загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Драться по законам улицы

Максим Шевченко

К.ОРЛОВА –Здравствуйте, это по "Особое мнение". В студии Максим Шевченко, здравствуйте, Максим!

М.ШЕВЧЕНКО – Здравствуйте, Карина!

К.ОРЛОВА – Меня зовут Карина Орлова. Итак, давайте поговорим про украинскую летчицу Надежду Савченко.

М.ШЕВЧЕНКО – Давайте.

К.ОРЛОВА – Что-нибудь вы знаете, вообще, о ней, что…?

М.ШЕВЧЕНКО – Я ничего про нее не знаю, кроме того, что ее обвиняют в том, что она была причастна к смерти журналистов ВГТРК.

К.ОРЛОВА – Так. А, как вы оцениваете ее задержание и арест, помещение под стражу?

М.ШЕВЧЕНКО – Ну, а чего? Преступников по всему миру арестовывают. Что тут такого? Если есть возможность арестовать, то и арестовывают.

К.ОРЛОВА – Но там же большие вопросы в том, где эта возможность появилась, как бы, вы понимаете?

М.ШЕВЧЕНКО – Какая разница, где – В Африке, Украине, в Америке? Виктора Бута задержали в Таиланде. Почему Бута в Таиланде можно арестовать и потом переправить в Америку, где его осудить по фальшивому обвинению, кого-то еще можно, а тут ее нельзя? Почему это на одних распространяется экстерриториальность, в смысле территориальность как раз, а другие прямо-таки должны быть такими… под защитой всех-всех-всех мыслимых законов и правил. Правила и законы западными элитами, прежде всего – отменили. Запомните. Пусть они знают – те, кто меня слышит – послы, дипломаты, журналисты - никаких правил и законов больше нет, потому что американцы и европейцы их отменили в отношении Ливии, в отношении Сирии, в отношении всего того, в отношении чего им невыгодно было их соблюдать. Я давно был сторонником того, чтобы Россия точно так же отменила все правила и все нормы в отношение того, в отношении чего это невыгодно.

К.ОРЛОВА – Но, вообще-то представители Следственного комитета России – Владимир Маркин говорит, что Савченко была задержана и арестована на территории России.

М.ШЕВЧЕНКО – Ну… не знаю…

К.ОРЛОВА – Но, при этом она находилась в плену.

М.ШЕВЧЕНКО – У нас разбираются с этим правозащитники наши. Они занимаются этим делом, им занимаюсь не я. Я за то, чтобы все освободили вообще: и Сенцова и Савченко и журналистов LifeNews. Вы не видели, как обращались с нашими ребятами. Я бы хотел, чтобы проявили гуманизм к Савченко и максимальный гуманизм. Я за то, чтобы ее выслали в Киев. Но, посмотрим, по крайней мере, к ней допущены адвокаты. К журналистам LifeNewsадвокат так и не было допущен за все время, пока их там держали в застенках в Киеве.

К.ОРЛОВА – Да, но их и не арестовывали на несколько месяцев.

М.ШЕВЧЕНКО – Их арестовывали. Сначала говорили…, лгала Виктория Сюмар и Наливайченко, что они стреляли из ПЗРК, потом лгали, что они корректировали огонь, потом сказали правду: что у них оказывается, просто неправильно были оформлены журналистские удостоверения. Но адвокатов к ним так и не допустили, ни адвокатов, ни правозащитников. Думаю, что у Савченко…, я точно знаю, что у нее уже есть государственный защитник. Я точно знаю, что ей будет позволено иметь адвоката украинского, какого она захочет сама. В отношении нее, по крайней мере, будут соблюдаться все процессуальные нормы.

К.ОРЛОВА – Но там уже не соблюдаются, давайте будем честными.

М.ШЕВЧЕНКО – Ну, например, в чем?

К.ОРЛОВА – Право на язык. Ей не предоставили переводчика. Она гражданка Украины.

М.ШЕВЧЕНКО – Она хочет говорить на украинском языке?

К.ОРЛОВА – Она имеет право. На Украине государственным языком является украинский.

М.ШЕВЧЕНКО – Я, допустим, не так давно давал показания по делу об убийстве нашего товарища АхмеднабиАхмеднабиева. Я был свидетелем, меня опрашивал следователь в Москве. Как раз вчера была годовщина убийства АхмеднабиАхмеднабиева. Никто не забыт и ничто не забыто. Мы помним имена всех убитых журналистов. И вот там был, допустим, такой пункт, что имею право отказаться от показаний, если не будет предоставлен переводчик на моем родном языке. Госпожа Савченко тоже может отказаться от показаний, если ей не предоставят переводчика с украинского на русский. Все очень просто. Вот я подписал, что мой родной язык русский…

К.ОРЛОВА – Нет, ей должны разъяснять ее процессуальные права на том языке, на котором она говорит.

