загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Северный Кавказ и империя справедливости

Изборский клуб совершил поездку в республику Адыгея. В рамках визита состоялась встреча делегации клуба с руководством республики во главе с Асланом Тхакушиновым. Прошёл круглый стол на тему "Кавказская цивилизация", в котором приняли участие представители разных народов Кавказа. Было объявлено об открытии отделения Изборского клуба в Адыгее, его руководителем избран председатель совета "Старейшины-Адыги" Аскарбий Аджигириев.

Приветствуя членов клуба, глава Республики Адыгея Аслан ТХАКУШИНОВ сказал:

Дорогие друзья, мы рады принять такое уважаемое сообщество патриотов-интеллектуалов на нашей адыгской земле. Нам есть, чем гордиться. Среди лучших регионов Российской Федерации по реализации майских указов президента РФ Владимира Путина в сфере государственного управления Адыгея стоит на первом месте. По выполнению майских указов президента в сфере жилищно-коммунального хозяйства регион номер один — тоже Адыгея. По качеству финансового обслуживания в последние пять лет мы стабильно входим в число пяти лучших регионов. За девять лет мы построили 344 новых, самых современных объекта: школы, больницы, заведения культуры, плавательные бассейны, стадионы.

Мы богаты не нефтью, газом, алмазами, золотом. Наше золото — это люди, которые честно трудятся и делают всё, чтобы у нас было согласие, благополучие. Это думающие созидатели, умеющие работать.

65% нашего населения — это славяне. 25% — адыги. У нас проживают армяне, евреи, греки, мы многонациональная республика. Адыгея — благополучный, бесконфликтный регион. Все понимают: если живём хорошо — то всем хорошо, а если плохо — то плохо всем. И то спокойствие, что царит в республике, — это наша общая гордость и заслуга — и руководства, и граждан, которые дорожат стабильностью, что позволяет хорошо жить, развиваться, растить детей.

Мы хотим быть в гуще событий, происходящих в нашей стране, потому почтим за честь создание Изборского клуба в Адыгее.

Александр ПРОХАНОВ, председатель Изборского клуба.

Дорогие друзья, я рад, что представители уважаемых народов Кавказа почтили заседание Изборского клуба своим присутствием.

Сегодня идёт сложный, противоречивый, но неуклонный и очевидный процесс выстраивания государства после чёрной дыры 90-х годов. Этому процессу необходимо дать имя, определить объёмы и контуры, куда вливается наше российское государство. Изборский клуб берёт на себя эту амбициозную задачу. Начав нашу деятельность встречей столичных интеллектуалов, мы приступили к распространению нашей идеологии, задач на российские регионы. Наша цель — чтобы местная интеллигенция не чувствовала себя отдалённой, не участвующей в процессе выработки идеологии государства. Чтобы она выстраивала не только местный политический, идеологический процесс, но и наш общий, российский.

Советские вожди создали удивительную геостратегическую, геополитическую архитектуру на Кавказе. Это создание было непростым: иногда оно проходило под грохот пушек, иногда под невидимое звяканье золотых и серебряных монет, и постоянно — через диалоги, дипломатические усилия. И в конце концов в советское время была создана удивительная творческая, плотная, как кристалл, кавказская цивилизация. В неё входило множество народов, культур. И благодаря своей внутренней стойкости, организованности, благодаря тому, что потенциалы народов, живущих на Кавказе, складывались, образовался синергетический эффект. Когда кавказская цивилизация была промышленной, экономической, была и очень мощная культура. Отсюда в общероссийскую копилку двигались не только материальные ценности и приобретения, но колоссальные творческие, духовные, мистические энергии, которые оплодотворяли всю огромную, многоаспектную культуру Советского Союза. Эта цивилизация была драгоценным и невиданным достоянием нашей страны, потому что подобного ансамбля не было ни в одном краю мира. А если к этому добавить Поволжскую цивилизацию, где вдоль "реки русского времени" Волги сложились удивительные ансамбли множества народов, которые вышли, как к водопою, к Волге? Нашу северную, полярную цивилизацию, где наряду с грандиозными государственными машинами существует множество крохотных народов? Советский Союз, а до этого царская империя были потрясающей мозаичной иконой, в которую каждый народ, каждая культура вносили свой блеск, свою неповторимую красоту. После 1991 года этот ансамбль был разрушен самым страшным образом. Кавказская цивилизация треснула, развалилась на фрагменты. Она разваливалась не тихо, а громко и страшно. Чего стоит азербайджано-армянский конфликт, который длится по сей день. Чего стоят первые войны, которые Грузия вела против Южной Осетии и Абхазии. А чего стоят две войны, которые вела Москва с сепаратистски настроенной Чечнёй! Осетино-ингушский конфликт, страшная драма, резня. Все эти беды, насилие истощили кавказскую цивилизацию, она словно бы потеряла ориентир, целостность, народы будто заблудились. Они хотели мира, жаждали быть вместе, но не понимали, под какими знамёнами, какими эмблемами они сойдутся. Эта неопределённость во многом существует и по сей день.

Мы сегодня декларируем, что наша родина является многонациональной державой, и что в этой многонациональной державе нет ни крохотных, ни великих народов, а все народы являются драгоценной необходимостью, каждый из народов несёт свою огромную, иногда даже трагическую, непосильную ответственность, поддерживая государственность, державу в своём месте и в своё время. Но несмотря на эти абсолютно справедливые декларации, предстоит большая работа по восстановлению духовной, геополитической, моральной целостности кавказской цивилизации. Потому что будущее разломано и разгромлено, оно дырявое. Через эти дыры, через эти проколы сюда, в Россию, с юга пойдут (и уже начинают идти) страшные разрушительные силы. С помощью только лишь силовых структур не удастся остановить деструктивный ислам, атаку ИГИЛ. И, основывая здесь наш изборский куст, мы полагаем что вы, знатоки, радетели, болеющие за свою родину, за свою религию, за Кавказ, поможете нащупать эти тонкие инструментарии, контуры, которые позволят описать новую кавказскую цивилизацию и наметить пути для устранения глубинных конфликтов. Это сложнейшая задача. Её не решить в одночасье. Её не решить и десятку мудрецов. Но эту работу необходимо начать. Мне показалась важной готовность адыгов прибегнуть к институту народной дипломатии, о чём они нам поведали. Этот институт оперирует не экономическими составляющими. Он не предлагает двум народам — осетинам, например, и ингушам — какие-то транши, деньги, которые могут примирить. Деньги ссорят, калечат отношения. Не предлагается землемер, который пройдёт с аршином по земле и отмерит участки: это — ингушская, это — осетинская, это — русская, это — дагестанская, это — ставропольская. В народной дипломатии есть другое — возможность, находясь среди народов, предложить им любовь, воспевание друг друга, духовную, связанную с культурой, с религией, с обожанием, с любованием, форму сосуществования.

Полученные народами травмы, взаимные обиды, сдерживаются политикой руководителей регионов, но они есть. И ликвидировать из можно только культурой, целебными волшебными действиями, как бы наложением рук на эти раны, врачеванием, исцелением ран через диалог, через встречу, через солидарность, через чаепитие, через виночерпие. Адыгея — наиболее благоприятная, спокойная республика, в которой не действуют разрушительные экстремистские силы. Здесь происходит удивительное, тонкое, гармоничное взаимодействие православного христианства и ислама. Республика демонстрирует своё восхождение, адыгский народ выстраивает новое будущее. Мы очень рассчитываем, что наши адыгские братья и пришедшие сюда представители других республик, Абхазии, вольются в эту работу. Потому что так уж устроено государство Российское, что во все свои периоды цветения оно опиралась на таланты, на дарования, на божественное упование всех составляющих её народов.

Владимир НАРОЖНЫЙ, председатель государственного Совета-Хасэ Республики Адыгея.

Разрешите мне от имени депутатов парламента поприветствовать столь представительную делегацию экспертного сообщества Изборский клуб на древней и гостеприимной земле Адыгеи. Полагаю, что выработанные в рамках проведения сегодняшнего мероприятия идеи станут знаковой вехой в развитии и укреплении межнациональных и межконфессиональных отношений в регионе, дадут импульс по формированию обновлённой, патриотически ориентированной государственной политики во всех сферах национальной жизни. История государства Российского — это непростой, тернистый, порой драматичный путь народов к осознанию и обустройству своего бытия в границах единой многонациональной страны, понимания того, что мы все — граждане великой России и равной степени несём ответственность за её судьбу. Множество культур, языков и традиций на необъятных просторах России всегда играли определяющую консолидирующую позитивную роль в формировании уникального державного облика страны. Сегодня Россия возрождается вопреки дьявольским козням и усилиям наших зарубежных недругов и их доморощенных помощников. И, как много веков назад, это происходит благодаря единению всех здоровых сил, созданию сильной коалиции патриотов-государственников, доминированию здравого смысла над химерными и разрушительными идеями псевдолибералов. Самое ценное, что есть у нашего народа, — это память и вера. Пока мы помним — мы живём, ощущаем себя частью единой великой страны. Любовь к Отечеству, солидарная ответственность за его судьбу, дружба и братство народов всегда были и остаются духовными скрепами нашего общества.

Валерий КОРОВИН, член Общественной палаты, выступил с докладом "Три социально-политических проекта развития Северного Кавказа".

Мы довольно свободно оперируем понятием "народ". "Народы Кавказа", говорим мы. Но не задумываемся о том, что в нынешнем нормативно-правовом поле такого понятия, как народ, не существует. И главный, последний бастион, который хоть как-то подчёркивает нашу идентичность, — это понятие "гражданство" и принадлежность к Российскому государству. В 1990-е годы была введена такая категория, как россиянин. "Все мы — россияне", повторяем мы, и этот так с правовой точки зрения, но при этом никаких народов в правовом поле не существует. Нет адыгов, нет чеченцев, нет якутов, а есть абстрактные, безликие россияне. Это очень странный диссонанс, потому что фактически народы есть. Народ — это органическая общность со своей историей, со своей традицией, со своим языком, с наследием предков… Но в ходе либерального эксперимента, который был реализован в 1990-е годы, это явление было размыто, оно было стёрто и вычеркнуто из нашей жизни, а вместо него был предложен концепт гражданской политической нации. Мы часто используем категории "гражданское общество", "политическая нация", "гражданская политическая нация", но не всегда задумываемся над тем, что это такое, либо же каждый понимает под этими явлениями что-то своё. "Гражданская политическая нация" — это — простыми словами — плавильный котёл. То есть это некая среда, в которой происходит атомизация каждого конкретного индивидуума путём стирания его коллективной идентичности, отрыва его от коллективного сообщества, к которому он относится, и последующее постепенное перемешивание. По сути, гражданское общество или гражданская политическая нация — это изъятие органической коллективной идентичности в пользу искусственной политической. Это стирание принадлежности к тому или иному народу как органической общности, это создание безликого, атомизированного, перемешанного общества. И именно эти два явления заложены в нынешнюю концепцию развития межнациональных отношений до 2025 года. Первый тезис, который заложен в этой концепции, — сохранение многообразия культур, традиций, языков, обычаев народов России. Второй тезис — цель этой концепции: создание гражданской политической нации. Это два взаимоисключающих вектора, но, тем не менее, они включены в подписанную указом президента концепцию. Всё это происходит по той причине, что мы ещё находимся в плену тех либеральных химер, которые были навязаны нам извне в момент распада советского государства. Коллективная идентичность в советский период была облечена в формат так называемых национальных республик. И если у народа существовала титульная национальная республика, то этот народ существовал. Это была единственная фиксация его коллективной идентичности как народа, и эта фиксация — политическая. Это не фиксация идентичности, это политическая форма существования субъекта — сейчас мы говорим о Российской Федерации, а тогда — единого советского государства. А сколько народов не имело и не имеет до сих пор политической формы самоорганизации, то есть своей титульной республики? А сколько народов раскидано по разным национальным республикам? И адыги тому самый яркий пример. Существует Республика Адыгея, но в ней живут не только адыги, а адыги живут не только в Адыгее, но и в Кабардино-Балкарии — это кабардинцы, в Карачаево-Черкесии — это черкесы. То есть мы видим, насколько не соответствует действительности то административное деление, которое было создано, и насколько эта система не соответствует тому многообразию народов, культур, языков и традиций, которые есть на Северном Кавказе сегодня. Именно этот диссонанс и создаёт одну из важнейших проблем нынешней российской государственности. А именно — проблему русского народа. Ведь русский народ — это тоже коллективная идентичность, надэтническая общность, сложившаяся на основе финно-угорских, восточнославянских, тюркских, кавказских народов, взявшая общее название, вошедшая в историю и создавшая континентальное государство, простирающееся от восточных границ Европы до Тихого океана. А когда-то зона контроля этого государства была гораздо больше и гораздо шире, это было имперское государство в том понимании, что империя — это стратегическое единство многообразия форм. И где русский народ в этом государстве, где, например, русская республика? Но самое главное, что русские — это не происхождение, а единый культурно-цивилизационный тип. То есть русским можно стать, приняв русскую идентичность, приняв русский язык как свой, русскую культуру, русскую традицию, быт, уклад, а ещё стать православным и поэтому стать русским, и при этом быть выходцем из другого народа или из другого этноса. Как говорил товарищ Сталин, "я русский грузинского происхождения". И это совершенно точная формула, которая подчёркивает суть русских как коллективной цивилизационной идентичности.

В 1990-е годы происходил стремительный, массовый отток русских с Северного Кавказа. Происходило это по той причине, что нормативно на Северном Кавказе существовали титульные республики, в название которых были вынесены титулы тех или иных народов Северного Кавказа. У русских не было никакого титула, они не принадлежали ни к одному типу национальных республик. И мы должны констатировать, что в некоторых национальных республиках Северного Кавказа русских практически не осталось. Кстати, Адыгея занимает первое место по количеству русских, оставшихся здесь на постоянном проживании.

А какие пути выхода из ситуации? Первый проект — это проект сохранения статус-кво, то есть той ситуации, которая наблюдается сегодня, а именно: массовой деиндустриализации, которая и вызвана была оттоком русских, в первую очередь специалистов, инженеров, деятелей науки, культуры, экспертов, учёных, что привело к обрушению индустриальной и научной базы Северного Кавказа в целом и, как следствие, к падению уровня экономического развития. Отсюда такая высокая дотационность Северного Кавказа. Если так продолжится и дальше, тот уровень индустриального развития, то количество городов, которое существует сегодня на Северном Кавказе с советской эпохи, будет и дальше требовать большого количества средств на содержание. Которых нет. Которые подразумеваются как постоянное дотирование, и в случае экономического кризиса и углубления экономических проблем мы можем прогнозировать отделение либо частей Северного Кавказа, либо всего Северного Кавказа от российской государственности. Это самый драматический сценарий, который обусловлен именно падением экономического развития и разрывом уровня потребления и уровня реальной экономики на Кавказе. То есть, грубо говоря, Кавказ не способен сегодня сам себя содержать. Он требует большого количества внешних вливаний. Если поток этот ослабнет, то Северный Кавказ станет средой для внешнего воздействия. Сюда зайдут западные эксперты, политтехнологи, которые начнут раскачивать ситуацию, играя на экономических и социальных проблемах.

Второй сценарий — это новая индустриализация, то есть реиндустриализация Северного Кавказа. Это попытка вновь восстановить тот объём промышленного и научного потенциала, который существовал в советский период. И третий сценарий — это сценарий поэтапной, плавной деиндустриализации, но с одновременным восстановлением традиции. Это возвращение к традиционным формам бытия, общинам, к аграрным формам, преимущественно, обеспечения своего существования, традиционным формам хозяйствования. Это восстановление религиозного фактора, его доминирующего влияния, это восстановление той традиционной формы существования Северного Кавказа, которая была присуща ему столетиями и которая была связана с сохранением традиций, что значительно снижает уровень экономических запросов и снимает острую необходимость индустриального обеспечения. Необходим нормативный возврат использования такой категории как народ. Это значит, что главным субъектом Российской Федерации становится не случайным образом обрисованная административно-политическая структура, не отвечающая ничему: ни ареалу проживания того или иного народа, ни заселённости её тем или иным народом, — а народ как органическая общность, как субъект федерации, как главная базовая социальная категория. Хочу обратить внимание на необходимость легализации народов как явления и на уход от концепта гражданской политической нации, как от крайне вредного, размывающего коллективную идентичность и убивающего всё живое явления.

Аскер САЛАХОВ, председатель комитета по СМИ и межнациональным отношениям Республики Адыгея.

У нас в 1979-м году было 70,6% русских, на сегодня — 63,6%, то есть мы потеряли 7%, к сожалению. Да, сегодня уезжают и русские, уезжают и другие народности. Сегодня и у адыгов, и у русских естественного прироста нет. Прирост есть у других народностей, проживающих в республике. Вот статистические данные: переписи 1979-го, 2002-го и 2010-го годов. Например, армян было 1,6%, стало 3,7%. Курды — было 2 человека, сегодня официально 4,5 тысячи. Татары — было 2,5% и осталось 2,5%. Цыгане было 0,3%, стало 0,6%. Дагестанцев не было, сегодня — 1700 человек; ингушей не было — сейчас где-то 300 человек; чеченцев не было, а сейчас — 600. И так далее. С каждым лидером национально-культурного объединения — и которое действует, и кто не имеет национальных культурных объединений — работаем. Они участвуют во всех мероприятиях. В прошлом году и за шесть месяцев этого года у нас не было ни одного конфликта на национальной почве. Вопросы — экономические, социальные — не будут решаться, если не будет мира и спокойствия. Мы это понимаем и стабильностью в Республике очень дорожим.

Николай СТАРИКОВ, историк, председатель партии "Великое Отечество".

Я хотел бы подойти к вопросу, о котором говорил Валерий Коровин, с высоты геополитики. Абсолютно согласен с тем тезисом, что в сегодняшнем мире идёт размывание национальной идентичности в первую очередь, а дальше — ра