Нет, а вы что считаете, это делает русский мужик в Вологодской губернии и какой-нибудь парубок где-нибудь под Харьковом?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, у нас Госдума – она что, из космоса заброшена?

А.ПРОХАНОВ: Причем здесь Госдума? Это и на Украине, и в России мерзкие, преступные контрнациональные элиты, которые обожрались богатствами, которые не знают, куда эти богатства спрятать, которые ненавидят свой народ, потому что эти народы спросят у них за то воровство, которое они учинили.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вот, по поводу того, как народ спросит, давайте продолжим в следующей части программы. Это Александр Проханов со своим особым мнением. Никуда не уходите – мы скоро вернемся.

РЕКЛАМА

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», меня зовут Ольга Журавлёва, у нас в гостях – Александр Проханов и мы продолжаем.

Александр Андреевич, вот насчет того, что народ призовет к ответу, хотелось бы поподробней. Вас тут спрашивают «Когда, наконец, сердце успокоится по поводу Оборонсервиса?» Что ж так тянут-то?

А.ПРОХАНОВ: Ну, «когда». Что я, звездочет, что ли, знаю, когда?

О.ЖУРАВЛЁВА: Провидец.

А.ПРОХАНОВ: Вот, я думаю, что... Что могла бы власть свершить уже теперь вместо вот этих запретных кар, которые налагаются на фильмы, на места общего курения и, там не знаю, на русский мат и на прочее. Я думаю, что 3 вещи, по крайней мере, 3 вещи бы резко взбодрили наш народ.

Первая вещь – это посадить на скамью подсудимых и судить всех причастных вот к этому оборонному воровству. Надо предъявить обвинения Сердюкову, надо посадить его на скамью подсудимых немедленно и, если он виновен, его нужно упечь в каталажку вместе со всеми его воровками. И это нужно сделать немедленно, потому что чем дольше вот эта вся бодяга продлевается, тем огромнее и непреодолимее разверзается ров между властью и народом.

Значит, если это будет сделано, по крайней мере, мгновенно будет утолена тоска народа по справедливости, потому что это вопиющая несправедливость: судят мелких воришек, а эти суперворы, наглые, по-хамски летают на своих самолетах в Париж и шляются по другим бутикам. Вот это первая акция. Народ почувствует, что справедливость может восторжествовать сегодня в самой несправедливой стране мира, имя которой Россия.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но Александр Андреевич, вы прекрасно понимаете, что вот эти элиты, про которые вы рассказывали нам в первой части, какие они ужасные и как они не любят свой народ, они не могут выдавать часть элиты на суд, а остальную часть оставить.

А.ПРОХАНОВ: Могут. Это могут. Есть моменты, когда элиты делятся в себя самих, и одна часть элиты уничтожает другую часть элиты.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, это было бы, вы считаете, конструктивно и правильно?

А.ПРОХАНОВ: Я считаю, что если бы это произошло, это был бы показательный пример того, что власть готова устанавливать справедливость. А русский народ чает справедливости. Он чает скорее справедливости, а уж потом благосостояния.

Вторая акция, которая, мне кажется, должна быть проведена, должен быть принят крупный общенациональный аграрный проект, возвращение людей на эти бросовые земли, которые пустуют. Мы можем кормить весь мир. Каждый пятый человек на Земле голодает и умирает от голода. Россия обладает грандиозными землями, которые могут кормить весь мир.

Люди убегают с этих земель, земли пустуют. Так вот необходима аграрная программа, та, которая реализована Савченко в Белгороде, когда каждый клочок земли сверкает, он возделан, он облагорожен. Когда среди этих земель стоят эти хрустальные теплицы и огромные комплексы животноводческие.

Русский народ – это народ Земли. Земелька, матушка Земля, мать сыра Земля. Если русские почувствуют, что их возвращают в их родную духовную экологию, не с сохою, не с плугом и даже не с каким-то трактором Беларусь, а так, как это сделано в наиболее развитых зонах сегодняшней России, он вздохнет: значит, о русских заговорили как о народе-земледельце, о космическом народе.

И третье (я уже об этом сказал). Если бы был утвержден вот этот великий космический проект, Луна, Марс, потому что есть такие ракеты... Они есть. Есть технологии, есть ученые, которые готовы это воссоздать, чтобы опять была брошена эта сверхзадача, сверхмечта русским людям, которые не хотят больше смотреть на эти плитки, которыми мостят улицы, на эти омерзительные какие-то камеры слежения, которые за каждым нашим жестом следят. Опять они посмотрели бы в небеса, к звездам.

Вот эти 3 акции – они очевидны. И это встряхнуло бы нас, вдохновило, это было бы началом нашего развития. Когда это будет? Это будет скоро. Это будет скоро, я просто...

О.ЖУРАВЛЁВА: И что, построят настоящие дороги, в деревни проведут газ и электричество?

А.ПРОХАНОВ: Ну, во-первых, в деревни и газ, и электричество проводят. Я говорю о новых совершенно индустриальных сферах, о новом селе, о новой индустрии, о новых людях работающих.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы хотите, чтобы аграрная и космическая держава были одно.

А.ПРОХАНОВ: А это неизбежно. Не может народ, живущий в вытрезвителях, летать в космос.

Кстати, мой хороший знакомый, такой, блестящий критик Данилкин написал фразу, которая выложена на набережной около Петра Первого: «Из ресторанов в космос не летают». Это правда. В космос летают не из ресторанов, в космос летают из суперлабораторий и научных центров.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, вы-то считаете, что с пашни прям непосредственно в космос летят, потому что как-то связываете эти 2 вещи.

А.ПРОХАНОВ: Да нет, зачем, зачем с пашен? Просто из лягушачьего болота. Там, где вот на краю леса такие маленькие...

О.ЖУРАВЛЁВА: Там можно лягушек на продажу выращивать, тоже, между прочим, кормить полмира.

А.ПРОХАНОВ: Ну, это ваш бизнес. Это ваш бизнес. Вы как-то меня угощали...

О.ЖУРАВЛЁВА: А ваш какой?

А.ПРОХАНОВ: Вы как-то угощали меня своими лягушками. Но их плохо прожарили. В следующий раз лучше готовьте.

О.ЖУРАВЛЁВА: Я буду стараться.

А.ПРОХАНОВ: Старайтесь.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо.

А.ПРОХАНОВ: Старайтесь.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы считаете, что всё скоро уже будет, элиты уже всё поняли и вот-вот начнут поднимать страну.

А.ПРОХАНОВ: Страна беременна развитием. Есть симптоматика. Например, несколько дней назад Путин заявил, что начинается расходование средств, заложенных в Центр национального благосостояния. Это его предвыборное обещание, вот это складирование нефтедолларов... Вот этому тупому, бессмысленному складированию приходит конец, начинаются траты этих денег на инфраструктуру, на огромные железные дороги...

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы в это верите?

А.ПРОХАНОВ: А вы верите, что вы, Оля, являетесь Гомо Сапиенсом, а не продолжением какой-то другой, исчезнувшей ветви?

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы верите Путину безраздельно.

А.ПРОХАНОВ: Я говорю вам о том, что это решение принято и что начинается...

О.ЖУРАВЛЁВА: Александр Андреевич, вы первый раз видите обещания Путина, что всё будет хорошо прямо завтра?

А.ПРОХАНОВ: И что начинается, повторяю, начинается реанимация БАМа, там начинается новое строительство. Усилено форсируется строительство Восточного космодрома. Вы верите, что Восточный космодром будет построен?

О.ЖУРАВЛЁВА: Нам те же самые люди говорят, что у нас в Пенсионном фонде нет денег, что ближайшие поколения пенсионеров останутся ни с чем.

А.ПРОХАНОВ: Вы больше слушайте Алексашенко.

О.ЖУРАВЛЁВА: Это нам, между прочим, Путин с Медведевым рассказывают.

А.ПРОХАНОВ: Вы облысеете, если будете слушать людей типа Алексашенко. Просто облысеете.

О.ЖУРАВЛЁВА: Меня это не пугает. Вот, у нас даже один слушатель...

А.ПРОХАНОВ: Вы спросили – я ответил.

О.ЖУРАВЛЁВА: Еще один вопрос от радиослушателя, внимание.

А.ПРОХАНОВ: Да вы не дожидаетесь ответа. Ну ладно, бог с вами.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы ответили, как вы считаете нужным.

А.ПРОХАНОВ: Ну давайте-давайте.

О.ЖУРАВЛЁВА: «С какой целью доносят до народа все экономические проблемы? – интересуется наш слушатель. – Например, о том, что в бюджете мало денег, Пенсионный фонд опять без средств и так далее? Мы понимаем, всё бывает в экономике стран. Но на этом фоне повышать зарплату не бюджетникам, а депутатам, выглядит странно».

А.ПРОХАНОВ: Нехорошо. Очень нехорошо, согласен с вами. Но повышение зарплаты депутатам – это маленькая капля в расходовании денег. Повышение депутатам зарплаты – это аморальный акт, это разрушает моральную атмосферу в стране, а не экономическую.

О.ЖУРАВЛЁВА: Но если вы говорите, что люди стараются уже, вот, развитие разгоняют у нас на глазах и при этом совершают такие странные аморальные, как вы говорите, поступки.

А.ПРОХАНОВ: Ну ладно, поехали дальше. Что вы несете какой-то бред? Я вам говорю о том, что происходит на заводах, на которых я бываю, я вам говорю о том, что эта страна беременна развитием. Это еще не развитие, но это симптоматика.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. Где еще вы видите симптоматику?

А.ПРОХАНОВ: Где еще? Пожалуйста. Вот, я последние 2 года ношусь как угорелый по России. Например, я только что был в Иркутске. Это потрясающей красоты авиационный завод, возникший из старого тлена, истлевшего завода. Это цеха, напоминающие дворцы в Эрмитаже, и в них стоят эти новые самолеты, самолеты нового поколения. Это многоцелевой истребитель Су-30, это потрясающей красоты Superjet. Там строятся новые цеха для запуска нового гражданского лайнера, магистрального самолета.

Я был в Дагестане. Только что я был в Дагестане. Это земля, где всё время грохочут выстрелы и стрекочут автоматы. Это, как бы, черная дыра. Но никто ни разу не сказал ни здесь, ни там, ни на телевидении, что в Дагестане прямо под Махачкалой построен грандиозный стекольный завод по последнему слову техники. Этот завод может застеклить весь мир, он может застеклить всю Юго-Восточную Азию и Турцию. Это потрясающей красоты завод с интеллектуалами, инженерами, директорами.

Я в прошлом году был на изумительном металлургическом заводе, построенном в Выксе. Это провинция под Нижним Новгородом. Там в этой провинции этот завод построил Анатолий Седых, такой, крупный предприниматель, миллиардер русский, который вкладывает свои деньги не в Эмираты, в отели, а в русскую промышленность. Это купленный завод со станками лучших мировых держав – итальянские, немецкие. Там этот сляп алый движется слева направо, справа налево, он катается. Там гигантские трубы давятся и уходят на восток.

Я уже говорил о Савченко. Такой, потрясающей красоты завод ультрасовременный, завод в Екатеринбурге, оптико-механический завод, там, где стекло оптическое, тонкое, военное стекло очень сложное соединяется с электроникой, соединяется с механикой, где создаются прицелы ночного видения, новые зеркала, новые лазерные устройства. Это завод, оснащенный станками, которых я (технократ) не видел никогда. Они работают на других принципах физических – не касаясь металла, они его обрабатывают.

И такие гнезда есть, но это еще не развитие, понимаете? Это всё отдельные фазы. Развитие – это мгновенное, такое, синергетическое воспламенение страны, когда возникает общее дело, когда народ чувствует, что он причастен ко всему этому развитию, когда он перестает друг друга грызть, искать недостатки в соседних народах, когда перестают натравливать один народ на другой. Все вовлекаются в этот вихрь, в этот самум, который бывает в период модернизации.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну хорошо. Назовите это общее дело, которое вы видите как объединительное? Вот, где оно?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я вам говорю, развитие.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, хорошо, развитие в целом – понятно. Но одни работают на стекольном заводе, другие строят самолеты. Вся страна что делает?

А.ПРОХАНОВ: А вся страна пьет горькую, топчется и не работает. Она ждет этого.

О.ЖУРАВЛЁВА: Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Я говорю о развитии, которое назревает, которое должно случиться. Если оно не случится, мы просто погибли. Но Россия не может погибнуть. Она может быть оскорблена, оскоплена, у России может появиться в свое время Ельцин, это мистическое чудовище, который призван был разрушать Советский Союз.

О.ЖУРАВЛЁВА: Или прекрасный Путин, который просто нам развитие уже 13 лет развивает.