М.ШЕВЧЕНКО – Вы хотите сказать, что она не читает на русском, она говорит только на украинском.

К.ОРЛОВА – Ну, то есть она может так заявить.

М.ШЕВЧЕНКО – Хорошо, она может потребовать, чтобы ей предоставили переводчика на украинском языке, конечно, может, и это записано пунктом. Когда даешь показания, пунктом это, записано, если мне не представили переводчика. Более того, там есть пункт, что я могу отвести переводчика, в добропорядочности которого я сомневаюсь. Если я сомневаюсь, что он адекватно передает мои слова, я могу его отвести, и процесс допроса или следствия должен быть заторможен, пока не будут соблюдены все процессуальные нормы.

К.ОРЛОВА – Максим, вы только что сказали, что все правила отменили уже давно Европа и США сами.

М.ШЕВЧЕНКО – Конечно, безусловно.

К.ОРЛОВА – А вот Россия сама не отменило это правило, когда задерживали, перевозили Развозжаева, Удальцова задерживали. Что это было, вообще, такое?

М.ШЕВЧЕНКО – Я так понимаю, это было сотрудничество с режимом Януковича в полной мере осуществленное.

К.ОРЛОВА – Ну, а здесь с режимом ЛНР, ДНР, у Савченко.

М.ШЕВЧЕНКО – С СБУ тогдашним Украины. А здесь с кем?

К.ОРЛОВА – С ЛНР, с ДНР, которые задержали Савченко.

М.ШЕВЧЕНКО – Вы признаете ДНР, ЛНР? Ну, вы сделали два шага вперед, Карина, спасибо! В прошлый раз вы упорно это отказывались сделать.

К.ОРЛОВА – Ну, почему? Они же есть, это некое образование.

М.ШЕВЧЕНКО – Я, вообще, считаю, что процесс Развозжаева и Удальцова – это серьезная ошибка, что не надо им давать по 8 лет, как это очевидно хочет судья. И, что всех, кого запугать хотели, не то, чтобы запугали, но, по крайней мере, притормозили, и сейчас бросать этих людей в тюрьмы – это несправедливая и неправильная вещь, этого делать нельзя ни в коем случае.

К.ОРЛОВА – Так, для справки: Я не признаю ни ДНР, ни ЛНР…

М.ШЕВЧЕНКО – Это ваши личные отношения с господом богом.

К.ОРЛОВА – Но для краткости так называю. Причем здесь господь бог, скажите, пожалуйста? Вот при чем? Вот террористы, сепаратисты, ополченцы…

М.ШЕВЧЕНКО – Это для вас так. А для меня люди, народ, который с оружием в руках поднимается бороться за свои права, это священная…, это проявление духа истории, это проявление правды и истины, где бы то ни было.

К.ОРЛОВА – А, как вы считаете, для них это духовно, вот для них?

М.ШЕВЧЕНКО – Для них это духовно. Мы видим, что гибнут люди – бросаются под танки с гранатами. Люди умирают, защищая своих товарищей, которые прорываются из окружения. Поверьте террористы, сепаратисты так себя не ведут. Так себя ведут люди, у которых есть высокая мотивация борьбы. Эта борьба имеет политическое, высокое политическое и духовное измерения. После перерыва мы, наверное, поговорим об этом, правда?

К.ОРЛОВА – Да, конечно. Максим Шевченко, который сам рассказывает, как и что будет в этой программе "Особое мнение".

РЕКЛАМА.

К.ОРЛОВА – Мы продолжаем программу "Особое мнение". Его сегодня высказывает Максим Шевченко. Максим, вас тут Саша из Украины спрашивает. Вы приводили пример с США, говорили, что они уже отменили все правила. И вот он спрашивает: «А, что вы ставите в один ряд Россию и США?» Ну, в смысле, что, если те нарушают, то можно и нам нарушать.

М.ШЕВЧЕНКО – Если ты имеешь дело с уличной шпаной, которая может бить снизу, справа, сверху, делать подставки сзади, которая держит кастет в кармане, нож может употребить, то бессмысленно с ней быть хорошим мальчиком. Надо действовать по тем же правилам и понимать, что если ты не будешь биться насмерть, то тебя просто забьют и все. Свалят и забьют толпой. На улице надо драться по законам улицы. США ввели правила улицы, везде ввели. Я считаю, что отвечать им надо по тем же правилам. То есть – правил нет.

К.ОРЛОВА – Вот смотрите, Сергей из Санкт-Петербурга спрашивает: «А, если СБУ задержит Гиркина на территории России и вывезет его в Украину?»

М.ШЕВЧЕНКО – Ну, пусть попробуют.

К.ОРЛОВА – Но это нормально будет?

М.ШЕВЧЕНКО – Пусть попробуют.

К.ОРЛОВА – Нет, это нормально будет?

М.ШЕВЧЕНКО – Я сравнивают Игоря Стрелкова – не знаю, почему его называете его Гиркиным, он себя называет Стрелковым – с участниками ирландского движения сопротивления SinnFеin. Да, британские спецслужбы на территории Ирландии, на территории других стран задерживали лидеров SinnFеin Ирландской республиканской армии. Вывозили их на территорию Великобритании, бросали их без суда и следствия в так называемые блоки- X – все это было. И советский КГБ воровал тоже за границей диссидентов, перебежчиков и разного рода неугодных коммунистов, там троцкистов вывозили в сталинское время. Это ничего не значит. Это судьба солдата, судьба бойца.

К.ОРЛОВА – То есть это нормально будет?

М.ШЕВЧЕНКО – Надо беречься. Нет, это не будет нормально.

К.ОРЛОВА – По правилам игры.

М.ШЕВЧЕНКО – Здесь нет никаких общих норма, Карина. Здесь есть две стороны: здесь есть они и есть другие, и никаких общих норм гуманитарных нет. Хотят гуманитарных норм – пусть тогда признают повстанцев ДНР, ЛНР не террористами, а армией, которая с ними сражается, чтобы нормы в отношении военнопленных соблюдались и там, и там. Пока они относятся к ним, как к уголовным преступникам, а не как к солдатам, которые в случае попадания в плен должны рассчитывать на защиту Красного креста, на разные другие гуманитарные нормы, до тех пор никаких правил не будет. Точно так же будут относиться и к ним. Они получат завтра, между прочим, и то, что Ирландская республиканская армия делала в отношении Великобритании. В Киеве и в других города, поверьте, будут рано или поздно акты возмездия и будут акты, скажем так, диверсионных действий в отношении тех, кто принадлежит, по мнению повстанцев к верхушке карательной операции.

К.ОРЛОВА – А вот вернемся к высокой духовности…

М.ШЕВЧЕНКО – Тем более, хотел про высокую духовность сказать, что на днях в Ялте состоялась заседание конференции движения сопротивления со всей Украины. Там были участники не только из ДНР и ЛНР и из Новороссии – там были участники из Прикарпатской Руси, из разных регионов Украины: Киевской, Полтавской, Винницкой, Одесской, Ровенской областей, были участники и западных областей. Они приняли так называемый Ялтинский манифест, или по-другому называется: «Манифест Народного фронт освобождения Украины, Новороссии и Прикарпатской Руси». Он будет вывешен на сайте "Эха Москвы", я надеюсь. Вы же вывешиваете позицию Авакова.

К.ОРЛОВА – Я ничего не вывешиваю.

М.ШЕВЧЕНКО – Я думаю, что этот манифест тоже увидит свет. Там четко совершенно сказано. После длительных дискуссий… я просто знаю, как велись эти дискуссии – люди отвечали на вопрос, какова цель нашей борьбы – представители всей Украины, многие из которых являются украиноязычными - в том числе, принципиально – сказали: Наша общая цель – это построение на территории Украины справедливой социальной народной республики без олигархов и коррумпированной бюрократии.

К.ОРЛОВА – Так.

М.ШЕВЧЕНКО – Что – «так»? Вам больно слушать эти слова? Так же, как одержимой больно слушать слова Евангелия?

К.ОРЛОВА – Примерно так, спасибо!

М.ШЕВЧЕНКО – Это политическое евангелие украинской революции.

К.ОРЛОВА – Хорошо. Пусть все с ним ознакомятся там, где оно будет вывешено. Я хотела вас спросить – вы, наверное, знаете, что на территории самопровозглашенных ДНР и ЛНР был захвачен в плен священник греко-католической церкви. Давайте вот про это.

М.ШЕВЧЕНКО – Кстати, вот смотрите… Я слышал об этом, что-то такое…, мне кто-то говорил…

К.ОРЛОВА – Нет, что значит «что-то такое…»? Это факт, это не кто-то говорил – это факт. Ну, это есть в прессе…

М.ШЕВЧЕНКО - Ну, это факт, хорошо. Что дальше?

К.ОРЛОВА – Это хорошо. Вот то, что захватили…

М.ШЕВЧЕНКО – Нет, это не хорошо – то, что он был захвачен. А, почему, как, по какому обвинению был захвачен?

К.ОРЛОВА - Служил литургию в поддержку Украины.

М.ШЕВЧЕНКО – Ну, и где он служил? На территории ДНР и ЛНР?

К.ОРЛОВА – До того, как там образовалась ДНР и ЛНР, там была Украина, и как бы она там есть…

М.ШЕВЧЕНКО – Вот представьте себе, что на территории партизанской области, где-нибудь на Украине той же самой в году 42-м. Вот есть область, контролируемая, допустим, партизанами, в том числе, скажем, Украинской повстанческой армией, чтобы вам было ближе – какой-нибудь священник будет служить молебен о победе немецкого оружия. Я думаю, что этого священника повесили бы просто-напросто украинские повстанцы. Мне кажется, что в ситуации гражданской войны надо понять, что игры закончились, и что никакое общество спектакля больше не работает. Поэтому, если ты хочешь служить молебен о победе украинского оружие, то, пожалуйста, выйди на территорию, которые контролируют войска, подчиняющиеся Киеву и там ходи с литургиями с греко-католическими как хочешь. Конечно, мы будем стараться освободить духовное лицо и помочь ему вернуться на Западную Украину.

К.ОРЛОВА – Почему? Он, может быть, совершенно не из Западной Украины, он вполне может быть родом из восточной Украины.

М.ШЕВЧЕНКО – Ну, это вряд ли. Греко-католики на восточной Украине – это эксклюзив абсолютный.

К.ОРЛОВА – Возможно это эксклюзив. Так вы будете этим заниматься? Вот вы только что сказали, что вы плохо знаете об этом.

М.ШЕВЧЕНКО – Заниматься этим будут, безусловно, будут власти Донецкой народной республики, которые его арестовали. Мы по правозащитной линии, безусловно, походатайствуем о том, чтобы к нему отнеслись со снисхождением, и, может быть, его обменяли на арестованных и задержанных участников сопротивления, которые содержаться в СБУ, говорят, сотнями, о чем недавно сказал один из руководителей СБУ. Хвастаясь в прямом эфире, он сказал, что «у нас есть сотни, мы задержали сотни террористов, которых мы содержим» - я так понимаю, без суда и следствия. Поэтому я думаю, что здесь должно быть все симметрично.

К.ОРЛОВА – Понятно. Давайте тогда поговорим про приезд на восток Украины Сергея Кургиняна, феерический был выезд у него. Вы, наверное, видели, следили.

М.ШЕВЧЕНКО – Видел, да.

К.ОРЛОВА – Что это было? С Кургиняном не встретился ни Бородай, ни Стрелков. К нему приехал Павел Губарев, народный губернатор Славянска и сообщил ему о том, что…

М.ШЕВЧЕНКО – Народный губернатор Донецкой области.

К.ОРЛОВА – Нет, он народным мэром… ну, короче, неважно.

М.ШЕВЧЕНКО – Народным мэром Славянска был Пономарев.

К.ОРЛОВА – Короче говоря: «Сено к корове не ходит», - сказал он Кургиняну. И далее на пресс-конференции – эти кадры показывались в эфире телеканалов…

М.ШЕВЧЕНКО – Ну, он хотел его арестовать. Жалко, что не арестовал.

К.ОРЛОВА – Вот, ваше мнение.

М.ШЕВЧЕНКО – Потому что я считаю, что тот, кто в зоне боевых действий поставит под сомнение действия командира, тем более, что это штатский какой-то политолог, который приехал… Я с уважением отношусь к Сергею Ивановичу, как к мыслителю. Его книги очень интересные книги: «Слабость силы»… Но вы их не читали все равно, Карина, поэтому вы можете…

К.ОРЛОВА – Нет, конечно, я даже и не собираюсь тратить время на это.

М.ШЕВЧЕНКО – А серьезные люди читали – говорят, очень интересно. Я тоже читал…

К.ОРЛОВА – Говорят, или вы сами читали?

М.ШЕВЧЕНКО – Нет, я читал, мне показалось интересным. В том числе, показалось интересным людям, интеллекту которых я доверяю. Они сказали: «интересная книга». И мне тоже показалось интересным. Поэтому человек он способный на интересные мысли. В данном случае он поставил себя просто в супердурацкое положение, поскольку по большому счету штатский в пиджаке приехал туда, где люди умирают, - где только что Стрелков давал людям приказ о прорыве, где погибла часть его товарищей, обеспечивающих этот прорыв – и указывает командиру, который вывел своих бойцов, целую колонну, несколько тысяч человек из окружения, что он правильно или не правильно делал. Представляете, если это бы это был 19-й год, то Кургинян бы жил ровно столько, сколько ему было идти до ближайшей стенки…

К.ОРЛОВА – Сейчас не 19-й года, а 14-й.

М.ШЕВЧЕНКО – Будет 19-й года, Карина, Будет! Киев ведет к тому, что будет 19-й год.

К.ОРЛОВА – Киев ведет?

М.ШЕВЧЕНКО – Киев ведет.

К.ОРЛОВА – А, мне кажется, не Киев.

М.ШЕВЧЕНКО – Это вам кажется. А в апреле и в марте можно было легко договориться без всякой войны и с Донецком и Луганском. Они поли по-своему, по олигархически. Что вот «я типа сверху, а вы подо мной шавки, молчите», - сказали они народу, как они привыкли. В ответ народ взялся за оружие, поэтому 19-й год – на повестке. Но так как Кургиняна не расстреляли у ближайшей стенки…

К.ОРЛОВА – А надо было?

М.ШЕВЧЕНКО – По законам военного времени – конечно, безусловно, тут даже нет сомнений. Любой офицер, любой командир, к которому приезжают и ставят под сомнение его авторитет, безусловно, действовал бы именно так. Это значит, что никакой не 19-й год. Пока еще спектакль.

К.ОРЛОВА – А это хорошо, что не 19-й года или плохо?

М.ШЕВЧЕНКО – Я считаю, что, чем быстрее ситуация станет адекватной самой себе, чем быстрее все ее участники поймут, что идет беспощадная гражданская геополитическая и какая угодно война, тем быстрее мы из этой ситуации сможет выйти. Пока мы будем делать вид, что события развиваются, потому что какой-то один политтехнолог сказал, второй политтехнолог сказал, третий дал кому-то бюджет – тем дольше будет длиться страдание этих людей и эти непонятки. Все будут думать, что ситуация сможет разрешиться какими-то неформальными переговорами: Суркова с кем-то или еще кого-то с кем-то. А на самом деле ситуация теперь разрешится только на поле боя. Повстанцы объявили о том, что у них 20-тысячная армия. Сегодня информация была о том, что уже записалось 50 тысяч добровольцев – это огромные силы. Как только у них появятся офицеры, способные организовать эту военную силу, поверьте – фронт пойдет в другую сторону.

К.ОРЛОВА – Я только не поняла – это хорошо или плохо, что еще не 19-й год?

М.ШЕВЧЕНКО – Это плохо, что еще не 19-й год, поскольку 19-й год был гораздо более…

К.ОРЛОВА – Эффективный…

М.ШЕВЧЕНКО – Гораздо более адекватный в восприятии ситуации. Как только организуется стабильная штатная армия Новороссии, год мгновенно станет, если не 19-й, то, по крайней мере, середины 18-го.

К.ОРЛОВА –Максим, тут все-таки очень важно… Вот Павел Губарев давал конференцию – показывалась, транслировалась, я сама слушала – он сказал, что Кургинян действует в чьих-то интересах непонятных российских. Его спросили, в чьих – и он сказал: «В интересах нескольких российских олигархов…»

М.ШЕВЧЕНКО – Я считаю, что Сергей Иванович, который является, безусловно, выдающимся человеком, к которому лично я отношусь с уважением, совершил чудовищную политическую ошибку. Чудовищную.

К.ОРЛОВА – Он ее совершил по своей воле? Мы же все помним кадры…

М.ШЕВЧЕНКО – Я не верю, что Кургинян – это такой безвольный человек, что ему можно приказать что-нибудь сделать, что явно опорочит и погубит его.

К.ОРЛОВА – То есть вы уверены, что он очень волевой человек, и он действует сам.

М.ШЕВЧЕНКО – Я знаю Кургиняна лично, и он волевой, умный, холодный, рассчитывающий на много ходов человек.

К.ОРЛОВА – Как же он мог так себя повести неумно?

М.ШЕВЧЕНКО – Значит, мы не до конца понимаем мотивы этих действий.

К.ОРЛОВА – Но мы все помним кадры, где Владимир Путин в 2013 году приезжает на Всероссийский родительский съезд Сергия Кургиняна, они там знакомятся. Сергей Кургинян устраивал митинги на Поклонной, выступал, вот вы там вместе с ним были. Вот. Может быть, это была «черная метка» Кремля, Кургиняну, посланная на восток Украины?

М.ШЕВЧЕНКО – Зачем при этом губить Кургиняна? Потому что это его выступление погубило его авторитет…

К.ОРЛОВА – Не жалко.

М.ШЕВЧЕНКО - …погубило его авторитет в патриотическом движении невероятно, чудовищно Вы посмотрите, что в сетях про него пишут. Это просто Стрелков является символом вооруженного сопротивления, Стрелков командует боевыми отрядами, Стрелков отдает приказы и видит ситуацию. Никто не видит ситуацию кроме командира. Есть такой закон во время войны. Стрелкову подчиняются все, кроме Ходаковского, на территории отряда которого, как я понимаю, скрылся Кургинян, когда ему стали угрожать. Поэтому я просто не понимаю до конца… Ходаковский – человек Ахметова, это, безусловно, так. Кургинян приехал сюда, потому что партнеры Ахметова в России попросили его приехать, или наоборот, он, возможно, приехал сюда, чтобы скомпрометировать кого-то, кто занимался этой ситуацией. Чтобы все говорили, что кто-то, кто занимался украинской ситуацией, пошел против Стрелкова, вот так вот грубо и открыто пожертвовав Сергеем Кургиняном, его именем. Мне, вообще, ситуация эта кажется достаточно драматической, поскольку, я считаю, что Кургинян – это очень знаковая фигура, и значима фигура для России и теперь его моральный авторитет практически уничтожен. Я просто не пронимаю, какие бонусы он получил.

К.ОРЛОВА – Нет, а его бонусы никого не волнуют. Обычно пропагандистов…

М.ШЕВЧЕНКО – Вас не волнуют… Он не обычный пропагандист, вы заблуждаетесь.

К.ОРЛОВА – Нет, его используют.

М.ШЕВЧЕНКО – Он не пропагандист – это раз. Он философ…

К.ОРЛОВА – Он не обычный пропагандист…

М.ШЕВЧЕНКО – Он не обычный пропагандист, потому что он, вообще, не пропагандист. Сергей Кургинян – консультант и советник достаточно высокопоставленных людей, в том числе, из силового блока, начиная с 90-х годов.

К.ОРЛОВА – У нас сейчас будет перерыв. И перед этим остается вопрос, может ли консультант силовых ведомств так вот действовать в своих интересах без чьей либо…

М.ШЕВЧЕНКО – Не может, абсолютно – тут даже обсуждать нечего.

К.ОРЛОВА – Да, поэтому вернемся через несколько минут.

НОВОСТИ.

К.ОРЛОВА – Мы продолжаем программу "Особое мнение". Сегодня его высказывает Максим Шевченко. Максим, вас тут Дмитрий Мезенцев, наш постоянный, кстати, слушатель: «Кремль теперь сливает Стрелкова?» Как вы считаете?

М.ШЕВЧЕНКО – Но Кремль никогда не стоял за спиной Стрелкова, на мой взгляд, в той мере, как это представляется Дмитрию Мезенцеву. Кремль разделен на несколько групп, каждая из которых имеет свою стратегию в отношении Украины. Есть стратегия национальной бюрократии, крупной национальной бюрократии, которая группируется вокруг – не знаю – группы Путин, Сечин, Патрушев и так далее, которые стоят на позиции отстаивания суверенитета России, укрепления защиты и развития геополитических интересов России в контексте укрепления ее суверенитета.

Есть часть российской элиты, которая связана с мировой олигархией, с мировой бюрократией, которая не привязана к национальным суверенитетов, для которых все равно, есть Россия или нет России. Они считают, что глобальный бизнес и современны мир – он через границы представляет собой некое такое движение. И их конфликт с национальной бюрократией, он принципиальный, он антологический. Есть разного рода силы более мелкие, которые имеют какие-то свои интересы.

Есть какие-то группы, которые связаны с Министерством обороны, с ВПК, группы связанные с газовым транзитом через Украину и с возможностью жить за счет этого газового транзита. Но доминантные, конечно, две группы, которые мы наблюдаем в Украинском кризисе и подходах к нему. Это национальная бюрократия, которая пытается защитить суверенитет и все связанные с ним аспекты, это: газовая независимость, финансовая независимость, геополитические разные сильные позиции. Вот этим объясняется Крым, например. И вторая группа – это, скажем так, связанные с международной финансовой, западной, прежде всего олигархией и транснациональной бюрократией, которой наплевать на то, что будет,которая считает, что то просто поле игры, в которой, как говорится, национальная бюрократия приходит и уходит, а они – олигархи – остаются.

Вот Украина в частности – это страна, в которой олигархи доминируют над бюрократией, потому что бюрократы в Украине – это какие-то просто домашние мартышки олигархов, которые покупают себе депутатов Верховной рады, чиновников, министров, прокуроров, силовиков и так далее; указывают им, как им быть, дают им просто деньги. А в России бюрократия просто подчинила себе олигархию в начале 2000-х годов.

К.ОРЛОВА – Максим, вы, как Кашпировский, вы просто гипнотизируете. Я вам задала прямой вопрос: сливает ли Кремль Стрелкова?

М.ШЕВЧЕНКО – Поэтому я объясняю, что нет никакого Кремля, как вы его пытаетесь объяснить.

К.ОРЛОВА – Владимир Путин есть?

М.ШЕВЧЕНКО – Владимир Путин Стрелкова не может, как вы выражаетесь, слить, потому что Владимир Путин а) уважает храбрых людей, б) Стрелков действует в интересах защиты суверенитета России на ближних подступах уже к ней. До этого была такая тенденция, что война велась в Сирии, и все считали – из этой партии – что защищая в Сирии Асада, мы защищаем подступы к России. Теперь война подошла вплотную к границам России, поэтому, с точки зрения – я, естественно, не знаю, что он думает на самом деле, он со мной это не обсуждает, - но я предполагаю, исходя из его интересов, как лидера этой группы интересов национальной бюрократии, которая ассоциирует суверенитет с собой в первую очередь и со своим развитием, и со своей властью, что Стрелков – это человек, который защищает интересы России геополитические сегодня там, на юго-востоке Украины, потому что это война, глобальная стратегическая война. Поэтому он его слить, сдать, предать просто не может, это противоречит его внутренней природе и его глобальным интересам.

К.ОРЛОВА – Хорошо, что вы знаете.

М.ШЕВЧЕНКО – Я не знаю, просто я догадываюсь. Может, мне хочется верить, чтобы это так было, но я думаю, что это так

К.ОРЛОВА – Это, мне кажется, ближе к истине. Роман, который не подписывается, откуда, но, судя по году, из Украины, пишет, что в Одессе, как только подавили «пророссийских прихвостней» - мир и порядок. Скоро так будет и на Донбассе. И, кстати, вы ничего не слышали, как там дела, вообще, в освобожденных городах?

М.ШЕВЧЕНКО – Роман, вы можете внимательно изучить манифест Народно-освободительного фронта Украины, Новороссии и Прикарпатской Руси и понять, что за эти слова, которые вы сейчас написали, вам придется отвечать после победы народной революции и освобождения Украины от либерал-фашистского ига.

К.ОРЛОВА – Почему это Роману придется отвечать? И мне придется отвечать?

М.ШЕВЧЕНКО – Потому что любой подонок, который говорит, что сожженных в Одессе людей, подавили таким вот образом – этот подонок ответит за свои слова. Роман вас найдут по номеру вашего телефона, не сомневайтесь. Советую вам его уже поменять.

К.ОРЛОВА – Максим, вы зачем угрожаете человеку?

М.ШЕВЧЕНКО – Я просто предупреждаю человека. Ирландцы такие вещи не прощали. А жители, скажем так, бойцы Украины, которые сегодня борются за ее освобождение, все больше и больше, я думаю, смотрят на опыт Ирландской республиканской армии.

К.ОРЛОВА – А вы участвовали в написании этого манифеста?

М.ШЕВЧЕНКО – Нет, я не участвовал.

К.ОРЛОВА – А почему вы, вообще, можете говорить от имени этих людей, угрожать Роману? Кто вас наделил этими полномочиями?

М.ШЕВЧЕНКО –Я не говорю от имени этих людей. Я просто говорю, что так и будет, Роман. Роман же угрожает. Роман угрожает.

К.ОРЛОВА – Вы самопровозглашенный…

М.ШЕВЧЕНКО – Да, самопровозглашенный, я - интернационалист.

К.ОРЛОВА – Самопровозглашенный интернационалист. Скажите, а кому Роман угрожает, я что-то не поняла?

М.ШЕВЧЕНКО – Я интернационалист. Я не подчиняюсь в этом вопросе ни национальной бюрократии, ни олигархиям. Я действую исходя из того…

К.ОРЛОВА – Кому угрожает Роман?

М.ШЕВЧЕНКО – К чему меня призвал Бог? Бог меня призвал защищать справедливость и быть на стороне народа в любом конфликте.

К.ОРЛОВА – Ну, конечно, вы уже сто раз отвечал на этот вопрос. Все равно продолжают приходить вопросы: ну, почему же вы не там, не защищаете? Возможно, солдат НАТО никогда не вступит на Украину.

М.ШЕВЧЕНКО – Я защищаю Украину, интересы ее народов там, где я считаю для себя это возможным и нужным. Я друг украинского народа, я люблю украинский язык, украинскую культуру. Я считаю, что украинский народ должен освободиться от той банды, которая его поработила, и выкинуть эту банду прочь за свои пределы. Нет конфликта социального между жителями Донецка, Луганска, Галиции, Волыни и других регионов. У них общие социально-политические интересы. Олигархия путем медийной пропаганды и силового давления,мешает эти общие интересы им осознать Уверен, что в ближайшее время они начнут их осознавать все больше и больше.

К.ОРЛОВА – Рупрехт из Тульской области спрашивает: «То есть православно-фашистские отряды будут мстить?».

М.ШЕВЧЕНКО – Нет, будут мстить повстанцы Украины, которые будут сражаться против либерально-олигархического капитализма, которому, по видимому, служит Роман.

К.ОРЛОВА – Да что же вы к Роману-то пристали?

М.ШЕВЧЕНКО – Роман оскорбляет павших, сожженных и замученных людей.

К.ОРЛОВА – Ну, так это должны быть проблемы Романа даже, если он оскорбляет…

М.ШЕВЧЕНКО – Вот я хочу, чтобы у Романа были проблемы в связи с этим. Надеюсь, что они будут.

К.ОРЛОВА – А Роман самый жуткий…?

М.ШЕВЧЕНКО – А, какой номер, можете произнести?

К.ОРЛОВА – Нет, конечно, никогда в жизни нет, и вы не увидите, да. Не надо тут угрожать Роману. Я просто хотела спросить, а что, нет посерьезнее каких-то преступников кроме Романа?

М.ШЕВЧЕНКО – Посерьезнее, конечно, есть преступники.

К.ОРЛОВА – Может, ими лучше заниматься?

М.ШЕВЧЕНКО – Я уверен, что скоро будет составлен и опубликован список тех, кто с точки зрения восстания заслуживает военного трибунала, и в отношении которого будет вынесен приговор. Такова практика всех народных восстаний, где бы они не проходили: в Ирландии, во Вьетнаме, в других частях света. Всегда есть каратели и палачи, которые должны знать, что рано или поздно их спокойный сон заканчивается, что они не могут спокойно ходить по улицам…

К.ОРЛОВА – Что на их место придут другие, которые тоже станут карателями и палачами, но уже как бы в белом…

М.ШЕВЧЕНКО – Вот они сначала придут на их кладбище, а потом придут на их место.

К.ОРЛОВА – И станут карателями и палачами…

М.ШЕВЧЕНКО – Это не так совершенно.

К.ОРЛОВА – Смотрите, тут вас из Киева спрашивают…

М.ШЕВЧЕНКО – Вы знаете, когда Вашингтон, Мэдисон, Франклин, Джефферсон и Адамс – люди, мыслями которых я иногда вдохновляюсь, потому что они были прекрасные люди и сформулировали право народа на восстание, подняли восстание против тирана, короля Георга; что они в этом восстании добились победы и справедливости, и построили государство, которое сегодня является самым могучим государством на земле, которое изменило тем принципам, который формулировал, например, Джефферсон, лучший из них, на мой взгляд, и самый чистый человек. Но, они же победили. Мы же считаем восстание отцов-основателей и американского народ справедливым? Считаем. Почему вы отказываете в праве жителям Новороссии и жителям других регионов Украины в праве на восстание против тирании? Почему, объясните?

К.ОРЛОВА – Максим, вопрос…

М.ШЕВЧЕНКО – Сегодня Порошенко – это король Георг.

К.ОРЛОВА – «Мы что-то пропустили? – пишут вам, - в России народ уже победил коррумпированныхолигархат. Максим Шевченко, вашу энергию бы - да на пользу России».

М.ШЕВЧЕНКО – Я вам объясню, почему в России, как ни странно, интересы бюрократии, ее попытки укрепить геополитически свою власть совпадают с интересами большей части народа. Потому что на самом деле бюрократии некуда деваться. Если олигархи, которая правит сегодня Украиной, завтра сбегут в Лондон, Нью-Йорк – они часть мирового истеблишмента, некого такого, осиного гнезда, которое зависло над землей и жалит человечество в разных его точках, то бюрократии некуда бежать, они приросли к этой земле, поэтому они волей-неволей действуют в интересах развития страны и развития народа. Конечно, мне бы хотелось, чтобы социальная политика внутри страны была в тысячу раз более внятной и более четкой, чтобы исчезли все эти либерально-фашистские и либерально-олигархические нотки. Тогда бы народ безоговорочно поддерживал все это дело.

К.ОРЛОВА – А не хотелось ли бы вам, что коррумпированныйолигархат исчез из России?

М.ШЕВЧЕНКО – Конечно, хотелось бы. Я хочу, чтобы олигархи бежали из России, в Киев, например.

К.ОРЛОВА – Ну, пусть бегут. Вы сделайте так, чтобы они сбежали.

М.ШЕВЧЕНКО – А я стараюсь…

К.ОРЛОВА – Нет.

М.ШЕВЧЕНКО – Я вообще-то говорю с вами. А, что я могу сделать? Я вот говорю в эфир…

К.ОРЛОВА – Вы только про Украину, вы только украинский олигархов кроете на чем свет…

М.ШЕВЧЕНКО – Российских олигархов я крою, знаете как!

К.ОРЛОВА – Не знаю. Давайте следующую программу посвятим российским олигархам.

М.ШЕВЧЕНКО – Давайте. Я хочу, чтобы все российские олигархи либо отдали все свои состояния народу в интересах своего социального развития или вон бежали из Российской Федерации.

К.ОРЛОВА – Или сели бы в тюрьму – тоже неплохо, да?

М.ШЕВЧЕНКО – Но в тюрьму должны сесть только виновные. Я не считаю, что всякий богатый человек – виновен.

К.ОРЛОВА – Не всякий.

М.ШЕВЧЕНКО – Я считаю, что многие богатые люди свои состояния заработали в силу своего таланта. Просто олигарх – это не всякий богатый человек…

К.ОРЛОВА – Не всякий. У нас много просто очень… Следующую программу…

М.ШЕВЧЕНКО – Вот олигарх – это человек, который монополист, который узурпатор.

К.ОРЛОВА – Да.у которого власть и деньги. Следующую программу "Особое мнение" с Максимом Шевченко – надеюсь, он придет – посвящаем российской экономике и российским бизнесменам, и олигархам. Это была программа "Особое мнение". До свидания!

Эхо Москвы 9.07.2014


Количество показов: 1359
Рейтинг:  3.52
(Голосов: 4, Рейтинг: 4.5)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх