загрузка

Новая версия сайта Изборского клуба
 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



О ПЕРСПЕКТИВАХ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ

Сергей Черняховский

Авторский экспертный доклад Изборскому клубу


1. РОЛЬ, ЗАДАЧИ И ПРИОРИТЕТЫ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ

2. СОХРАНЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

3. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА

4. ВОЗРОЖДЕНИЕ РЕПРОДУКТИВНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЙ КУЛЬТУРНОЙ СИСТЕМЫ

5. СОЗДАНИЕ СИСТЕМЫ ЗАЩИТЫ КУЛЬТУРНОГО СУВЕРЕНИТЕТА СТРАНЫ И ОТРАЖЕНИЕ НАПРАВЛЕННОЙ НА НЕГО ИНФОРМАЦИОННОЙ АГРЕССИИ

6. МЕЖДУНАРОДНАЯ КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА: СОХРАНЕНИЕ И ВОЗРОЖДЕНИЕ КЛАССИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА


Цели и миссия государственной политики России в сфере культуры

Основные цели современного российского государства в сфере культуры:

– обеспечение условий для свободного развития каждого гражданина страны;

– защита культурного суверенитета страны и единой историко-культурной самоидентификации граждан и общества;

– обеспечение доступа граждан к накопленному национальному культурному богатству, сохранение, умножение и защита этого богатства, гарантия их права на сохранение исторически сложившейся культурной среды и привычной им среды обитания;

– сохранение и возвышающее развитие высших достижений отечественной и мировой культуры, преодоление угроз культурному достоянию, которые несут нормы и образцы общества потребления, массовой культуры, энтропийные тенденции цивилизации постмодерна, создание и распространение культурных образцов и идеалов общества познания и созидания;

– сохранение классических образцов мировой культуры, защита их от постмодернистской диффузии и обеспечение их экспансии и возрождения в остальном мире.

В этом отношении миссия Россия — создать в стране условия, при которых каждый человек имел бы реальные возможности стать подобным титанам Возрождения, а вне страны — обеспечить возрождение классической мировой культуры.

Государственная политика России в области культуры основывается на требованиях Конституции РФ и вытекает из её положений. В соответствие со статьей 7 Конституции России, «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Поскольку достойная жизнь и свободное развитие человека невозможно вне культуры и помимо существующей культуры, государство обладает правом и обязанностью осуществлять политику в данной сфере, обеспечивающую решение данных задач. Точно так же, как оно обязано осуществлять политику в сфере культуры, обеспечивающую целостность территории страны и её безопасность. В том числе информационную и культурную.

44-я статья Конституции определяет: «1. Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания <…>. 2. Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям. 3. Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры». Соответственно, государственная политика в области культуры должна обеспечить доступ граждан к достижениям культуры и обеспечить исполнение гражданами, в частности активно действующими в сфере культуры и искусства, их обязанности по сохранению исторического и культурного наследия.

При этом культурное достояние страны не сводится ни к совокупности материальных носителей культуры, ни даже к совокупности материальных и нематериальных произведений искусства.

Сфера культуры — это не только совокупность обладающих эстетическим значением произведений. Сфера культуры — это сфера производства базовых латентных образцов социального и политического поведения, норм, запретов и ценностей и совокупность сложившихся и значимых для общества этических, эстетических и бытовых представлений.

В результате естественного исторического и историко-культурного процесса в России был создан особый и уникальный тип культуры. Начав формироваться позднее ряда иных классических и национальных культур, в результате самостоятельного освоения их достижений и в ходе постоянного комплиментарного взаимодействия с другими народами и культурами, культура России выработала черты мощного интегративного начала. Это начало оказалось способным принимать достижения других культур и творчески перерабатывать их, одновременно сохраняя их концентрированную сущность и создавая на их основе более высокие культурные достижения, признаваемые в качестве шедевров остальным человечеством. Так произошло, в частности, в сфере литературы, живописи, театра, балета, киноискусства и других сфер.

Особенность культуры России не в ее инаковости по отношению к остальным культурам — она в её уникальной интегративной способности их принимать, осваивать и на их основе создавать более высокие образцы, сохраняя базовые ценностные стержни своей ментальности, основанные на приоритете доброжелательности по отношению к другим народам и культурам. Среди таких стержней:

– ориентация на поиск универсального для всего человечества высшего идеала и стремление открыть его и сделать доступным для всего мира;

– уверенность в равенстве всех людей перед высшими идеалами и отрицание элитарности и социальной несправедливости;

– непримиримость к несовершенству мира и готовность к любым жертвам для его устранения.

Культура России сегодня в своем сущностном качестве — это не одна из множеств разных культур. Это — интегративный концентрат высших достижений мировой культуры, по сути — её высший уровень, единственный из оставшихся бастионов классической европейской культуры, опираясь на который, последняя имеет шанс начать своё возрождение в мире.

Соответственно, на данном этапе необходимо решить следующие задачи государственной политики (либо добиться перелома в их решении):

1. Утвердить адекватную современным условиям роль государства в решении проблем культуры как организатора производства латентных образцов.

2. Обеспечить собственно сохранение культурного наследия как существующего в виде материального, нематериально-художественного, нормативно-ценностного начал.

3. Создать условия свободного и достойного развития человека. Это подразумевает:

– обеспечение каждому возможности доступа к достижениям культуры;

– преодоление разрыва в доступе к достоянию лучших образов культуры между столицами и регионами страны, необходимость сделать доступным для основной массы населения достояния культурного наследия страны;

– защиту и сохранение русского языка и развивающей литературы;

– обеспечение благоприятной информационной и культурной среды;

– обеспечение доступности художественного образования.

4. Воссоздать эффективную репродуктивно-просветительскую культурную систему, предполагающую:

– поддержку творчества и талантов;

– стратегическую триаду просвещения с исполнением адресной роли каждым из её звеньев (театры и кинематограф, музеи и выставки, библиотеки и клубы);

– адекватное понимание и отношение к проблеме современного искусства.

Для решения этой задачи особо необходимы возрождение эффективной науки в сфере культуры и искусства, а также разработка новой образовательной модели в сфере творческого и гуманитарного образования.

5. Создать систему защиты культурного суверенитета страны и отражения направленной на него информационной агрессии.

6. Выработать и реализовать международную культурную политику, направленную на сохранение и возрождение классической культуры человечества.

Права и обязанности граждан России определены 44-й статьей Конституции РФ. Они включают сущностно три позиции:

— каждый имеет право на свободу творчества;

— каждый имеет право на доступ к культурным ценностям;

— каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия.

Каждый имеет право творить новое, каждый имеет право пользоваться имеющимся, и каждый обязан сохранять уже созданное.

Понятно, что существует тенденция акцентировать внимание на первом положении и оставлять в тени вторую — то есть считать право на свободу творчества первичным, а право человека на привычную и значимую для него культурную среду молчаливо признавать незначимым.

Мы исходим из иной позиции — право каждого на привычную среду первично:

— первое: человек и страна в своей идентификации формируются той средой, которая создана до них, её разрушение уничтожает и личность, и самосознание страны и народа;

— второе: свою самореализацию в создании нового в культуре утверждает часть граждан; свою самоидентификацию выводит из имеющегося культурного наследия всё общество, все граждане или как минимум их подавляющее большинство;

— позитивное творчество, даже создающее более высокие образцы культурного богатства, строится только на основе и материале имеющегося наследия, разрушение его лишает основы и само творчество нового.

Свобода творчества, бесспорно, значима, но нужно отличать свободу цивилизованного человека, предполагающую принятие определённых цивилизационных запретов, от свободы дикаря, отвергающего любые запреты, нормы и ценности. Равно как нужно отличать реальное творчество, заключающееся в создании нового на основе имеющегося, от имитации творчества, выдающего за новацию разрушение созданного и пренебрежение к нему.

Свобода творчества несёт в себе огромную энергию, но эта энергия подобна ядерной, которая может реализоваться и в ядерной бомбе, и в атомной электростанции. В конце концов, чернобыльская катастрофа тоже стала результатом предельно вольного отношения к свободе научного творчества.