А.ПРОХАНОВ: Вы любите Путина как жениха. Это прекрасно. У вас в глазах маленькие искорки. Я вглядываюсь в них, и это маленькие сверкающие бриллиантовые Путины.

О.ЖУРАВЛЁВА: Это у вас в глазах искорки – они просто отражаются.

А.ПРОХАНОВ: Не дразните меня, Оля.

О.ЖУРАВЛЁВА: «Александр Андреевич, - спрашивает Петр, - почему же рубль-то падает, а гнилой доллар-то растет?»

А.ПРОХАНОВ: Да где же рубль-то падает? Мы же сейчас даже придумали уже для рубля эмблему как для евро и для доллара. Мы нарисовали в виде этой эмблемы дерево.

О.ЖУРАВЛЁВА: И теперь он не упадет.

А.ПРОХАНОВ: Дерево, да. Это будет наш символ рубля.

О.ЖУРАВЛЁВА: Прекрасно. Прекрасно. Но почему-то цены на овощи растут и вообще какие-то мелкие глупости беспокоят народ. Вот, вы заметили, да?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я же не оптовый торговец.

О.ЖУРАВЛЁВА: Так вы даже не покупатель, насколько я понимаю.

А.ПРОХАНОВ: Конечно, я...

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы же картошку не растите, не продаете ее, не знаете.

А.ПРОХАНОВ: Конечно. У меня стоят мешки. Исчезают – новые появляются. Хотите меня спрашивать о розничной торговле, Оль? Давайте.

О.ЖУРАВЛЁВА: Нет, я просто вам говорю, что не бывает так, чтобы...

А.ПРОХАНОВ: Хотите, о маникюре поговорим? И это я здесь могу.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да вы не можете поговорить о маникюре абсолютно – я с вами уже не первый день знакома. Я хочу вам сказать одно. Вы сейчас рассказываете про развитие какое-то мистическое, признаки которого вы уже видите. Я соглашусь с вами: да, есть прекрасные примеры, очень хорошо. Что мешает нынешнему руководству это развитие, вот, прямо завтра объявить? Нехватка средств? Нехватка, я не знаю там, политической воли? Что еще?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что там очень много... Средства есть. Политической воли мало, потому что есть несвобода. Вот, есть эта мерзкая гнилая элита, которая обложила вот этих потенциальных реформаторов. Появились люди, которые готовы заниматься развитием. Например, Рогозин готов заниматься развитием оборонно-промышленного комплекса. Например, Глазьев, приближенный к Путину, готов заниматься реформой экономики в целом. Но вся остальная элита – Дворковичи, Шуваловы – они из прошлого. Это носители монетаристских представлений. Более того, они черпали и продолжают черпать свои рецепты в других школах, находящихся за пределами России. Там их ценности, там их кумиры, там их представления. И вся компрадорская наша олигархическая элита – это враги. А нет пока других – их нет. Поэтому процесс затягивается. Но убежден я, что так или иначе он тронется.

Я где-то сегодня уже цитировал, что у Осипа Мандельштама прекрасный стих. Это такое четверостишье: «Зимуют пароходы. На припеке зажглось кабины толстое стекло. Чудовищно как броненосец в доке Россия отдыхает тяжело». Так вот этот отдых скоро кончится, Россия заработает, уверяю вас, как она заработала вскоре после этого стиха.

О.ЖУРАВЛЁВА: Александр Проханов со своим особым мнением. Мы обязательно продолжим. Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЁВА: И снова с вами программа «Особое мнение», это особое мнение высказывает журналист Александр Проханов и мы продолжаем. Пишите, кстати, ваши реплики и вопросы на номер +7 985 970-45-45. Кое-кто уже прислал. Дмитрий пишет: «Выигранная зимняя Универсиада – это чудо или закономерность?»

А.ПРОХАНОВ: А кто его знает? Я не спортсмен, я инвалид, я калека. Я участвую в Паралимпийских играх.

О.ЖУРАВЛЁВА: В каком виде спорта, если не секрет?

А.ПРОХАНОВ: Ну, интеллектуальный вид спорта, конечно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Шахматы?

А.ПРОХАНОВ: Да.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо. «Почему же в России смертность превышает рождаемость на 1 миллион? Вы вообще представляете последствия этой разницы?» - интересуется Слава.

А.ПРОХАНОВ: Нет, не представляю. Вот, будто я в течение сейчас часа не говорил обо всём этом. Слава меня спрашивает. Слава, вы что, на горшке, что ли, сидели всё это время?

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, просто развитие невозможно, если некому будет развивать.

А.ПРОХАНОВ: Ну всё, ладно, перестанем. «Некому, некому». Дурь какая-то. Дальше?

О.ЖУРАВЛЁВА: «Для начала хоть чего-то позитивного в России надо одно – уволить Медведева и его приближенных, и поставить туда взамен хотя бы того же Рогозина или типа без права на измену Родине, как это проделал внаглую Медведев в отношении африканских и арабских государств с лишением права на разбазаривание территорий, как это делал он (Медведев) и Путин тоже. И главное, надо прекратить делать из Путина мессию и его особого пути».

А.ПРОХАНОВ: Ну всё, прекрасно.

О.ЖУРАВЛЁВА: Вы видите, что в голове у этого человека?

А.ПРОХАНОВ: Вот этого человека надо избрать, видимо, мэром Астрахани, которая сейчас лишилась мэра.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, она еще не лишилась, он только пока на взятке попался, а дальше-то всё будет хорошо.

А.ПРОХАНОВ: Ну, он-то сидит уже.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну ладно.

А.ПРОХАНОВ: А вот этого паренька нужно туда отправить.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, хорошо. Скажите, пожалуйста, вы говорите о том, что воля есть, деньги есть и всё вот-вот забьется и заискрится. Чего нам ждать в ближайшее время в плане народной жизни? Ну, я не знаю, законодательно там ограничат или, наоборот, там освободят, или?.. Какой-то знаковый должен быть эпизод перед тем, как всех позовут на стройки?

А.ПРОХАНОВ: Должно быть 3 эпизода знаковых.

О.ЖУРАВЛЁВА: Кого-то выпустят из тюрьмы или, наоборот, кого-то посадят?

А.ПРОХАНОВ: Ну, я вам сказал, что.

О.ЖУРАВЛЁВА: А, ну, Сердюкова должны посадить.

А.ПРОХАНОВ: Я уже 3 вот эти вот, ну, что ли, 3 элемента, 3 знака того, что всё сдвигается с места, вам сказал. Это не борьба с курением и не запрет мата в интернете. Это всё ерунда, это всё паллиативы.

О.ЖУРАВЛЁВА: Хорошо, а вы видите в решениях той же Государственной Думы, которая, как мы знаем, не просто так эти решения выдает, какой-то намек, что и они тоже уже готовятся к развитию?

А.ПРОХАНОВ: Ну, они... Видите, государство, действительно, возвращается туда, где его не было очень долгое время. Но просто всё, что они делают, оно лишено стратегии. Это такие мелкие случайные локальные, не связанные в сложную мировоззренческую систему явления. Если начнется реальное развитие или когда оно начнется, конечно, оно предполагает ужесточение централизма. Развитие предполагает ужесточение центральной власти. Вот, вся эта вольница губернаторов, вся она будет уничтожена. Эти тысячи партий бессмысленных...

О.ЖУРАВЛЁВА: Это только-только появилось опять.

А.ПРОХАНОВ: Они умирают. Мы же видим, сейчас зима, холод. Они же все даже без шуб, они все в неглиже. Все молодые партии в неглиже – они замерзнут.

И, конечно, будет новое законодательство, должен быть удар страшный по коррупции, потому что деньги, направленные на развитие, разворовываются. Их будут расстреливать или бить батогами.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ой, сейчас вам напишут «Поскорее бы уже». Уже за последние 10 лет накопились... Ну, не расстреливать.

А.ПРОХАНОВ: А развития нет. Это результат отсутствия развития. Межнациональная борьба, война, свинство, активизация гомосексуалистов – это всё результаты...

О.ЖУРАВЛЁВА: А вы думаете, что это гомосексуалисты активизировались? Или законодатели активизировались, обращая наше внимание на гомосексуалистов?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что гомосексуалисты.

О.ЖУРАВЛЁВА: Что было раньше, курица или яйцо?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что гомосексуалисты – они очень активизировались и их число растет. Они расползаются, это эпидемия.

О.ЖУРАВЛЁВА: Что вы говорите? «Когда уволят Медведева?» - спрашивает наш слушатель. И надо ли, кстати?

А.ПРОХАНОВ: Я думаю, что когда начнется развитие, его уволят. А когда ситуация в стране экономическая дойдет до предельного уровня (а она стремится к этому), он будет уволен как козел отпущения или как медведь отпущения.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, если вы говорите, что экономическая ситуация дойдет до какого-то, я так понимаю, плохого уровня, когда будут увольнять Медведева, то как же мы с этого момента скакать будем в развитие-то?

А.ПРОХАНОВ: Ну, вы вспомните, когда началось развитие при Сталине. Какая была экономическая ситуация? Катастрофа, Гражданская война, промышленность разрушена.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть нормально? С нуля нормально начинать?

А.ПРОХАНОВ: Ну ладно, давайте дальше.

О.ЖУРАВЛЁВА: «Владимир Владимирович, ни в чем не виновный, весь в белом, вокруг него либеральные вражины, мешающие стране заняться суперстройкой», - резюмирует Виталий из Петербурга. Так это и есть по-вашему, да?

А.ПРОХАНОВ: Поехали дальше.

О.ЖУРАВЛЁВА: «Вам учебник истории написать не предлагали? Уморительная получилась бы книжка», - пишет Митек. Кстати, единый учебник истории – это же тоже, наверное, вот эти вот намеки на централизм?

А.ПРОХАНОВ: Я пишу постоянно учебник истории. Просто этот дурачок его не читает.

О.ЖУРАВЛЁВА: Просто вас не взяли в комиссию, скажите, и вы обиделись.

А.ПРОХАНОВ: Зачем? У меня свой учебник истории.

О.ЖУРАВЛЁВА: И вы сами по нему учитесь.

А.ПРОХАНОВ: Вся моя жизнь – это учебник истории. И вы очень небрежно перелистываете страницы этого учебника.

О.ЖУРАВЛЁВА: Так и не дал ответ, связанный с Медведевым.

А.ПРОХАНОВ: Смотрите, это очень опасно, понимаете? Ведь, эти страницы – они же сделаны не из папье-маше. Это гексогеновые страницы.

О.ЖУРАВЛЁВА: Господи...

А.ПРОХАНОВ: Аккуратненько.

О.ЖУРАВЛЁВА: Ой, кстати-кстати. Кстати о вредных всяких вещах. Вас спрашивают «Откуда взялся полоний? Кто отравил полонием Арафата?» Вы не в курсе?

А.ПРОХАНОВ: Полонский.

О.ЖУРАВЛЁВА: Полонский! Вот! Вот теперь всё встало на свои места. Так, хорошо. Расскажите про Полонского. Что это за история с Полонским? Кому он нужен?

А.ПРОХАНОВ: А откуда я знаю? Я вот сейчас ехал сюда, я ехал по кольцу. Там стоит Москва-Сити. Небоскребы – они рыдают, плачут. Думаю: «Что?» Это слезы о Полонском. Это их отец же.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да с ним всё будет хорошо, я уверена.

А.ПРОХАНОВ: С Полонским?

О.ЖУРАВЛЁВА: Зачем о нем плакать?

А.ПРОХАНОВ: Откуда вы уверены? Полонский – это будет одна из таких вот жертв, которые приносятся на алтарь русского возрождения. Вы же видите, он выглядит как агнец – он без штанов бегает по джунглям. Вот эти несчастные камбоджийские полицейские просто боятся его ухватить, потому что он весь в каком-то скользком масле.

В общем, видимо, эти острова в конечном счете превратятся в целый архипелаг.

О.ЖУРАВЛЁВА: Кстати, вас тут спрашивали, есть ли какое-то сходство между Полонским и Ходорковским?

А.ПРОХАНОВ: Разные формы черепа и разная, я бы сказал, ну, что ли, разная экзема на каждом. Кожа у того и у другого воспаляется по-разному и по разным поводам.

О.ЖУРАВЛЁВА: Понятно. Не хотите отвечать. Ну ладно. Вернемся к другим темам.

Илья пишет «Полностью с вами согласен: Сердюкова – в Сибирь, Журавлёву – в поля, с вами – в космос». Вы, кстати говоря...

А.ПРОХАНОВ: Вообще-то Журавлёву я бы на картошечке испытал бы.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да легко. Вы знаете, меня испытывали. Меня испытывали на картошечке еще в те благословенные 80-е годы. И на операции «Колосок» тоже. Я была в поле, не волнуйтесь. И я всё прекрасно представляю.

А.ПРОХАНОВ: Ах, вот откуда эти страшные шрамы на лице.

О.ЖУРАВЛЁВА: Да-да. Отсюда. Ну, скажите тогда, какая, все-таки, новость, я не знаю, из мира культуры, может быть, вас в последнее время вдохновила?

А.ПРОХАНОВ: Мира культуры?

О.ЖУРАВЛЁВА: У нас, ведь, культура-то – она тоже должна возрождаться.

А.ПРОХАНОВ: Ну, вот, сейчас прошел съезд Союза писателей так незаметно и робко. К сожалению, весь Союз писателей России, как бы, потух, он пережил в свое время великие времена, когда были великие писатели и великие руководители этого Союза, в частности, Сергей Владимирович Михалков. А сейчас он потух и он собрал в себя таких стариков, печальных стариков. И я даже по этому повод пошутил, что Союз писателей России, избравший опять председателем Валерия Николаевича Ганичева 80-летнего, вот, его можно было бы описать таким библейским сюжетом «Сюзанна и старцы». Сюзанна – это наша прелестная русская литература и словесность, а старцы – которые сквозь щель за ней подглядывают.

Но, по-моему, предстоит какое-то новое, очень интересное деяние. Предстоит создание для меня еще пока загадочного нового Союза, какой-то новой Ассамблеи, которая соберется в декабре, которая будет включать в себя деятелей культуры в целом. И, вот, будут приглашены в состав или на этот форум все реально действующие персонажи нашей культуры, литературы в том числе, и будет объявлена какая-то новая концепция культуры.

О.ЖУРАВЛЁВА: А у вас есть своя концепция культуры? Вот, какая должна быть настоящая культура российского возрождения?

А.ПРОХАНОВ: Это должна быть культура развития. Когда начнется мое любимое...

О.ЖУРАВЛЁВА: Ну, в ваших романах она как должна отражаться?

А.ПРОХАНОВ: Когда начнется мое любимое развитие, тогда возникнет новая эстетика, новый дизайн, новая музыка, новые герои, новые персонажи, появятся новые типы. Не типы распада. Вот, сейчас в литературе господствует тип распада и тип унылый. Это птица выпь (сегодняшняя литература). Когда начнется возрождение и начнется ренессанс страны, появятся абсолютно новые конфликты, новые люди, новые герои, новые враги, новая эстетика, новая музыка, новая философия. Это как всегда бывало. Когда начинается бурное развитие, возникают потрясающие персонажи. Или когда это развитие предчувствуется.

О.ЖУРАВЛЁВА: В ваших романах уже есть эти образы?

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно. Вот, роман...

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть вы-то уже бежите впереди паровоза развития?

А.ПРОХАНОВ: Ну, там тот роман, где вы – моя главная героиня (прототип), там есть такая вот дева, которая...

О.ЖУРАВЛЁВА: Воительница.

А.ПРОХАНОВ: ...на носу корабля такого российского.

О.ЖУРАВЛЁВА: Деревянная. Я поняла. Деревянная дева – это ваша тема.

А.ПРОХАНОВ: Почему она деревянная? Она золотая в алмазах, в бриллиантах, осыпанная волной лазурной.

О.ЖУРАВЛЁВА: Централизация в культуре нужна? Государственная культура нужна?

А.ПРОХАНОВ: В момент развития нужна, конечно.

О.ЖУРАВЛЁВА: А сколько должно длиться по годам развитие?

А.ПРОХАНОВ: Вообще оно должно длиться бесконечно. Бесконечно.

О.ЖУРАВЛЁВА: То есть централизм нужен всегда?

А.ПРОХАНОВ: Централизм нужен всегда, потому что только при централизме, только в централизованных огромных имперских структурах возникают эстетические школы, философские направления, огромные произведения искусства. Вся история, повторяю, в нашей культуре говорит о том, что только централизованные системы способны воссоздать эти великие школы.

О.ЖУРАВЛЁВА: Александр Проханов, писатель и журналист был сегодня в программе «Особое мнение». Меня зовут Ольга Журавлёва. Всем спасибо, всего доброго.

Эхо Москвы 13.11.2013


Количество показов: 1243
Рейтинг:  3.75
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
         
^ Наверх