загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Второе крещение

Александр Проханов

И.ИЗМАЙЛОВ: Суд в Гааге опубликовал решение по иску акционеров ЮКОСа, в котором присудил последним компенсацию в размере 50 миллиардов долларов. Суд счёл, что Россия нарушила энергетическую хартию и незаконно присвоила себе активы ЮКОСа. Здесь была реакция МИДа, естественно, который в лице Лаврова сказал, что будет подавать апелляции и использовать все возможности, чтобы отстаивать свои интересы. Но смысл в том, что по решению суда Россия должна передать 50 миллиардов долларов истцам до 15 января. Громадная сумма, вынуждены будем выплачивать. Это такой формат санкций какой-то современный? У нас есть рычаги реагирования? И самое главное – подтолкнет ли эта ситуация нашу страну к тому, чтобы внутреннее свое законодательство переводить на национальные рельсы, уходя от международных основ в исполнении и применении?

А.ПРОХАНОВ: Это же фрагмент огромного массива этих явлений политических, экономических, которые обрушились на Россию после присоединения Крыма, поэтому отдельно я бы даже не стал рассматривать эту проблему, она суммируется со всеми остальными. Но всё-таки я думаю, что Россия не будет платить, не выплатит ни цента. Во-первых, вся эта канитель по кассациям, по вторичным расследованиям будет длиться несколько лет. За это время может развалиться Америка, и столица России будет где-нибудь в Брюсселе. Все может быть. Я, кстати, почти не шучу. Если всё-таки нас припекут, конечно, Россия выйдет из всех соглашений юридических, она не будет платить этих денег, отгородившись от этого враждебного, заостренного на нас мира юридического, политического своим нет. Какая неприятность может нас преследовать после этого? Начнутся аресты каких-то наших кораблей, которые заходят в порты, каких-нибудь парусников, которые забредут в какой-нибудь порт Роттердама. Это было уже и несколько раз, но это небольшая угроза. Я думаю, вряд ли они арестуют ядерную подводную лодку, которая спустилась в Северодвинске. Юрий Долгорукий останется неарестованным. И если с нашими кораблями, парусниками рядом будут ходить новые корветы, то нам ничего не грозит. Я внутренне радуюсь этому. Как были созданы эти несметные богатства ЮКОСа, а как произошла приватизация этих богатств советских? И кто такой Ходорковский, который создал свою империю, на чьих костях? Власть вполне могла бы опять инициировать расследование, даже не о бедном мэре Петухове, которого застрелили там, в империи Ходорковского, а просто могла рассказать как нефтяные магнаты, не только Ходорковский, воровали и, может быть, продолжают воровать эту нефть. Как великая советская собственность, которая была основой благосостояния советского государства, на эти прибыли строились университеты, строились армейские подразделения, создавалась бесплатная медицина, бесплатное образование и жилье, как все эти бесценные собственности пошли в карман олигархам и осели в чужой цивилизации. Поэтому я считаю, что эта проблема малоприятная, но не смертельная для нас.

И.ИЗМАЙЛОВ: Сообщения последних дней, раз уж мы заговорили о санкциях. От Россельхознадзора, Роспотребнадзора к Макдональдсу множество претензий. Сельхознадзор ввёл запрет ввоза продуктов с Украины – молоко, а теперь консервы, кондитерка и дальше там целый список. Литва, Латвия, Польша. Мясо птицы из Соединенных Штатов. Эти меры тоже находятся в разрезе ответных санкций, если вспомнить, что Макдональдс в своё время, в 1990-х годах, стал неким символом раскрытия наших ворот?

А.ПРОХАНОВ: Экономика все более валютополитизируется и идеализируется. И какой-нибудь сыр, ряженка или квашенная капуста сейчас приобретают характер идеологического оружия, идеологической бомбы. Поэтому отказ украинцам в рынке, отказ украинским конфетам в праве быть съеденными русскими детьми – это все политика, и здесь нет ничего ужасного. Но, может быть, поскольку наши прилавки импортными некачественными продуктами, импортной колбасой, всеми этими модифицированными, омерзительными, генетически недоброкачественными продуктами, может быть, наконец, мы займемся нашим сельским хозяйством. Потому что по-прежнему целые области не засеяны, по-прежнему земля не запахана. У нас есть опыт, у нас есть великий Савченко с его Новгородской областью. Показал, как надо каждый комочек земли растирать руками, чтобы она была бархатной, как среди этих восхитительных полей засеянных то золотом подсолнуха, то изумрудом льна, как среди этих полей возникают потрясающей красоты бриллиантовые комплексы, эти теплицы хрустальные, снимающие 3-4 урожая в год.