При всей важности принципа свободы творчества каждого — он продуктивен только при его ограничении правом каждого на сохранение и пользование культурным наследием и обязанностью каждого заботиться о его сохранении.


1. Роль, задачи и приоритеты современного российского государства в области культуры

Государство является субъектом определения приоритетов культурной политики, вытекающей из его основных задач в этой сфере.

Государство защищает культурное богатство страны как от физического разрушения, так и от коммерциализации, от неблагоприятных воздействий в самой культурной среде, как внутренней, так и внешней, связанных с обслуживанием примитивных запросов, несоответствующих отечественным традициям и порождаемых массовой культурой общества потребления, а подчас и прямой информационной агрессией внешних конкурентов.

К итогам дискуссии по проблемам основ государственной политики в области культуры

Наверное, главным итогом обсуждения последних лет является то, что удалось почти полностью изжить представление о культуре как о сфере оказания развлекательных услуг и признать её значение как основы национальной самоидентификации человека и народа.

Культура — это не совокупность артефактов, культура — это сфера производства латентных образцов социального и политического поведения; смыслов, целей и ценностей человека, значимых для него норм и запретов, наличие которых и отличает в конченом счете его от животного.

По существу, эта мысль в ином виде сформулирована и в документах ЮНЕСКО. В частности, во Всеобщей декларации о культурном разнообразии: «Культура должна рассматриваться как совокупность присущих обществу или социальной группе отличительных признаков — духовных и материальных, интеллектуальных и эмоциональных, и что помимо искусства и литературы она охватывает образ жизни, «умение жить вместе», системы ценностей, традиции и верования».

Там же: «Особое внимание следует уделять … специфике предметов и услуг культурного назначения, которые, будучи носителями самобытности, ценностей и смысла, не должны рассматриваться как обычные предметы или потребительские товары».

Это — к вопросу о попытках рассматривать культуру в качестве одной из сфер рыночной коммерциализации. Как только мы потребуем от учреждения культуры, например от музея, зарабатывать деньги на коммерческой деятельности — оно тут же превратится в место проведения праздничных корпоративов.

Однако сама постановка вопроса о прикладном значении культуры несёт оттенок потребительского отношения к ней и непонимания, что она даёт не «что-то частное» — а что она дает вообще всё. Она первична и для самосознания общества, и для его производственной сферы. Потому что определяет и способность создавать технологии производства, и возможности пользоваться технологиями — и цели данного производства.

Поэтому, когда ставится вопрос о том, что документы, определяющие основы и концепцию государственной политики в области культуры, не должны затрагивать вопросы общеполитической стратегии в силу того, что последние определяются другими государственными документами, это не может не вызвать возражения. Культура страны не бывает вне политики, вне целей общегосударственной, общенациональной стратегии — но она не может быть и её служанкой. Нельзя выстроить эффективную внешнюю и внутреннюю политику страны, игнорируя значимые для её народа ценности и нормы, всё то, что упомянутая Декларация ЮНЕСКО определяет как «образ жизни, «умение жить вместе», системы ценностей, традиции и верования».

Вообще, как еще лет десять назад сказал Владимир Путин, закон только тогда окажется действенным, когда он будет основан на присущей данному обществу морали.

Существует точка зрения, что, поскольку Конституция определяет российский народ как многонациональный, неправомерно использовать термин «национальная культура» применительно к культуре России. С таким же успехом можно было бы оспорить тезис о наличии у России её национальных интересов в силу её многонационального состава[1]. Спорно выглядят и тезис о том, что «понимание традиционных для нашей страны нравственных ценностей основано на выработанных человечеством и общих для всех мировых религий норм и требований, обеспечивающих полноценную жизнь общества».

С одной стороны, само это утверждение антиисторично: получается, что характерные для России нравственные ценности не только не являются самобытными, но и сугубо производны от других, выработанных другими народами. Это просто неправда: во-первых, потому, что эти ценности начали формироваться ещё в дохристианский период, и само христианство было принято народом потому, что соответствовало ценностям русского народа; а во-вторых, потому, что русская культура и русский народ сами были субъектом формирования мировой культуры и во многом повлияли на то, что сегодня выглядит как «общепринятые ценности».

С другой стороны, конечно, в истории любой страны действуют общие социологические и исторические законы, но в каждой стране они действуют предельно по-разному, через самобытные формы их воплощения.

Тем более сводить всё к постулатам мировых религий — вообще неточно: Россия сегодня сближается с Китаем, представляющим собой особую цивилизацию, — но одна из особенностей этой цивилизации в том, что в основе её лежит атеистическое философско-этическое учение Конфуция. Иными словами, религия вообще играет предельно разную роль в ценностном мире разных стран и обществ.

Культурное единство и идеологическое многообразие

Збигнев Бжезинский однажды резонно заметил: «Америка занимает главенствующие позиции в четырёх основных областях, в решающей степени определяющих мировое господство:

— её вооружённые силы не имеют себе равных;

— в области экономики она по-прежнему является движущей силой, которая тянет за собой остальной мир;

— в технологическом плане ей принадлежит ведущая роль на всех передовых направлениях развития науки и техники;

— её культура, несмотря на некоторую примитивность, обладает удивительной привлекательностью… — всё это наделяет США таким политическим влиянием, с которым не может соперничать никакое другое государство. Именно благодаря сочетанию этих четырёх составляющих Америка является мировой сверхдержавой в полном смысле этого слова».

Технологии решают, каким оружием люди смогут защищать свою страну. Но культура решает, захотят ли они её защищать и сочтут ли они для себя приемлемым рисковать жизнью за свою страну. Поэтому абсолютно правы были разработчики Основ государственной культурной политики, определяя её статус как неотъемлемой части концепции национальной безопасности. И абсолютно право было Министерство культуры, добиваясь включения в Стратегию национальной безопасности России категории и понятия культурного суверенитета.

Проблема в том, что под культурой стали понимать деятельность тех людей, которые зарабатывают деньги своей художественной деятельностью. При этом одновременно искусством объявляется не момент начала создания эстетической ситуации, а любая деятельность любого индивида, в том числе носящая и разрушительный характер.

Сохранение традиционных принятых народом и обществом ценностей по определению выше частных интересов индивидов и групп, зарабатывающих на своей художественной или «протохудожественной деятельности».

Можно выделить как минимум три группы, заинтересованные в такой извращённой политике и практике.

Первая — это группы, получающие коммерческую выгоду от противопоставления своей протохудожественной деятельности принятым и утвердившимся в обществе ценностным образцам. В данном случае речь идёт не о создании новых приёмов и образцов собственно творчества, а об игре на противопоставлении, на привлечении внимания, эпатаже, насмешке, оскорблении по отношению к художественному вкусу и утвердившимся эстетическим образцам, когда за новое и креативное выдаётся неумение либо сознательное «не следование канонам». Так двоечник, неспособный выучить ту или иную математическую формулу или таблицу умножения, может с гордостью выдать утверждение типа «дважды два пять» за открытие нового неизведанного закона математики.

Вторая группа — это те или иные ведомства, функционально отвечающие за соприкасающиеся либо родственные культуре сферы, но рассматривающие их как не подлежащие контролю с точки зрения общей культурной политики[2].

Третья — это социальные группы, ставшие носителями иных ценностных оснований, расходящихся с базовыми основаниями культуры своей страны и так или иначе считающие себя уже не гражданами России, а гражданами или подданными других стран или иных государственно-политических образований. (Либо — некого всемирного Халифата, либо — некоей западной цивилизации.) Человек, присягнувший культуре Америки (либо культуре Хилифата), уже не является гражданином России. Он — человек другой страны, интересы и задачи которой будет считать для себя приоритетными по отношению к национальным интересам своей.

Это, естественно, не значит, что гражданин России/СССР не может любить культуру Америки или упиваться Омаром Хайямом, — культура России/СССР на самом деле синтетично включает в себя вершины всех этих культур. Это лишь вопрос о том, какие базовые ценностные основания он принимает для себя как первичные.

Собственно, культурное наследие — это и есть то, что определяет сферу культуры и саму передачу базовых образцов. И, разрушая это наследие, мы разрушаем не некую коллекционную экзотику — мы разрушаем носители ценностей и культурных образцов; вместе с ними — те ценности и образцы, которые их наполняют. При этом нужно иметь в виду, что культурное наследие всё-таки состоит не из двух привычных компонентов: материального и нематериального (т.е. песен, легенд, музыки и т.д.), но и третьего — нормативно-ценностного. То есть норм поведения, приоритетов и ценностей и, среди прочего, — чувства единства со своей страной и боли за неё. Не может существовать страна, за которую некому будет пойти на смерть. Но на смерть нельзя идти за сугубо материальное — на смерть человек идёт за то, что больше его жизни: за ценностные начала и идеальные представления.

Можно объединить тех, кто считает, что Россия должна быть православной монархией, с теми, кто считает, что она должна быть пролетарской республикой, и даже с теми, кто предпочёл бы республику либерально-демократическую. Но всех их нелепо объединять с теми, кто считает, что её не должно быть вообще, либо с теми, кто считает, что она должна быть вассалом США.

Единая политика в области культуры нужна для развития и защиты национальной (да и вообще классической) культуры. И эта политика нужна для отражения угроз, нависающих над страной и её культурой. Можно объединяться с теми, кто хочет эти начала защищать, но нельзя объединяться с теми, кто ведёт с ними борьбу.

Можно в стремлении к объединению стремиться образовать большинство. Можно — подавляющее большинство. Но нельзя объединять большинство с ненавидящим его меньшинством. Если это и сделать, эффект будет один: это меньшинство сделает всё, чтобы парализовать работу большинства, а если не удастся — постарается обессмыслить его работу. Объединять всех со всеми — это всего лишь попытка стать хорошим для всех, остаться над схваткой. Ни за что не отвечать и каждый раз уходить от решений.

С этим связан ещё один вопрос — необходимость в общем координационном органе в сфере культуры. Здесь возможны разные пути: нужно либо придать главе Министерства культуры статус вице-премьера, либо создать по образцу советского опыта Госкомитет по культурной политике, объединяющий и координирующий деятельность других вторгающихся в культурную сферу министерств при сохранении их как таковых. Данный Госкомитет должен иметь полномочия кураторства культурной политики всех ведомств примерно так же, как их имел идеологический отдел ЦК КПСС.

Потому что государственная политика в области культуры действительно должна быть единой.

1.1. Государство как субъект культурной политики

Страна слишком много потеряла в области культуры за последнюю четверть века. Культура во многом оказалась обречённой частично на умирание — как, скажем, наука в сфере культуры или «немодные» и некоммерциализируемые сферы искусства, — а частично на обслуживание коммерциализируемых, но не всегда высоких вкусов «высокоплатёжного потребителя».

Культура формирует человека, и задача российского государства сформировать не потребителя, а творца и созидателя, человека, который высшую радость и наслаждение находит в свободном творческом созидательном труде.

Российское государство есть продукт и производное от отечественной культуры. Отсюда обязанность этого государства — защита отечественной культуры, основанной на достижениях мировой культуры и являющейся одной из основных составляющих последней.

Основная ближайшая задача, стоящая перед государством в области культуры, — переломить отношение к культуре как к «остаточной части» социальной сферы. Точно так же, как переломить отношение к культуре как к сфере, с одной стороны, «досугового развлечения», а с другой — самовыражения (либо обслуживания такого самовыражения) богемных групп.

Культура — это не «сфера производства услуг», культура — это сфера производства духовных ценностей и базовых образцов социального поведения. То есть сфера производства самого человека как личности, социального — а не только биологического — существа. Следовательно, сфера производства социальных отношений, самого общества. И в этом отношении культура — на самом деле сфера материального производства.

Любые природные ископаемые, любые технологии, любые самые современные производства останутся скоплением мёртвого вещества, если не будет культуры их применения. Но и более того: не став богатством своей страны, граждане станут богатством чужой, если в стране не сложится полноценное ощущение национально-государственной и историко-политической самоидентификации. Самоидентификацию же порождает культура.

Соответственно, наша сущностная задача — восстановить отношение к культуре как:

– к сфере сохранение суверенитета страны — как государственно-политического, так и культурного;

– к сфере производства и формирования латентных поведенческих образцов и через них — национально-государственной самоидентификации;

– к системе запретов. Культура — это, прежде всего, не сфера бесформенных эмоциональных выплесков. Культура — это сфера запретов. Цивилизованный и культурный человек знает, чего делать нельзя. Дикарь таких запретов не имеет. Тогда, когда у него запреты появляются, он тем самым начинает превращаться в цивилизованного человека.

Культура создает страну. Культура защищает страну. Культура развивает страну, переводя её с одной фазы исторического развития на другую. Что, разумеется, не означает, что она во всём этом обходится без материальной составляющей собственно материального производства.

1.2. Государство как организатор производства базовых латентных образцов

Роль государства в культуре — это роль организатора, наделённого полномочиями обществом и решающего проблемы общества и страны: её национальной самоидентификации, её культурного суверенитета, свободного и достойного развития её граждан.

Культура — это сфера производства латентных образцов социального поведения.

Управление этим производством должно быть адекватным тем задачам, которые оно решает. Если этим производством управляет государство, оно не может допускать, чтобы производилось то, что нанесёт ущерб стране и человеку. В России нет цензуры, и не идёт речь о запрете чего-либо, кроме запрещённого законодательно.

Государственное производство не может создавать то или помогать тому, что не соответствует — и тем более противоречит — интересам страны. Государство решает вопросы сохранения, защиты, распространения и развития базовых ценностей и образцов отечественной культуры.

В стране гарантирована свобода творчества, и каждый художник вправе создавать те образцы культуры и искусства, которые его вдохновляют. Но государство будет поддерживать те из них, которые считает соответствующими интересам страны. Задача государства — помогать тем образцам искусства, которые утверждают человеческое в человеке, развивают и культивируют в нём начала созидателя и производителя, и не оказывать никакого содействия тому, что низводит его до уровня упивающегося потреблением животного.

Государство не должно запрещать те или иные поиски в сфере культуры, но должно помогать тем, кому целесообразно помогать исходя из приоритетов государственной политики.


2. Сохранение культурного наследия

Таким образом, государственная политика России в сфере культуры должна рассматривать культурное наследие страны как совокупность материальных носителей этих образцов, созданных в прошлом и в настоящем, духовных воплощений и самих принимаемых народом ценностных основ, норм и образцов поведения. Задачей государства и общества является сохранение культурного наследия страны во всех его составляющих: материальном культурном наследии, нематериальном художественно-образном и нормативно-ценностном.

Самобытность и культурный суверенитет России. Характеристика самобытности, безусловно, присуща России. И сама эта категория, и сам термин не только оправданны научно, но и общеприняты на уровне международных правовых документов. Но она представляется недостаточной, имея во многом пассивный характер, не обладая достаточным деятельностным началом.

Предпочтительно использовать более определённую и завершённую категорию: «культурный суверенитет». Она стыкуется с положением Конституции, что источником власти и носителем суверенитета в России является её народ и предполагает его, в том числе и политическое, право сохранять и защищать признаваемую им и привычную ему культурно-ценностную и ценностно-нормативную основу.

Народ и его государство не только имеют право сохранять свою самобытность — они имеют право защищать свой культурный суверенитет и противодействовать возникающим для него объективным и субъективным угрозам.

В связи с этим имеет смысл напомнить ещё об одном документе ЮНЕСКО. Его Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия гласит: «Культурному и природному наследию всё более угрожает разрушение, вызываемое не только традиционными причинами повреждений, но также и эволюцией социальной и экономической жизни, которая усугубляет их ещё более опасными, вредоносными и разрушительными явлениями».

Разрушающая культурное наследие эволюция социальной жизни — это, прежде всего, утверждения общества постмодерна и массовая культура, отказывающиеся признавать существование единой истины и созданных историей ценностей. В условиях ускорения и увеличения потоков информации, нарастающей скорости социальных изменений, когда человек не успевает ни перерабатывать информационный массив, ни оценивать обрушивающиеся на него потоки инокультурных и часто примитивных культурных продуктов, разрушается его самоидентификация, устоявшиеся латентные образцы поведения, ценностные начала, представления о добре и зле.

Этому потоку информации и массовой культуры пока не смогла противостоять практически ни одна из европейских стран, за исключением России. В этом отношении она чуть ли не в одиночку сохраняет свой культурный суверенитет и остаётся последним бастионом классических европейских ценностей и классической европейской культуры. Однако угроза культурному суверенитету и национальной безопасности нависла и над Россией.

2.1. Материальное культурное наследие

Материальное культурное наследие представляет совокупность материальных объектов, несущих в себе значимое для общества ценностное и образное значение, отражающее его историю, искусство, традиции, обряды и образ жизни вне зависимости от того, с каким периодом истории страны и народа оно связано.

Материальное культурное наследие включает в себя произведения искусства, являющиеся носителями образов и ценностей, результаты производственной и бытовой деятельности, природные объекты, ставшие такими носителями в процессе исторической практики народа.

Данные объекты находятся под защитой государства вне зависимости от того, на какой территории они находятся в данный момент.

2.2. Нематериальное художественно-образное культурное наследие

Нематериальное культурное наследие страны включает в себя не имеющие непосредственно предметно-материального выражения продукты и формы искусства, обычаи, формы представления и выражения, знания и навыки. А также связанные с ними инструменты, предметы, артефакты и культурные пространства, обладающие ценностным значением для народа России или обладавшие таким значением в тот или иной период его истории.

Нематериальным культурным наследием являются:

– устные традиции и формы выражения, включая язык в качестве носителя нематериального культурного наследия;

– исполнительские искусства;

– обычаи, обряды, празднества;

– знания и обычаи, относящиеся к природе и Вселенной;

– знания и навыки, связанные с традиционными ремёслами.

В состав нематериального культурного наследия страны входят произведения искусства, созданные в других странах представителями их культуры, но приобретшие эстетическую и ценностную значимость для российского общества в ходе истории и совпадающие с базовыми ценностными основаниями российского общества.

Нематериальное культурное наследие охраняется государством и обществом, в частности, от искажения в процессе воспроизводства смысла, значения и ценностного содержания, заложенных в него при создании.

2.3. Нормативно-ценностная составляющая культурного наследия

Нормативно-ценностная составляющая российской культуры включает в себя:

– её исторически выработанные базовые латентные образцы, ценностные основания и ценностные стержни;

– утвердившиеся в ходе истории алгоритмы практической и интеллектуальной деятельности;

– деятельностный темперамент народа, основанный на эгалитаризме, просветительской мессианской устремлённости, радикализме и последовательности в противостоянии всем формам разрушения, регресса и зла;

– знания, представления и навыки, относящиеся к общественному и политическому устройству.


3. Обеспечение возможностей развития человека

3.1. Обеспечение для каждого возможности доступа к достижениям культуры

Задачей государственной политики в области культуры при обеспечении условий для свободного и достойного развития каждого человека является устранение неравенства в доступе к достижениям культуры.

Это включает в себя:

– обеспечение полноценной культурной среды в период формирования ребёнка, воссоздание качественного детского игрового и мультипликационного кинематографа, системы детских театров и литературы, ориентированных на сюжеты и смысловое содержание, несущее в себе ценностные основания российской культуры и связанное с позитивным восприятием отечественной истории;

– создание аналогичных детских сайтов в Интернете, интернет-игр, образовательных и художественных телеканалов;

– культурное наполнение работы общих детских учреждений, яслей, детских садов и школ, включающее в себя посещение театров, музеев, активное семейное участие в культурно-просветительском туризме;

– повышение доли культурно-гуманитарных предметов в школьной программе, развитие сети детских и подростковых учебных заведений начального образования в области культуры (музыкальных, танцевальных, художественных, исторических школ, детских и подростковых самодеятельных театров);

– создание нового типа начальных и общих школ (общеобразовательных школ Военно-исторического, Исторического и Географического обществ, детских, подростковых и юношеских отделений этих обществ), детских культурных и историко-культурных клубов и библиотек.

3.2. Преодоление разрыва в доступе к достоянию лучших образов культуры между столицами и регионами страны, необходимость сделать для основной массы населения доступными достояния культурного наследия

Культура страны в любом случае в большей степени меряется культурой провинции, нежели культурой столиц. Если высока культура провинции — высока культура страны. Сегодня становится очевидным, что в тех регионах, где оказывается существенная поддержка культуре, ниже уровень и алкоголизма, и преступности. Перед государством сегодня стоит задача изменить представления местных властей в этой сфере, добиться, чтобы региональные и местные органы власти отошли от покровительственно-пренебрежительного отношения к культуре на подведомственных им территориях.

Большая часть наших национальных гениев вышла как раз из провинции: Тютчев и Толстые, Есенин и Блок, Маяковский и Некрасов, Чехов и Паустовский. Интеллигенция провинциальных городов — это базовая основа и национального духа, и национальной самоидентификации, и самой национальной культуры.

И здесь есть два уровня задач. Во-первых, нужно добиться приближения регионов к столичным культурным потенциалам, в частности, через выставки, гастроли, фестивали. Во-вторых, поднять материальное и статусное положение местных учреждений культуры и людей, которые являются местными хранителями культуры.

Есть несколько причин, которые определяют необходимость и приоритетность этой задачи.

Во-первых, это вопрос социальной справедливости: богатства культурных столиц сегодня доступны лишь в лучшем случае десяти процентам населения страны. Хотя принадлежат они всем и право на доступ к ним имеют все граждане.

Во-вторых, там, где больше внимания и средств уделяется культуре, спокойнее и благоприятнее социальная и правовая обстановка. Ещё раз необходимо подчеркнуть: культура — это сфера запретов, сфера производства поведенческих образцов, сфера формирования навыков саморегуляции и привычки к ней.

В-третьих, ненормальна ситуация, когда граждане страны приходят к мысли, что достойная жизнь существует только в столицах. Тогда, с одной стороны, люди активного темперамента мигрируют из своих регионов, лишая их энергии и возможности развития. С другой — они далеко не всегда находят место для реализации своих возможностей там, куда стремятся, и образуют определённый потенциал недовольства и одновременно миграционного давления на жителей крупных городов, в которые они мигрируют. В-третьих, останавливается и тормозится развитие самих регионов. В-четвёртых, современный мир — это мир утверждения того, что принято называть массовой культурой: упрощённой и во многом примитивизированной культурой общества потребления. Эта культура, с одной стороны, ниже по своим образцам и утверждаемым идеалам подлинных образцов культуры тех стран, откуда она распространяется. С другой стороны, она не соответствует образцам и нормам отечественной культуры. То есть она в целом разрушает ценностный мир современной цивилизации, в том числе разрушает и классические европейские ценности, и национальную самоидентификацию России. Она прививает образцы поведения не европейского классического типа, а социальных люмпенизированных групп, так и не поднявшихся до овладения этими образцами.

Здесь есть и объективная закономерность: сравнительно быстрое знакомство огромных масс с достижениями культуры приводит к снижению её общего уровня. Без осознанной государственной поддержки массы не успевают освоить и осмыслить её содержание, и тогда из всего Боккаччо остаются лишь скабрезные сцены, из всего Рубенса — эротические сюжеты, из всего Вольтера — лишь сарказм.

Отграничиться от этого в современном мире невозможно. Противостоять — трудно. Тем более в том сложном положении, в котором в последнюю четверть века оказалась Россия. Но массовой культуре общества потребления можно противостоять — помогая всей государственной силой распространению и освоению населением страны, в первую очередь проживающем сегодня в провинции, всего потенциала отечественной национальной культуры — и собственно русской культуры, и культуры всех народов, населявших территорию СССР.

Российское государство вступает в свою «культурную борьбу» и, ведя её, защищает не только нашу национальную самоидентификацию и культурный суверенитет страны, но и остатки собственно европейской культуры, носителем и хранителем которой сегодня остаётся Россия. Открывая при содействии государства осмысленный доступ к достоянию национальной культуры регионам страны, мы создаём тот культурный оплот, который сможет сохранить и подлинную европейскую культуру.

3.3. Защита и сохранение русского языка и развивающей литературы

Выбирая язык, общество выбирает имена. Выбирая имена — выбирает оценки. Выбирая оценки — выбирает своё будущее. Все современные нации были образованы путём оформления экономических общностей в зонах использования того или иного языка.

Язык отражает мир и рождённый исторической практикой тип мышления. Но язык формирует и тип действия, и историческую, а также государственно-политическую самоидентификацию. Упрощение национального языка ведёт к примитивизации сознания и деятельностных алгоритмов, к разрушению историко-государственной самоидентификации.

Сохранение правильного русского языка, в своем нынешнем виде сложившегося в первой половине XX века, но основывающегося на классической русской литературе XIX столетия, — государственная задача России.

Одним из условий сохранения русского языка является поддержка и популяризация развивающей отечественной и переведённой на правильный русский язык зарубежной литературы, публиковавшейся в своё время в сериях золотого фонда мировой классики, а также в «Библиотеке приключений», «Библиотеке приключений и научной фантастики», ориентировавших людей на познание мира, на героизм, дружбу и честность.

Популярная и популяризованная в XX веке литература стала естественной частью отечественной культуры, определившей тип человека — созидателя и первопроходца.

3.4. Обеспечение благоприятной информационной и культурной среды

Сохранение правильного русского языка является одним из основных условий обеспечения благоприятной для человека информационной и культурной среды. Однако язык может быть использован как для формирования латентных образцов, направленных на познание и созидание, восхождение человека к его роли творца и носителя значимых для страны ценностей и реализацию его творческого потенциала, так и для утверждения обратного — образов самозначимости потребления, приоритета биологического над социальным и реализации своего личностного начала через разрушение.

Отсюда встаёт вопрос: какие культурные и поведенческие образцы, утверждающиеся в культурной среде, должны поддерживаться государством: развивающие в человеке его человеческое либо его физиологически-инстинктивное начало?

Задача государства — поддерживать те образцы и образы, которые будут возвышать и развивать человека, усиливать страну и обеспечивать его гордость за свою историю, укреплять его активную гражданскую позицию, поддерживать его историко-государственную самоидентификацию, его ответственность за страну и её суверенитет.

И осуществлять это во всех элементах информационной и культурной среды — от архивов, музеев, библиотек до туризма, телевидения и интернета.

3.5. Обеспечение доступности художественного образования

Для развития человека и в общекультурном смысле, и в смысле обеспечения возможностей выявления и реализации его художественных талантов государство решает задачу поддержания доступности художественного образования. Россия является социальным государством, и в ней не должна существовать зависимость в этом плане от имущественного положения и социального статуса человека. Поэтому государство сталкивается с необходимостью осуществления двух мер.

Во-первых, охватить теми или иными видами художественного образования всех воспитанников детских садов и общеобразовательных школ. Задачей такого охвата является, с одной стороны, обеспечение общего художественного развития каждого, с другой — выявление наиболее талантливых и создание условий для культивации их способностей.

Во-вторых, создать для выявленных групп разноуровневую систему художественного образования и развития, включающую в себя:

– общие часы художественного образования в школе для детей с рядовыми способностями в этой сфере;

– дополнительные занятия по типу кружков для имеющих более высокие способности;

– художественные школы того или иного направления (музыкальные, танцевальные, изобразительные, театральные, исторические и т.д.) для обучения в них детей с явными талантами — детей, стремящихся их развить, но не собирающихся связывать свою профессиональную деятельность с этой сферой;

– специализированные школы по типу школ с углублённым изучением иностранного языка с особой профильной подготовкой; такие школы должны совмещать углублённое художественное образование с получением общего среднего образования.

Эти формы образования должны быть подведомственны Министерству культуры РФ, доступны для каждого имеющего соответствующие способности, бесплатны для учащихся и их родителей. Места в них должны создаваться по факту наличия поступающих с соответствующим уровнем способностей.


4. Возрождение репродуктивно-просветительской культурной системы

Сохранить культуру и заложенные в ней ценностные основания национальной самоидентификации нельзя при пассивном хранении культурного наследия в условиях агрессивной внешней экспансии разрушающих её образцов. Для культурного наследия необходимо как постоянное воспроизводство базовых латентных образцов, ценностей и норм, так и их распространение в окружающей среде.

4.1. Поддержка творчества и талантов

Основной задачей государства в этой сфере является переход от поддержки искусства по критерию его элитности и модности к поддержке по критерию талантливости и социальной значимости.

Государственная помощь художнику — это помощь тому, кто без неё, возможно, великим и не станет. С определёнными оговорками и уточнениями.

Во-первых, поддержка нового и ещё не утвердившегося не означает пренебрежение и невнимание к заслуженным мастерам. Особенно если сегодня они оказались в тяжёлой ситуации. То положение, когда великие мастера советской эпохи доживали жизнь в нищете и в домах престарелых в 90-е годы, навсегда останется страницей позора в истории отечественной политики.

Во-вторых, поддержка нового и ещё не признанного не означает поддержки непонятного и модного. Мода и элитность вообще спорны как критерии в оценке художественной ценности. Элитность хороша, когда создаёт высокие образцы для развития общего уровня культуры и искусства. Но слишком часто элитным объявляется то, что малоинтересно кому-либо, за исключением малочисленных групп, объявляющих себя элитой на том основании, что они провозглашают себя понимающими непонятное остальным.

Задача государства — поддержать талантливость и социальность, которые родственны друг другу. Талантливость так или иначе обычно ощущается большинством. Социальность близка как минимум тем социальным группам, которые она представляет.

4.2. Стратегическая триада просвещения и роли её звеньев

Для достижения поставленных целей сохранения культурного достояния и воссоздания полноценной культурной среды, интенсивного воспроизводства и распространения базовых латентных образцов государство должно обладать мощным скоординированно действующим просветительским инструментом. Особую роль приобретает наиболее насыщенная потенциалом активного Просвещения триада: театры и кинематограф — музеи и выставки — библиотеки и клубы.

Все три указанных звена в своём скоординированном действии способны выполнять единую просветительскую роль и связаны эффектом общего присутствия при освоении культуры. Они обладают способностью создания «храмового эффекта» сочувствования и сопереживания собравшихся вместе людей.

Первое звено выполняет функцию хранения и передачи образцов и норм тем, которые глубоко в них заинтересованы: библиотека — литературные образцы и нормы, допускающие углублённое рационально-образное осмысление, клуб — общие увлечения, правила поведения и обмен сопереживанием.

Второе звено обеспечивает присутственное осмысление в непосредственном восприятии изобразительных образов: музей — предполагающее преимущественно углублённое осмысление, выставка — в большей степени ознакомительное, хотя и не только.

Третье звено соединяет зрелищно-образное и рационально-образное восприятие и осмысление: кинематограф — при относительно менее активной роли зрителя как наблюдателя, театр — при его большей ориентации на сознательный поиск сложных лично передаваемых психологических нюансов зрителя как соучастника.

В комбинированном действии, погружая человека в сознательно избираемое состояние осмысления, они вместе способны противостоять стремительно проходящей сквозь человека информации и образам телевидения и Интернета в том случае, если действуют совместно.

Для обеспечения этого комбинированного действия государство должно решить следующие задачи:

– создать доступный, популярный и качественный кинематограф, восстановив ту его роль в обществе, которую мы имели до национальной катастрофы конца 80-х годов и раздела СССР, — обеспечивавшего популяризацию образов и сюжетов других звеньев этой триады;

– сохранить и поддержать репертуарный театр, в отличие от театра антрепризы, предполагающий сохранение и развитие различных школ театрального мастерства и углублённое осмысление и сопереживание зрителя;

– обеспечить сохранение музейных фондов и активное представление накопленных в них произведений жителям разных регионов через интенсивную практику выездных выставок;

– возродить роль библиотек как сакрализованных мест общения с книгой и углублённого осмысления произведений, придав им характер объединяющих в живом общении людей клубов, тех, которые способны к рационально-образному осмыслению и сопереживанию;

– возродить классическую роль клубов по интересам как мест непосредственного общения и живых коммуникационных площадок, восстанавливающих способность человека к самоорганизации и социальному действию.

Учитывая, что в условиях информационного общества повышенная скорость изменения потоков информации неизбежно вызывает шок, угрожающий государству и культуре как институциональным системам, нужно иметь в виду, что обратной реакцией общества неизбежно будет становиться запрос на упорядоченность и постоянство, противостоящие хаотизации. И более успешной окажутся те политические и культурные системы, которые смогут конструктивно удовлетворить этот запрос.

4.3. Проблема современного искусства

Современное искусство — это всё искусство современников. Новые формы оправданны тогда, когда мастер умеет талантливо творить в старых, но при этом несёт нечто, для чего старых оказывается недостаточно. Есть современные образцы искусства, которые понимает (или как минимум воспринимает) большинство людей. Есть современные образцы, которые признаются лишь немногими, называющими себя представителями творческой элиты. Время покажет, какие именно виды и жанры современности окажутся полем реализации гениев.

Искусство — это не процесс самоутверждения в изысках необычного. Искусство — это создание образов, значимых для больших групп людей. И оно становится искусством там и тогда, где и когда созданные им образцы начинают восприниматься обществом.

4.3. Возрождение эффективной науки в сфере культуры и искусства

Для осуществления политики в сфере культуры государство должно возродить разрушенную в 90-е годы науку в этой сфере. На сегодня в области культуры и образования стоит целый ряд вопросов, для решения которых государству нужна помощь учёных.

Среди них:

– каковы закономерности развития культуры и интеллектуальной сферы общества так называемой эпохи постмодерна и как преодолеть имеющие в ней место тенденции определённой ценностной деградации;

– неизбежна ли ситуация, когда расширение доступа миллионных масс к достижениям культуры ведёт к снижению общего уровня культуры или возможны иные варианты развития;

– сохраняются ли в обществе потребления классические представления об эстетических категориях;

– возможно ли — и если возможно, то как — преодолеть свойственные современной массовой культуре определённые упрощения и примитивизацию культурных норм;

— каковы механизмы сохранения историко-культурной идентификации и высоких образцов культуры в условиях информационной агрессии современной массовой культуры общества потребления;

— как сохранить в качестве культурного образца общества образ человека-созидателя, а не субъекта потребления.

Эти вопросы могут показаться абстрактными — но это вопросы сохранения историко-культурной идентичности.

Для решения этих вопросов необходимо:

– обеспечить престижность и высокооплачиваемый характер работы в научных учреждениях этой сферы;

– изменить статус государственных исследовательских центров: с учреждений, где научные сотрудники за ничтожную оплату имитируют изучение вопросов частного характера, на интеллектуальные фабрики и лаборатории, в рамках государственного заказа решающие стратегические вопросы развития страны;

– изменить отношение к науке в сфере культуры и искусства. Исследования в области культуры сегодня приобретают то же значение, какое исследования атомного ядра имели пятьдесят лет назад.

4.4. Создание новой образовательной модели в сфере творческого и гуманитарного образования

Ключевым звеном воспроизводства и распространения базовых норм и ценностей общества является система подготовки специалистов, которая не может унифицированно копировать образцы образования в сфере точных и естественных наук.

Всё более очевидным становится необходимость иметь две образовательные модели: одну — для относительно унифицированных сфер естественнонаучных и технических специальностей, другую — для творческих и гуманитарных сфер. Подобно старому делению, существовавшему в России, на классические гимназии и реальные училища.

В этой сфере в наибольшей степени востребованы такие моменты, как личная нестандартность педагога и студента, доминирование роли мастера и его личности над унифицированной технологией. Велика значимость интуитивного и творческого начал.

В качестве особо значимых черт этой модели можно выделить следующие.

Во-первых, особый подход к набору студентов:

– менее чем где-либо в творческом и гуманитарном образовании тестовая система может характеризовать способности студента, здесь на первый план должны выходить различные формы творческих испытаний;

– менее чем где-либо критерием оценки готовности к поступлению в вуз могут быть выпускные экзамены в школе; доминирующую роль должна играть оценка поступающего принимающим вузом;

– менее чем где-либо может быть использована система любых объективированных критериев, решающим должно быть мнение набирающего курс мастера — будь это, соответственно, театральное искусство, либо культурология, либо философия культуры.

Во-вторых, творческие и гуманитарные вузы должны иметь возможность самостоятельно формировать государственные стандарты по своим направлениям подготовки.

В-третьих, основные постулаты модели следующие:

– преподаватель является не ретранслятором ранее накопленной информации, а производителем новой — на основании имеющихся накоплений; лекция является не воспроизведением прежней информации, а научным докладом о состоянии рассматриваемой проблемы на сегодняшний день;

– студент не является ни субъектом механического запоминания, ни субъектом постмодернистского вольного имитирования творческого процесса — он должен хорошо знать необходимый объём сведений, владеть методами научного анализа и осмысления, уметь создавать новую научную информацию на основе имеющейся.

Задача этой модели — развитие творческих способностей ученика, накопление и распространение академического знания и мастерства, противодействие информационной агрессии, защита историко-политической самоидентификации, противодействие искажениям истории и использованию культуры в ущерб интересам развития и суверенитета России.


5. Создание системы защиты культурного суверенитета страны и отражения направленной на него информационной агрессии

Культура, история, историческая память — это всегда пространство информационной и смысловой конкуренции национально-государственных, социально-экономических и социально-политических систем. Пространство борьбы за сохранение историко-идентификационного, политико-экономического и культурного суверенитета.

В этом отношении задача государственной политики в сфере культуры и искусства — сохранение и защита культурного суверенитета страны.

Культурный суверенитет страны включает в себя:

– право страны и её народа руководствоваться теми образцами, ценностями и нормами поведения, которые выработаны в ходе их истории, признаются и принимаются народом;

– принятие или непринятие народом тех или иных образцов, норм и ценностей выше признания или непризнания их внешними для данной страны субъектами;

– право страны и её народа противодействовать распространению информационной продукции, угрожающей историко-культурной самоидентификации общества и чреватой разрушением значимых для него образцов поведения, ценностей, этических, эстетических и бытовых норм;

– право народа и граждан, право и обязанность государства не допускать использования сферы культуры для нанесения ущерба национальному государственно-политическому суверенитету и территориальной целостности страны.

Противодействие ценностной энтропии массовой культуры постмодерна Понятно, что основным инструментом переноса потоков информационно-культурной энтропии сегодня являются ТВ и Интернет. Не в силу их некой исходной порочности — а в силу способности ускоренно переносить и обрушивать на человека потоки информации, которые тот не успевает обрабатывать. Но ТВ и Интернет — это только инструменты. Это не особые виды культуры и искусства. Они переносят то, что через них транслируется, и ломают волю и идентификацию того, кто не может противопоставить им свой устойчивый ценностный мир и своё единство с классической культурой. Массовая культура — это поток быстрого и неподготовленного погружения широких масс в многообразное культурное пространство. Если человек встречается с этим потоком, имея устойчивую систему этических и эстетических ценностей, наполненный богатством национальной и классической культуры, — он оказывается сильнее неупорядоченного культурно-информационного потока Постмодерна.

Нужно признать — Россия сумела удержать свой культурный суверенитет в значительной степени благодаря накопленному ранее советскому культурно-образовательному потенциалу и его остаткам. Отсюда задача нашей культурной политики на деле сделать культурные богатства страны доступными для каждого, наполнить её их образами и ценностями, устранить разрыв между регионами и столицами в доступе к массивам отечественной культуры.

Одним из средств противостояния культурно-информационному потоку массовой культуры является создание устойчивой и глубокоэшелонированной системы ретрансляции классических культурных образцов, зон устойчивого осмысленного соприкосновения с данным культурным массивом, обладающим эффектом присутствия и соучастия, сопереживания, в частности — воссоздания «стратегической триады Просвещения», о которой шла речь выше.

В комбинированном действии, погружая человека в сознательно избираемое состояние осмысления, они вместе способны противостоять стремительно проходящей сквозь человека информации и образам телевидения и Интернета в том случае, если действуют совместно.

Поток образов, транслируемых ТВ и Интернетом, идёт с одной стороны, как встречная волна, составляя фоновое восприятие, действующее в первую очередь на расслабленное подсознание, проходит сквозь человека, воздействуя в основном своим информационным объёмом.

Поток ощущений и образов названной стратегической триады можно организовать как попутный: привлекательный и сознательно избираемый человеком, погружающий последнего в его ценностное осознание. В этом случае человек сам оказывается носителем и ретранслятором устойчивых образов, защищённым наполненностью ими от накатывающегося на него потока постмодернистских образцов масскультуры.

Иными словами, мы преодолеем волны культурной энтропии комбинацией организованных действий разных видов и жанров искусства и созданием устойчивых и привлекательных культурных сфер и носителей культуры.

Любая пассивная защита, в частности, защита культурного суверенитета страны, обрекает защищающийся субъект на утрату стратегической инициативы, отдавая её атакующему началу. Если весь мир окажется поглощён утвердившимися волнами массовой культуры Постмодерна, а классическая культура будет разрушена, России намного сложнее будет противостоять социальному регрессу и культурной энтропии.

Потеря каждого элемента классической самобытной культуры мира наносит удар и культурному суверенитету России. Как отмечалось в уже упомянутой Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия: «…повреждение или исчезновение любых образцов культурной ценности или природной среды представляют собой пагубное обеднение достояния всех народов мира».

Поэтому речь идёт не о добровольной культурной самоизоляции в стратегической обороне — речь идет и о перехвате стратегической культурной инициативы, активной политике и культурной экспансии в окружающем мире.

5.1. Основные угрозы

В современных условиях культурный суверенитет страны сталкивается как с объективными, так и с субъективными угрозами.

Период деструкции, которым обернулись неудачные и концептуально непроработанные попытки проведения трансформаций на территории СССР в последнюю четверть века, вполне естественно, среди прочих, как отрефлексированных, так и неотрефлексированных реакций, актуализировал значение и звучание вопроса о сохранении идентичности.

На Россию оказались перенесены проблемы кризиса цивилизационного европейского социума. Веротерпимость, рождённая веком Просвещения, на самом деле в современной Европе оказалась воплощена не в преодоление ограничений религиозного сознания, а в «неоязычество», когда на деле утверждаются религиозные формы, стоящие по своей организации ниже монотеистических религий, в частности, ниже уровня мышления христианской религии. Атеизм, заключавшийся в принятии сложной научно обоснованной картины мира и его гуманистических ценностей, оказался подменён «антиатеизмом», по сути, означающим культ изничтожения «высшего существа» без принятия ценностей, вызревших в монотеистическую эпоху.

Постулат о самоценности каждой личности был подменён де-факто провозглашением права индивида на пренебрежение к социуму. Право на неприкосновенность личной жизни — легализацией сексуальных извращений. Признание права национальных меньшинств на самобытность — ущемлением достоинства наиболее развитых народов. Интернационализм — полинационализмом, который готов в борьбе против «своего» национализма поддерживать и славить любой другой национализм, если только он провозглашает борьбу с «имперскими притязаниями» существующего государства.

Признание права каждого на неограниченное развитие было подменено де-факто правом на возвышение сильных и презрение к «слабым», т.е. к основной массе. Идея достойной жизни для каждого — культом совершенствования гипертрофированного потребления. Естественный процесс интернационализации всех сторон общественной жизни — экспансионистской версией глобализации, по сути, означающей диктат одной части мира по отношению к другой.

К числу объективных угроз относятся:

– распространение поведенческих образцов общества потребления, утверждающих в качестве главного смысла существования человека его растущее потребление;

– массовая культура, утверждающая сведение высоких культурных образцов к их примитивизированному восприятию;

– квазицивилизация постмодерна, отрицающая единство законов мира, объективность истины, этических и эстетических категорий и утверждающая моральный и ценностный релятивизм.

В совокупности они угрожают ценностным основаниям культуры России, отечественной ментальности, равно как и основным ценностям классической мировой и европейской цивилизации.

К числу субъективных угроз относится информационная агрессия геополитических конкурентов России, направленная как на разрушение отечественной историко-культурной и государственно-политической самоидентификации, так и на использование культуры для дискредитации и разрушения уже и политического суверенитета России.

Эти угрозы должны быть устранены, а информационная агрессия отражена.

5.2. Создание системы противодействия угрозам культурному суверенитету

Основой противодействия угрозам культурному суверенитету страны является создание массовой культуры высоких образцов — культуры, основанной на целенаправленной государственной поддержке и устранении разрыва между высокими достижениями культуры и повседневной жизнью масс путём поднятия последних до уровня таких достижений.

Одной из центральных задач в этом направлении является устранение указанного разрыва в его следующих срезах:

– по региональному признаку;

– по типу поселения, по социальному признаку;

– по профессиональной принадлежности учебного заведения.

Создание системы защиты культурного суверенитета страны включает в себя следующие основные шаги:

– признание факта этой агрессии и её угрозы культурному суверенитету страны;

– создание системы отслеживания и анализа распространения волн этой агрессии и её основных направлений;

– устранение разрыва между повседневным уровнем бытовой культуры и имеющимся в стране культурным потенциалом, соединение повседневной жизни человека с ресурсами национальной культуры;

– осуществление своего рода второй культурной революции — культурного ликбеза в стране: информационная агрессия апеллирует к примитивному восприятию, повторяемости ярких, но упрощённых культурных образцов — и оказывается бессильна там, где ей противостоят укоренившаяся в традиции национальная культура и высокие образцы искусства, обращающиеся к сущностным началам в человеке;

– деунификация системы образования в гуманитарной и творческой сферах, подготовка кадров высшей квалификации в области культуры и искусства, обладающих творческим горением и хорошим вкусом, способных сделать доступными и воспринимаемыми высокие образцы искусства;

– обеспечение повседневной доступности ресурсов культуры для каждого человека.

И главное — всю сферу культуры и всю культурную жизнь общества необходимо пронизать пониманием, может быть, главного тезиса: человек тем отличается от животного, что имеет в себе смыслы и ценности большие, чем его собственно физиологическое существование.

5.3. Позитивная история

Для обеспечения полноценной защиты культурного суверенитета страны государственная политика в области культуры должна способствовать утверждению принципа позитивной истории в отношении к прошлому.

Данный принцип предполагает, что у граждан России есть все основания рассматривать свою историю не как основание для сожалений и раскаяний, а как предмет гордости.

Историческая истина едина и объективна.

Исходя из признания единства истории страны и равнозначимости всех её этапов нужно отказаться от пренебрежительного отношения к советскому этапу развития отечественной культуры. Если созданная в течение веков российская интегративная модель культуры стала высшей формой и высшим достижением мировой культуры, то советская культура стала и её высшим этапом, высшей формой и высшим достижением.

Россия существует более тысячи лет и является одной из ведущих стран мира, определяющих ход мировой истории. История должна изучаться и преподаваться с точки зрения побед и достижений — оплаченных подчас трагедиями и потерями.

России не нужно возвращаться к «достижениям европейской цивилизации» — она сегодня хранит их куда в большей степени, чем другие страны континента, являясь последним бастионом подлинно европейской культуры и подлинно европейских ценностей. России не нужно возвращаться «в лоно мировой цивилизации» — она является одним из определяющих факторов её развития, и сегодня эта цивилизация существует благодаря тому, что есть Россия.

5.4. Политика «культурной реконкисты»

Защищая свою культуру и свой культурный суверенитет, Россия защищает не «национальную ограниченность» от «достижений цивилизации», а достижения цивилизации — от социально-исторического регресса и нового варварства массовой культуры, энтропии Постмодерна с его отказом от признания единства истины и универсализма классических ценностей, от доминирования значимости потребления над значимостью творческого созидания.

Поэтому миссия России — осуществление культурной реконкисты:

– сохранение высших достижений отечественной и мировой культуры;

– утверждение причастности к ним, в том числе и на бытовом уровне, широких масс населения постсоветской территории;

– распространение её в остальном мире, восстановление в нём доминирования классической культуры в её высших проявлениях.


6. Международная культурная политика: сохранение и возрождение классической культуры человечества

Выполняя миссию сохранения и возрождения классической культуры человечества, современное российское государство:

– создаёт развитую систему своего культурного представительства в разных регионах и разных странах мира;

– осуществляет просветительскую деятельность по пропаганде высших достижений культуры и образцов классической культуры во всем мире;

– поддерживает течения и носителей классической культуры вне зависимости от их национальной принадлежности и места пребывания.

Продвижение российской культуры за рубежом

Продвижение российской культуры за рубежом — одна из целей плана деятельности Министерства культуры Российской Федерации на период до 2018 года. Однако сегодня её нужно трансформировать. До сих пор мы исходили из того, что таким образом решаем следующие стратегические задачи: укрепление международного имиджа страны, увеличение влияния на мировой арене, популяризация российской культуры и искусства; восстановление утраченных позиций русской культуры, языка и духовных ценностей в странах СНГ и на постсоветском пространстве, в первую очередь — среди молодого поколения.

В свете вышесказанного сегодня нужно говорить, что стратегическая задача нашей политики в области культуры является более широкой:

— поддержка и защита любых сохраняющихся очагов классической культуры и их возрождение;

— возрождение доминирования классической культуры в мире в целом.

Продвигая российскую культуру за рубежом сегодня, мы не только пропагандируем Россию и улучшаем её имидж; мы пропагандируем возможность сохранения классической культуры в противостоянии с массовой и возвращаем в мир образцы утерянного им наследия. Российская культура на самом деле — это концентрат достижений классической мировой культуры, в первую очередь — европейской. Сегодня вернуть Европе утраченные ею ценности может только сохранившая их Россия.

Отсюда нам нужна и организационная, и коммуникационная система культурного взаимодействия. Образно можно использовать такое сравнение: в мире эпидемия опасного заболевания — и вакцина против неё есть только у нас. Либо мы остановим эпидемию в мире — либо в конце концов она погубит и нас.

Речь идёт не просто об улучшении имиджа нас самих — речь идёт о необходимой амбициозной культурной экспансии, которая позволила бы освободить мир от культурной энтропии, вернуть ему классические ценности и образцы поведения.

Нам нужна серия действующих в регионах мира совместных культурных институтов: Российско-романских, российско-североамериканских, российско-исламских, российско-германских, российско-латиноамериканских и т.д., являющихся очагами интеллектуально-культурного влияния на различных континентах, развитая культурно-миссионерская деятельность, утверждающая и возрождающая в разных регионах и их классическую культуру, и распространяющая российскую, особенно построенную на основе местных культурных источников.

Отсюда стоит задача поддержки и объединения всех очагов классической культуры в мире, равно как и всех культурных и общественных и политических организаций и движений, выступающих в поддержку классической культуры во всех её проявлениях.

Создание международного общества поддержки классической культуры — своего рода Культинтерна, а в перспективе — политического союза стран, выступающих за сохранение и возрождение в мире его классической культуры.

То есть еще раз: Россия сегодня — практически последний бастион сохранения классической и тем более европейской культуры и европейских ценностей. Но защитить и сохранить свою национальную культуру мы можем, только защитив и возродив классическую культуру мира.

6.1. Система культурного представительства

Система культурного представительства России создаётся в разветвлённом формате и состоит из:

– соответствующих структур при посольствах России во всех странах, с которыми она имеет дипломатические отношения;

– культурных представительств, желательно во всех странах;

– обществ российской культуры и российских культурных центров с установкой на их создание в каждом крупном городе и каждом регионе той или иной страны мира;

– обществ защиты классической и национальной культуры, которые Россия помогает создавать и поддерживает во всех странах мира;

– системы поощряемой личной миссионерской деятельности наподобие деятельности христианских миссионеров в прошлые столетия.

6.2. Пропаганда образцов классической культуры во внешней среде

В мире не должно остаться ни одной страны, ни одного региона, города и человека, которые не будут охвачены влиянием классической мировой культуры, сохранённой Россией.

Через систему своих представительств, организацию гастролей, выставок, участвуя в международных конкурсах и фестивалях, Россия будет распространять в других странах произведения классической культуры. Причём произведения как имеющие собственно российское национальное происхождение, так и созданные в России по мотивам и сюжетам культуры других стран. Это будет осуществляться с ориентацией на то, чтобы такие произведения в большей степени отражали заложенные в них авторами ценности и смыслы — в отличие от интерпретаций в современных постановках и экранизациях, создаваемых на родине их авторов. Особенно если эти страны сегодня поражены энтропией своих национальных культур.

6.3. Поддержка течений и носителей классической культуры в других странах

Россия осуществляет поддержку классического искусства и ориентированных на него организаций и авторов во всём мире.

Стоит задача ежегодного выделения из национального бюджета средств на поддержку классической культуры в мире, осуществления мониторинга состояния классической культуры во всём мире, использования Россией всех своих возможностей для реализации мер по её защите, сохранению и развитию.

Россия также выступит с инициативой создания Культинтерна — Международного общества сохранения и поддержки классической культуры, объединяющего все организации мира и всех граждан, признающих ценность и приоритет сохранения и возрождения классической культуры, противостояния экспансии общества потребления и квазицивилизации Постмодерна.

Россия также выступает с инициативой создания союза стран, ориентированных на защиту и развитие классической культуры и собственных культурных суверенитетов.



[1] Здесь смешиваются близкие по звучанию, но разные по значению термины: нация и национальность. Нация - это историческая общность, складывающаяся в стране на определённом этапе её развития на основе проживающих в ней народностей и этносов. Национальность – это характеристика принадлежности к данным, в частности, этносам. В России, строго говоря, проживают представители множества национальностей, но российский народ – это одна полиэтническая нация. Нация – это вообще не этническая характеристика, а характеристика историко-культурная, языковая и экономическая.

[2] На сегодня деятельность в сфере культуры помимо Министерства культуры осуществляют и другие федеральные органы и профильные организации: Министерство обороны, Министерство образования, Министерство внутренних дел, Министерство связи, система издательств, СМИ, телевидение и радио. Их деятельность разнопланова – а в ряде случаев, как например, деятельность ряда телеканалов и радиостанций – прямо противоречит основам государственной культурной политики России.

В постсоветский период в РФ сложилась практика, когда в стране отсутствует единый орган, координирующий политику в этой сфере. На сегодня – создание его предусмотрено «Основами государственной культурной политики» - но сам он так и не создан. Вариантом решения этого вопроса мог бы стать Федеральный комитет по культурной политике, который возглавил бы руководитель в ранге вице-премьера Правительства, Министр культуры.

Направлениями деятельности данного Федерального комитета должны были бы стать: - профильная деятельность Минкульта; - издательская деятельность; - межнациональные отношения; - дошкольное, начальное и общее среднее образование; - гуманитарное образование на всех уровнях и во всех сферах; - вопросы исторической памяти, противодействия фальсификациям истории; - патриотическое воспитание; - подготовка кадров для сферы культуры, искусства и гуманитарного образования; - вопросы международной культурной политики и др.


Количество показов: 1800
Рейтинг:  3.56
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
         
^ Наверх