Все это возможно, но до этого просто не доходят руки, в этом нет интереса, в этом не заинтересованы вот эти сетевые магазины огромные, которые торгуют всякой дрянью. Поэтому вопрос нового крестьянства, новой аграрной политики, создания нового земельного слоя, земельного класса, он очень насущен для нас, у кого тает население. Крестьяне, жизнь на природе – это место где регенерируется поколения, где возникает прирост населения. Поэтому в этом тоже нет ничего ужасного. Как ни странно, но я думаю, чем хуже там, на Западе, тем лучше будет здесь в России.

И.ИЗМАЙЛОВ: То есть это всё-таки верный вектор? Тут вопрос прогнозов. Подтолкнет это нашу страну к тому, что мы обратимся к своим полям?

А.ПРОХАНОВ: А у нас не будет выхода. Либо впереди будет грозить нам голод, либо мы будем пахать нашу матушку землю. Это же даже не вопрос политической воли. Тенденция такова. Запад взял этот курс, он не откажется, это мощнейшая машина, машина, которая складывалась столетиями, эта машина включает в себя экономические компоненты, идеологические компоненты, религиозные компоненты, социально-психологические компоненты.

Запад в какой-то степени – это оружие против России. Вот эта цивилизация, которая сегодня существует, она и складывалась как оружие против Востока, против России в частности. Поэтому она пущена в ход, если заработали ее старые моховики, если проснулась венецианская аристократия, лежащая на дне, и если Габсбурги с их династическими отношениями, и англо-саксонские кланы оживились, они пойдут до конца.

И.ИЗМАЙЛОВ: К Украине перемещаемся. С момента начала силовой операции украинской армии на востоке Украины погибли 1129 человек, ранено почти три с половиной тысячи – это цифры верховного комиссара ООН по правам человека. Причем уточняется, что причиной смерти большинства людей в последнее время стали именно интенсивные артиллеристские обстрелы населенных пунктов и так называемый сопутствующий урон боевых действий в местах плотного проживания мирного населения. Также отмечается увеличения числа вынужденных переселенцев. На 25 июля количество внутренне перемещенных лиц, которые покинули свои дома, но не пересекли границу, достигло 101 тысячи человек и сколько беженцев в России мы тоже знаем. Сюда же пятничное заявление МИДа о том, что Вашингтон в полной мере разделяет ответственность за кровопролития на Украине. ООН заметило, и это означает некий поворот, поворот ситуации наступил?

А.ПРОХАНОВ: Поворот не наступил, но симптоматика есть. Запад очухался. На Западе есть круги, которые чувствительны ко всему этому. Есть круги, которые абсолютно не чувствительны, которые инициировали эти обстрелы, но есть круги, в основном, лево-либеральные круги, такие антиглобалисткие круги, которые чувствительны к этому, правозащитные организации. И они сейчас начинают возбуждаться, и это хорошо.

Перелома еще нет, конечно, нет движения, нет многомиллионных манифестаций. Да их, по-видимому, и не будет, потому что общественное мнение очень жестко контролируется американцами. Просто Украина, юго-восток Украины – это тот шарнир, вокруг которого начали вращаться огромные массивы современного мира, мы даже до конца, может быть, не знаем, какие массивы начали вращаться.

Вот этот Боинг, который был сбит, я его называю Боингом 666. А он, действительно, мог быть самолетом судного дня, и Боингом последнего часа и могла произойти чудовищная война, чудовищная катастрофа. Поэтому Украина, юго-восток, ее нельзя оценивать только по параметрам бомбардировок.

Для меня юго-восток, Новороссия – это святыня, это икона, в которую стреляют из установок залпового огня, для меня вот эти люди, которые там сражаются, известные мне и не известные, – это святые, святомученики, если они там умирают на баррикадах. Для меня Новороссия - это Новороссия, кровью умытая, это Россия, это центральная часть сегодняшней России. В ней, в Новороссии решается наша будущая судьба.

Новороссия падает, Новороссию давят танками, Новороссия уничтожается, Порошенко действительно принимает парад Нацгвардии где-нибудь в Донецке. России будет чудовищно тяжело, ей будет чудовищно морально тяжело. Я не вынесу этого, я боюсь, что мое сердце разорвется от тоски и от страдания, потому что их кровь будет на нас, на всех нас – русских.

Эти победители консолидируются, они консолидируют свою армию, они воспользуются этой послевоенной передышкой, они накачают свою армию американским оружием, инструкторами, следующий Крым, следующее – наши южные области, пойдут эти партизаны, пойдет Правый сектор. Я убежден, что наше политическое руководство это понимает, оно не может это не понимать, если я понимаю, если я, непрофессионал, писатель, это понимаю, то эти риски понимает и политическое руководство страны. Поэтому я надеюсь, что Новороссия будет сражаться, и эту икону не спалят.

Что еще удивительно – меня удивляет поведение нашей либеральной интеллигенции, я чуть не сказал, что это национал-предатели, хотя они и являются национал-предателями. Какое ликование по поводу гибели ополченцев, какое ликование по поводу каждого залпа тяжелой гаубицы, какое ликование по поводу того что мы оставляем эти малые города под танковыми атаками.

Вот эта абсолютная ненависть ко всему, что связано с Новороссией, с русским фактором, с русской идеей, с русской святостью, с красным знаменем, который там развевается, с Андреевским стягом, который там развевается. Вот эта ненависть чудовищная.

В этой связи меня знаете, что поразило в последнее время, меня поразили потрясающей красоты силы стихи Юнны Мориц. Юнна Мориц, казалось бы, поэтесса достаточно лирическая, может быть, даже камерная. И вдруг в этот момент, когда вся эта либеральная, в том числе и поэтическая рать ополчилась со своим глумлением, хохотом, с бесовским воплем на Новороссию, она написала несколько потрясающих, красивых стихов, связанных с Украиной, с болью.

Она осуществила великий поэтический подвиг. Сейчас поэты молчат, они оробели, они куда-то исчезли. Я всегда, когда думаю о Юнне Мориц в связи с этими ее последними стихами, я думаю, что в ней и даже в ту давнюю пору, когда я видел ее со стороны, издалека в Доме литераторов, никогда к ней не подходя, в ней проснулось мессианство русских поэтесс. И, конечно, Ахматовой, и, конечно, Цветаевой, которые тогда, в ту пору, в сталинскую пору противостояли и выдерживали чудовищное давление строя государства страны. Ахматова спаслась, она нашла нишу, куда она смогла укрыться от Жданова. Цветаевой не повезло, Елабуга была ее могилой. Мне кажется, Юнна Мориц следует вот этим заветам бессознательно, потому что русская поэтесса не может иначе себя вести, она выдерживает это страшное давление клана, страшное давление этой среды. Это восхитительно.

Новороссия и юго-восток Украины – эта беда происходит там параллельно ситуации в Газе. Это полные аналоги, это две небольшие, крохотные территории, которые сражаются с могучими армиями, с могучими оккупантами, с могучими карателями. И когда под бомбами и снарядами рушатся дома Донецка и Луганска, в это время взрываются дома Газы, где я был, где у меня так много друзей.

Израильская армия убила сейчас примерно тысячу двести палестинцев, а шесть тысяч ранено. А хамасовцев погибло очень мало, там армия ХАМАСа уцелела, она умеет прятаться. Поэтому Израиль мстит палестинцам в целом, это же по существу такой фашистский прием – коллективная ответственность народа за действия партизан. Так перестреляли немцы половину Белоруссии.

То же самое происходит и здесь. Люди Коломойского долбят по мирным городам, они мстят Новороссии, они очищают население, это зачистка. Уберут развалины, будет чистое поле, будут стоять концлагеря, будут фабрики по переработке сланцевого газа. Вот что там сейчас происходит на глазах. Поэтому вот эта Новороссийская наша армия освободительная, армия Донецка и Луганска – это святая армия. Это то, что когда-то называлось святой Русью.

И.ИЗМАЙЛОВ: Почему это возможно в XXI веке? Почему возможно бомбить кого-то?

А.ПРОХАНОВ: А почему это было возможно в XX веке?

И.ИЗМАЙЛОВ: Выводы из XX века могли быть сделаны человечеством? XX век был наиболее трагичен в этой ситуации.

А.ПРОХАНОВ: Единственные уроки, которые сделало человечество XX века – оно усовершенствовало оружие Второй мировой войны. И наряду с оружием массового военного уничтожения изобрело чудовищное оружие – организационное оружие, оргоружие, с помощью которого удается манипулировать человечеством. По существу XXI век изобрел инструменты, позволяющие управлять историей. XX век тоже мечтал управлять историей, но управлял ею с помощью пушек, с помощью воздушных армий и наземных операций.

А сейчас появилась так называемая культура, которая дерзает управлять человечеством, управлять историей без применения снарядов, без применения тротила. Это еще более страшные вещи, потому что земля переполнена, земля не выдерживает давление антропомассы, с этим надо что-то делать, я думаю, эту антропомассу будут превращать просто в гумус. Для этого есть уже все возможности. Поэтому XX век покажется, может быть, даже ангельским по сравнению с XXI.

И.ИЗМАЙЛОВ: В этой ситуации сегодняшнее сообщение Минобороны, реакция на заявление Соединённых Штатов чуть ранее относительно того, что Россия обстреливает приграничные населенные пункты Украины. В социальной сети посол в Киеве США выложил некие снимки, в Минобороны сказали, что это фейк. Это дословно. Мы получаем фактически эти сообщения и видим реакцию нашей страны. На Ваш взгляд мы как-то отстаем в сегодняшней геопланетарной ситуации? Мы отстаем на шаг во всем? Насколько это критично, не критично? Или мы приблизительно как-то вровень идем?

А.ПРОХАНОВ: Начавшаяся информационная война – это часть начавшейся холодной войны. Холодная война – это особый тип войны, в которой проиграл Советский Союз, могучий, мощный, консолидированный, организованный, однопартийный – проиграл именно за счет того, что у американцев, у Запада была та культура, о которой я говорю.

Культура, в создании которой участвовали не просто журналисты, социологи, экономисты или военные психологи, но в этой культуре участвовали и антропологи, и специалисты по теории образов, и специалисты по теории хаоса, и религиозные деятели, может быть магия, экстрасенсы. Это огромный комплекс людей и идей, который сложился в этот клубок, и этот огненный клубок уничтожил супердержаву.

Сегодня Россия вступает в холодную войну, не обладая такой культурой, а та культура, которой обладал Запад, не просто сохранилась, она приумножилась. Мы же видим, как они перепахали всю Северную Африку, как они управляют движением исламских масс, направляя этот каток то в Сирию, то из Сирии в Афганистан, то обратно в Халифа, то с Халифа куда-нибудь, не дай Бог, на Северный Кавказ или туда к Каримову под бок. Эту культура существует, мы этой культурой до конца не обладаем. Надо ее срочно создавать.

Наш «Изборский клуб» стремится это сделать. Поэтому объявленная нам холодная война требует от нас чрезвычайной осторожности, чрезвычайной тщательности, потому что мы ведем ее не на равных. Может быть, у нас есть воля, у нас есть лодки – это все замечательно. Мы готовы сражаться.

Кстати, русские, действительно, самые лучшие солдаты в мире, нам это показали две чеченские войны. Русские по-прежнему самые отважные, жертвенные, умелые, неприхотливые солдаты мира, чего не скажет о голландцах каких-нибудь. Но нам необходимо другое оружие, вот это организационное оружие. Поэтому я не хочу судить о поведении наших политиков и наших МИДовцев, наших журналистов, говорить, что они отстают, что они слишком вялые. Нет, они осторожны, они справедливо осторожны, они должны свой каждый шаг выверять. И проигрыш в информационной войне на этом этапе еще не означает проигрыш в холодной войне.

Но Запад, конечно, демонстрирует блестящую возможность, он выступает сразу по всем фронтам – экономика с этими санкциями, политика, демонизация. Боинг сбили они, я не сомневаюсь, и вокруг Боинга устроили колоссальную чистку мозгов всему миру, демонизируя и Путина, и Россию, и Новороссию. Очень взбухли и возбудились наши отечественные либералы, у них такое ощущение, что они готовы к реваншу. Они вот-вот готовят реванш.

Идет сейчас сумасшедшая консолидация у нас всего, что называется либеральным. Мы с вами говорили о Макдональдсе. Ведь может показаться, конечно, комичным, что нашли какую-то муху в Бигмаке, но когда открылся Макдональдс на Тверской, я с моими друзьями был участником уже первой демонстрации запрета Макдональдса. Это может быть комично, волновались мы, создали свои колоны и от пушкинского памятника перешли через площадь и продефилировали мимо Макдональдса между хвостом этой безумной очереди и кричали «долой Макдональдс», а на нас указывали пальцем и смеялись.

А. ПРОХАНОВ: Макдональдс – это тавро такое, это 666 на лбу русского человека, поэтому восстание против Макдонольдса – это восстание против этой огромной религии тьмы. То, что наши пищевики отыскали эту муху Цеце или мушку дрозофила - это совершенно не биологический, не медицинский акт. Мы посягнули на эту эмблематику. Посягнули на цифру 666, которая была написана на борту Боинга.

И. ИЗМАЙЛОВ: Переходим к заседанию президента, посвящённому ВПК и ОПК, оборонно-промышленному комплексу России. Сейчас будем его подробнее рассматривать. День Военно-морского флота отмечали, и стояла закладка новых кораблей, подводных лодок. Сегодня президент пошутил или не пошутил, спрашивая Рогозина, отпраздновали на заводах и что вообще празднуют, потому что рановато. Лодки только заложили, уже празднуем. История, развивающаяся вокруг флота, пошли средства, начали закладываться новые лодки, но мы ведь помним совсем не давнее прошлое, когда, обладая суперсовременными лодками в необходимых количествах, получается, мы проиграли? И поиграли и сдались.

Три этих буквы ВМФ – военно-морской флот и МВФ – международный валютный фонд. Они как-то встали у меня перед глазами, когда празднование было. Как вы полагаете, по всем ли фронтам мы действуем? Мы закладываем, покупаем новое оружие, но вот в деле борьбы с теми, кто чьи представители находятся в нашей стране и принимают решения, в том числе по финансовым каким-то вопросам.

А. ПРОХАНОВ: Мы с Вами уже коснулись, мы говорили об организационном оружии, которое сильнее обычного операционного оружия. Во всяком случае, оно действует параллельно с ним. Войны начинаются не с ядерных бомбардировок. Они начинаются с информационных бомбардировок. Сначала демонизируются режимы, власти, правители, потом активизируются такие дремлющие структуры оппозиционные, потом через флешмоб возникает толпа на площади, потом, когда собирается толпа, она движется либо на Кремль, либо на президентские резиденции, возникает столкновение с полицией, с войсками, льётся кровь, трупы. Эти трупы несутся на головах, как это было в 1991 году, три парня здесь погибли.

Под эти похороны, под эти трупы создаётся чудовищное воздействие на власть. У власти дрожат руки, власти покидают либо Кремль, либо президентский дворец, во всяком случае уводят из столицы войска, и режим падает. Это происходит. И эта контркультура должна быть нами освоена.

И. ИЗМАЙЛОВ: Не встанут ли они на якорь из-за действий их представителей?

А. ПРОХАНОВ: Что касается Высшей школы экономики, потому что Высшая школа экономики - это такое гнездо осиное, из которого вылетают осы Гайдара. Они постоянно вылетают. Они мёда не приносят, а они только жалят и расточают богатство. Экономическая политика последних десятилетий – это непрерывная выплата репараций Россией Америке за все проигрыши наши холодной войны. Это непрерывное расточение наших национальных средств. Это экономическая оккупация, с которой до сих пор ничего не может поделать Путин, не мы с вами. Высшая школа экономики готовит кадры, она набила правительство этим экономическим блоком кудринско-гайдаровским блоком, пусть Кудрин ушёл. Он всё равно где-то рядом в сторонке. А его ставленники сидят в Центральном банке, во всех экономических подразделениях. Более того, Высшая школа экономики создаёт теории.

Из Высшей школы экономики раздавались голоса о том, что Арктику надо отдать под юрисдикцию народных органов и что русские не справляются с Арктикой. Одним словом, Высшая школа экономики – это почище, чем наша Карнеги, тоже базовый проамериканский институт, с которым пока что ничего не удаётся сделать, поэтому Кудрин ушёл из правительства, оставаясь другом Путина. После того, как он многократно говорил, что не надо тратить деньги на оборону, что лучше тратить деньги на образование. На образование, которое падает постоянно из-за образовательной политики? Эта схватка ещё впереди с высшей школой экономики. Высшая школа экономики воюет против лодок типа Барей, против танков Т-90М, против нового офицерского корпуса. Эта схватка происходит внутри России. Это не Новороссия. Эта драма сегодняшнего нашего социума.

И. ИЗМАЙЛОВ: Сегодня Владимир Путин поручил отказаться о поставках продукции для ВПК с Украины, поставил задачи промышленности ускоренно перейти на импортозамещение, чтобы избежать политических рисков. Заявил, безусловно, ключевые вопросы экономической безопасности России, нашей технологической и производственной независимости, технологического суверенитета. Наша задача – обезопасить себя от рисков невыполнения контрактов нашими иностранными партнёрами. То есть фактически завелась суверенизацией полного цикла УПК и оборонно-промышленного комплекса. Вы были и на наших предприятиях и на украинских в своё время. Сможем ли мы? Президент, говорит, можем. Имеется в виду, вообще в России можем, или мы уже сегодня можем? Или нужно строительство каких-то предприятий? У нас есть время для этого? Мы успеваем?

А. ПРОХАНОВ: Если мы не сможем, то мы погибли. Вот так стоит вопрос. Да, я бывал на нескольких очень интересных украинских предприятиях, великих советских предприятий, которые, конечно, одряхлели за это время. Уж если в России эти предприятия дряхлеют, то там вполне они одряхлели. Я побывал на ВКБ Антонова в Киеве, который делал великие Русланы, МРИЯ, антоновские самолёты, на которых мы воевали в Афганистане эти моторные машины. Я побывал в великом ЮЖМАШе в Днепропетровске, который делает «Сатану». Перед корпусом стоит эта гигантская ракета. Мне напоминает какого-то чудовищного морского гада, который вылез на берег и стоит такой. Страшная по своим величинам и конструкции ракета. Я побывал на заводе в Харькове «Турбоатом». Турбоатомный завод, который поставляет турбины для всех наших атомных станций. Или знаменитый завод в Запорожье «Моторсич», который поставляет мотор для наших вертолётов для Ми-8. Одна из немногих конкурентоспособных продукций. Всё это рушится.

Всё должно быть построено в ближайшее время. Как? У нас есть опыт Отечественной войны, когда это делалось в течение месяца – конечно, это цена мобилизации. То, что сказал Путин, предполагает мобилизацию, предполагает мобилизационный проект.

Я всегда считал, что модернизация оборонно-промышленного комплекса – это не эволюционный процесс. Это процесс рывка, потому что слишком много предстоит сделать, слишком сильно мы отстали за эти 25 лет, поэтому рывок неизбежен. Сейчас ситуация подстёгивает нас. Рывок просто необходим, и мы будем его реализовывать. Этот рывок состоится, поэтому должна быть стратегия, технология рывка. Об этом писал «Изборский клуб». Это целая огромная процедура переоснащения нашего сознания, нашей экономики и нашей экономической политики.

И. ИЗМАЙЛОВ: День Крещения Руси отмечается 18 июля, по старому стилю 15, а последние долгие годы именно 28. В День памяти Святого равноапостольного князя Владимира. Патриарх Кирилл сегодня в день Крещения Руси призвал помнить о главном наследии князя Владимира – вере в бессмертную жизнь в Боге. Что в полной мере дошло до нас от князя Владимира без всякого изменения? Вера православная, которая сохраняется на протяжении 1026 лет, сказал сегодня патриарх Кирилл во время службы. Он отметил, что сегодня очень многие хотели бы переформатировать внутренний стержень осознавая, что этому стержню непобедима стоит Русь и опять употребляются и военные средства и идеологические, и причем отмечают, что сегодняшнее идеологическое давление страшнее насилия, где мягкой силой обволакивают, сладкой жизнью увещевают, противопоставляют твою бедность богатству других кто-то может дрогнуть особенно из людей молодых. Большая тема и день Крещения Руси. 1025-летие Крещения Руси, на котором был Владимир Путин и тогда ещё Виктор Янукович они установили 3-тонный колокол с именем крещения. Путин и Янукович ударили в этот колокол и как интересно сложилась судьба этого 1025 лет Херсонес, как когда-то он вместе с Владимиром пошёл в Киев крестил всю Русь спустя меньше, чем через полгода Херсонес ушёл за другим Владимиром в Москву. Этот рубеж, что дальше, какие нас ждут события такого масштаба?

А.ПРОХАНОВ: Крещение Руси состоялось в Херсонесе около этого восхитительного храма, византийский типичный храм, кругом розы благоухают, райский сад. Сквозь эти розы, кусты лазурь моря. То есть божественное место, какое-то первозданное место. И оттуда хлынул этот свет православия, сначала он озарил разум одного человека – Владимира Красно Солнышко, а потом он полыхнул до тихого океана и дальше до Японии, во всем мире православие, на Кубе поставлен православный храм. Это крещение состоялось, и тогда возник русский мир, расцвел этот божественный цветок русского мира. Была пора в истории русского православия, вообще русской истории, которую историки и богословы именуют Святой Русью.

Обычно связывают Святую Русь с преподобным Сергием Радонежским, с той удивительной его деятельностью, с тем просиявшим православием, которое населило леса, дебри, возникали обители, монастыри, аж на Соловках возник монастырь. И вот тогда была особая чистота и мистическая русская вера, как бы ангелы ниспустились на землю.

А потом начались другие времена, смута, раскол, Петр, безбожье, XIX безбожный век, секулярный, красная империя атеистическая. И, казалось бы, святая Русь ушла в прошлое. Я просто убежден, Святая Русь однажды возникнув никуда больше не исчезала из России, она сопутствовала нам везде, она сопутствовала отдельно взятому человеку, мученику. Я думаю, что Пушкин жил на Севере Святой Руси, я думаю что Святая Русь была под Сталинградом, где была самая страшная битва, вся война где мы потеряли 30 миллионов убитых, то есть 30 миллионов святомученников – это Святая Русь. Я убежден, что Святая Русь и в Новороссии. Поэтому это Крещение однажды состоявшееся, оно уже от нас никогда не уходило.

Другое дело, что возникали времена оскудения веры, возникали искушения, огромные соблазны, большинство людей отпадали от церкви и тога после этих отпадение, после этого затмения, которое было вовсе не в советские годы. Весь XIX век был веком такого помрачения, недаром церковь не спасла страну от революции, не уберегла царя своего. Патриарх сказал, что нам предстоит вторая христианизация. Как Путин сказал, что нам предстоит вторая индустриализация после крушения советской индустрии, так нам принадлежит и вторая христианизация. И два этих процесса идут одновременно.

Присоединение Крыма и возвращение Херсонеса в лоно нашей России является актом второго крещения. Присоединение Крыма вообще в сознании русского человека – это чудо, господня благодать, ниспосланная на Россию. Ведь в Херсонесе не только черноморский флот, и не только Ливадия и Массандра, там Херсонес, вот этот таинственный камень который продолжает светиться еще. С присоединением Херсонеса мы пережили второе крещение, вторая христианизация произошла.

Поэтому весь сегодняшний наш с вами разговор вращается вокруг двух тем – вокруг оборонных заводов, которые являются основой нашей безопасности, независимости материальной и православного алтаря. Я считаю, что мне не нужна политическая реформа, я не вижу смысла во всех этих непрерывных изменениях наших конституций, избираемость губернаторов, назначаемость мэров, какое-то там самоуправление низовое.

Это все, мне кажется, такая мура, такое преходящее, подверженное непрерывным мутациям и изменениям. Есть две основы, на которых мы стоим – это оборонные заводы и алтари. Оборонные заводы – это основа нашей материальной безопасности, алтари – основа нашей духовной безопасности. Алтарь – это тоже завод. Завод, который производит благодать.

И. ИЗМАЙЛОВ: Будущее Украины, она вернется в наш большой русский мир, или?..

А. ПРОХАНОВ: Все когда-то куда-то вернется. Сейчас трудно предположить, что победит Порошенко, что вместе с ним победит Коломойский и он задавит в крови Новороссию. Идет турбулентная история. Мне кажется, что Россия должна победить, и должна победить вместе с Новороссией.

РСН 28.07.2014


Количество показов: 1110
Рейтинг:  3.44
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх